psyhologies.ru
тесты
текст: Александр Калинин 

«Групп смерти не существует»

Целый год в СМИ, социальных сетях обсуждают проблему существования «групп смерти», призывающих подростков к самоубийству. Психолог Катерина Мурашова уверена: истерия по этому поводу объяснима желанием «закрутить гайки» в интернете. Об этом она рассказала в интервью «Росбалту».
«Групп смерти не существует»

Лишь 1% подростковых суицидов в России связан с группами смерти в социальных сетях. Об этом сообщил заместитель начальника главного управления по обеспечению охраны общественного порядка МВД России Вадим Гайдов. С ним не согласны эксперты, которые общаются с трудными подростками. По мнению семейного психолога, автора книг для подростков, номинанта международной литературной премии памяти Астрид Линдгрен Катерины Мурашовой, никаких «групп смерти» вообще не существует.

Почти год тема о подростковых группах смерти не сходит со страниц прессы. Что происходит?

Катерина Мурашова: 

Истерия из-за так называемых групп смерти — это обычное общественное явление. Периодически нас накрывают подобные «волны».

Здесь необходимо говорить о трех феноменах. Первый — реакция группирования у подростков. Она есть и у животных. Например, молодые павианы и вороны сбиваются в группы. В группах молодежь обучается социальному взаимодействию и отражению нападений.

Второй феномен — дети и подростки любят опасные тайны. Вспомните страшные истории, которые ребята рассказывают друг другу в пионерских лагерях. Из разряда «одна семья купила черную занавеску и что из этого вышло». Сюда же можно отнести споры, «а слабо или нет» тебе одному пойти ночью на кладбище. Это все тайны с мистическим уклоном.

Третий феномен характерен для незрелого интеллекта — поиск теории заговора. Кто-то обязательно должен все эти нехорошие вещи устраивать. Например, во времена моего детства циркулировала идея, что стаканы в автоматах по продаже газировки специально сифилисом заражают иностранные шпионы.

В случае с группами смерти все три фактора совпали. Есть реакция группирования: все носят заклепки — и я ношу заклепки, все ловят покемонов — и я ловлю покемонов, все ставят на аватарки синих китов — и у меня должна быть аватарка с синим китом. Опять же имеется некая опасная тайна с размышлениями о смерти, любовью-морковью и накручиванием себя на тему, что меня никто не понимает.

Человека в принципе нельзя довести до самоубийства через интернет

И, конечно же, теория заговора. За всеми этими группами смерти должен кто-то стоять, некий доктор Зло из дешевого голливудского фильма. Но большинство таких явлений пофункционируют некоторое время — и сами по себе умирают.

Чтобы эта истерия стала действительно массовой, наверное, нужен и запрос на нее?

Запрос тоже должен быть. Например, истерию вокруг групп смерти можно объяснить желанием «закрутить гайки» в интернете. Или, скажем, родители хотят как-то объяснить детям, что сидеть в интернете вредно. Можно попугать их группами смерти. Но никакого отношения к реальности все это не имеет.

«Групп смерти не существует»

Нет никаких массовых самоубийств, инспирированных интернетом. Их не было и не будет! Человека в принципе нельзя довести до самоубийства через интернет. У нас очень мощный инстинкт самосохранения. Подростки, которые кончают жизнь самоубийством, делают это, потому что жизнь у них не сложилась в реале.

Сегодня нас накрыла истерия по поводу «групп смерти», а раньше какие волны были?

Можно вспомнить ситуацию с «детьми индиго», которые, как утверждалось, чуть ли не представляют новую расу людей. Мамочки начали группироваться в интернете и обмениваться мнениями о том, что их дети лучше всех. Но есть теория заговора — этих детей никто не понимает. Это же был бред сумасшедшего. И где теперь «дети индиго»?

Несколько лет назад обсуждали тему «Что нам делать с компьютерными клубами»

Были смешные случаи. После выхода песни «Нас не догонят» группы «Тату» ко мне стали массово приходить девочки. Утверждали, что они лесбиянки и их никто не понимает.

А несколько лет назад меня пригласили в Смольный на совещание в качестве эксперта. Обсуждали тему «Что нам делать с компьютерными клубами». Говорили, что в них дети зомбируются, что школьники воруют деньги для того, чтобы спустить их на компьютерные игры, и вообще, что в этих клубах уже кто-то умер. Предлагали пускать туда только по паспорту. Я посмотрела на собравшихся круглыми глазами и сказала, что ничего не надо делать, а просто подождать. Скоро в каждом доме будет компьютер, и проблема клубов отпадет сама собой. Так и произошло. Но дети массово не прогуливают школу ради компьютерных игр.

Сейчас в петербургском СИЗО сидит Филипп Будейкин — администратор одной из так называемых «групп смерти». В своих интервью он прямо заявлял, что подталкивал подростков к суициду. Даже называл количество покончивших с собой. А вы говорите — ничего нет?

Парень влип, а теперь щеки дует. Никого он ни до чего не доводил. Несчастная слабоумная жертва, повернутая на «лайках».

«Групп смерти не существует»Филипп Будейкин

Всеобщая истерия началась со статьи в «Новой газете». Там утверждалось, что прочесть материал обязан каждый родитель…

Ужасный материал, очень неприятный. Понаделали компиляцию из всего, что только можно. Но факты собрали профессионально. В том смысле, что эффект был достигнут. Еще раз повторю: бороться с группами смерти невозможно, потому что их просто нет. Никто массово детей до самоубийства не доводит.

Что же тогда может побудить молодого человека наложить на себя руки?

Хронически неблагоприятная ситуация в реальной жизни. Подросток изгой в классе, у него плохая ситуация в семье, он психически нестабилен. И на фоне этой хронической нестабильности должна случиться еще какая-то острая ситуация.

Родители так легко подхватывают эту истерию, потому что они в ней отчасти заинтересованы. Надо же на кого-то переложить ответственность за то, что их дети несчастны. Это очень удобно

Вот, например, девочка живет с папой-алкоголиком, который ее домогался годами. Потом она встретила парня, который, как ей показалось, ее полюбил. А он в итоге ей говорит: «Ты мне не подходишь, ты грязная». Плюс нестабильная психика. Вот тут подросток может покончить жизнь самоубийством. И сделает он это не потому, что какой-то школьник создал группу в интернете.

А почему эту истерию так легко подхватывают родители?

Потому что они в ней отчасти заинтересованы. Надо же на кого-то переложить ответственность за то, что их дети несчастны. Это очень удобно. Почему моя девочка вся раскрашена синим и зеленым? Что это она режет себе руки и постоянно говорит о самоубийстве? Так это потому, что ее в интернете до этого доводят! А посмотреть, сколько раз в день они разговаривают со своей девочкой о погоде и природе, родители не хотят.

Когда к вам на прием родители приводят своих «суицидников», а вы им говорите: «Успокойтесь, никаких групп смерти нет», как они реагируют?

Реакция разная. Иногда выясняется, что в школе было родительское собрание. Учителя просили проявить бдительность. И родители говорят потом, что они так и думали, что все это бред, только хотели получить подтверждение своим мыслям.

А люди с незрелой психикой утверждают, что в интернете сидят страшные злодеи, которые только и желают, что погубить наших детей, а вы просто не в курсе. Эти родители просто начинают паниковать.

Есть роман Дугласа Адамса «Автостопом по галактике» — это такая «хипповская библия». Главный лозунг этого произведения: «Не паникуй». А у нас взрослые, попав в поле массовой истерии, не пересматривают свое родительское поведение. Они не начинают больше общаться с детьми. Они начинают паниковать и требовать запретов. И не важно, что запрещать — группы смерти или интернет в целом.

Об эксперте

Катерина Мурашова – семейный и возрастной психолог. Автор нескольких книг для родителей, среди них «Все мы родом из детства» (Самокат, 2015). Живет в Санкт-Петербурге. Ведет блог на сайте snob.ru.

Источник: РОСБАЛТ

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Услышать сигналы тела и суметь их расшифроватьУслышать сигналы тела и суметь их расшифроватьБудет ли легкомыслием думать, что наше лицо, фигура, кожа, руки или форма ушей говорят нечто важное о нашем темпераменте, эмоциях или личной истории? Что мы можем узнать с помощью телесной психотерапии о нашем уникальном способе бытия в мире? Что знал Фрейд о языке симптомов и какую пользу работа с телом принесла нашей героине? К каким методам следует относиться с осторожностью и почему принципы психосоматики особенно эффективны при лечении детей? Краткий весенний курс взаимопонимания тела и души. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты