psyhologies.ru
тесты
текст: Мария Филиппенко 

Александр Ф. Скляр: «Больше всего я ценю тишину»

Он работал дипломатом в Северной Корее, но бросил престижную должность ради рок-н-ролла. Его группу «Ва-Банкъ» заслуженно называют ветераном интеллектуального отечественного панк-рока. А на своих сольных альбомах он поет песни Вертинского и Утесова, Соловьева-Седого и Астора Пьяццолы. Музыкант, артист и телеведущий Александр Ф. Скляр листает альбом с личными фотографиями и комментирует самое важное.

Александру Ф. Скляру 50 лет.

Буква «Ф» в сценическом имени – знак уважения к отцу Феликсу. В 1986 году создал группу «Ва-Банкъ», на счету которой больше десяти альбомов. Выпустил семь сольных пластинок. В 1994 году основал молодежное музыкальное движение «Учитесь плавать», направленное против тяжелых наркотиков и фашизма. Сейчас ведет несколько телепередач: «Роковые ночи с А. Ф. Скляром» на «Культуре» и «Другое кино с А. Ф. Скляром» (канал ТВ3). Снимается в кино. Последняя работа – в фильме Игоря Лебедева «Закрытые пространства» (в прокате с 14 августа).

«Хочу слушать собственную жизнь»

«Все, что нас окружает, – это музыка. И звук моей машины, и шум ветра, врывающегося в приотворенное окошко. И человеческий голос, и стрекот стрекозы. Слушание музыки – сложный мыслительный и одновременно духовный процесс. Я не хочу, чтобы посторонняя музыка вторгалась в мою жизнь, особенно против моего желания. И поэтому более всего ценю тишину».

«Семья для меня – мир свой, особый»

«Семья – это мир, во многом закрытый от внешнего влияния. Это свой круг обязанностей, своя мера ответственности, свои переживания. Мой сын Петр, жена Лена, родители Ирина Викторовна и Феликс Сидорович – мои самые близкие люди. Недавно я пригласил родителей в ресторан ЦДЛ и почувствовал, что никогда мне не было так вкусно. Наличие своих стен, обжитого пространства мне просто необходимо. Не могу творить в чужой обстановке и даже жить в гостях долго не могу. Никогда не приглашаю домой малознакомых людей. А в мой кабинет вообще посторонним вход запрещен».

«Рок-н-ролльные безумства прошли мимо меня»

«Рок-н-ролльные безумства прошли мимо меня»

«Музыкальную карьеру я начал позже, чем принято, и поэтому избежал многих ошибок юности, связанных с рок-н-роллом: не сел на иглу, не включил «звездного», не испещрил всего себя татуировками, не убил печень, да мало ли что еще. Я стал музыкантом осознанно и потом уже никуда не сворачивал. Обычно к тридцати годам настоящие рок-музыканты успевают выложиться полностью и даже уходят со сцены, иногда – в никуда. Лишь немногие музыканты, перешагнувшие этот критический возраст, не сходят потихонечку на нет, а становятся матерыми живыми легендами. Такими, как Дэвид Боуи, Роберт Плант, Том Уэйтс. Естественно, Утесов и Вертинский. Я сам пока не матерый, но хотел бы стать именно таким».

Кто я?

Кто я?

«Артист. Музыкант. Поэт. Немножко, может быть, философ. Взрослый человек, и дело, которым я занимаюсь, – дело серьезное. Скорее солнечный, чем лунный. Я интересуюсь жизнью: новые книги, фильмы, альбомы... Я безумно увлекающийся, но твердо стоящий на ногах. Едва ли не больше всего на свете ценю собственную внутреннюю свободу, но понимаю, что полной свободы не бывает, – творческий человек всегда зависит от публики, а семейный – от своих близких. Непросто схожусь с людьми и не слишком заинтересован в новых знакомствах, но умею ценить хорошего собеседника и чужое мнение, если оно основано на аргументах. Люблю вкусно поесть, но ненавижу готовить. Всю жизнь посвятил музыке, но с годами слушаю ее все реже. Я уверенно смотрю в будущее. У меня масса планов, но, увы, гораздо больше, чем мне дано осуществить».

«Стараюсь доверять интуиции»

«Стараюсь доверять интуиции»

«Однажды на гастролях в Томске нам с Костей Кинчевым местные ребята предложили полетать на воздушном шаре. Я всячески отказывался, предчувствуя нехорошее, и меня чуть ли не силой запихнули в корзину. В результате мы неудачно приземлились, я сильно ударил грудную клетку, и последствия этого еще долго ощущались – петь было практически невозможно. Чувства часто подсказывают нам, что делать, ведь все логически просчитать невозможно. Я стараюсь доверять внутреннему голосу. Именно исходя из этого, сейчас я не занимаюсь ничем экстремальным: просто стал ответственнее относиться к тому, что я делаю. Зачем идти на эксперименты, которые могут повредить основному делу?»

«Капитан на лыжах»

«Капитан на лыжах»

«В моем родном московском дворике на улице Телевидения (теперь это улица Шверника) я впервые встал на лыжи. Это были жуткие деревянные уроды с тесемками для валенок. Чудом сохранилась фотография, сделанная дедом, на обороте которой написано: «7-летний капитан отправляется в свое первое плавание». Когда я подбирал картинки для оформления моего первого сольного альбома из серии «Библиотека путешествий», я нашел этот снимок в дедушкином альбоме и подумал: вот оно! Начиная свое музыкальное путешествие, я ощущал себя таким же маленьким мальчиком, как тот, что встал тогда на лыжи».

«Независтливость и гармония с собой – это от дедушки»

«Независтливость и гармония с собой – это от дедушки»

«Мой дедушка Виктор Петрович был незаурядным человеком. Он был инженером и при этом любил фотографировать, играл на скрипке. Когда я принял нелегкое решение, что ухожу из МИДа и становлюсь профессиональным музыкантом, он единственный безоговорочно меня в этом поддержал и до конца своих дней следил за моими музыкальными успехами. Независтливость, независимость и гармонию с собой – эти качества я постарался от него перенять. Участок в восемь соток в Купавне, который когда-то дали дедушке и где я в детстве проводил все лето, и поныне для меня одно из любимейших мест на свете. Я до сих пор живу в летнем домике, который он сам построил, собираю яблоки с яблони, которую он посадил, и даже сплю на его железной кровати».

«Джими Хендрикс всегда со мной»

«Джими Хендрикс всегда со мной»

«Хендрикс был и остается для меня артистом номер один. Мое первое мощнейшее впечатление, удар под дых. Никто другой не выразил с такой полнотой, страстностью, силой суть рок-н-ролла через электрическую гитару. Для меня Хендрикс – воплощение духа музыки. Давным-давно мне в руки попал его испорченный альбом In The West – кто-то оставил гвоздем жуткую царапину через всю пластинку. Я вырезал с обложки его портрет, и он прошел со мной через все эти годы. Сейчас фотография стоит на полке в моем кабинете, ее видно с любого места. По сравнению с этим гением я до сих пор остался нерадивым пареньком».

«Я дорожу своей внутренней свободой»

«Я дорожу своей внутренней свободой»

«Я гораздо более счастливый человек, чем те, которые обитают на участках роскошной жизни, данных им сильными мира сего. Но не за просто так: ты, мой дорогой, придешь и споешь, когда мы тебя поманим и то, что мы тебе прикажем, а иначе все это будет у тебя отобрано! Я никогда не был придворным музыкантом и никогда им не буду. Все, что у меня есть, я заработал сам, пусть это мало и убого по сравнению с ними, но зато у меня осталась внутренняя свобода. И ее у меня можно отобрать только физически; но и тогда я бы научился творить, даже в неволе».

«Взгляд в прошлое помогает двигаться вперед»

«Взгляд в прошлое помогает двигаться вперед»

«У меня дома есть представители всех поколений аудиотехники – от патефона и лампового американского магнитофона 40-х годов до японского кассетного проигрывателя. И все работает. А еще стоит «вертушка» с радиоприемником «Люкс-2» Рижского завода – когда-то это было пределом мечтаний советского человека. Иногда я слушаю виниловые пластинки. Это некая другая волна. Важно иметь какие-то свои предметы, связанные с прошлым, чтобы поддерживать внутреннюю традицию. Любимые книги, фильмы позволяют держать свою жизнь перед мысленным взором. И двигаться вперед».

«Море – это моя стихия»

«Море – это моя стихия»

«Это символ свободы, безграничности, неоконченности бытия. Возможность плыть, куда я хочу. Вода хорошо передает идею музыки: она живая, она дышит. Если я долго не бываю на море, то начинаю по нему тосковать: мне нужно его прикосновение, да что там – просто посмотреть на эту безграничную гладь. У всех моих любимых музыкантов и поэтов – Вертинского, Утесова, Гумилева, Рембо – было великолепное ощущение моря. Мое любимое море – Средиземное. Это колыбель нашей культуры, и в нем сконцентрировано слишком много ассоциативных связей с моим внутренним миром. Я считаю себя больше европейским человеком, чем азиатским. Когда я был на Родосе, я четко ощутил, что мои корни – там».

Источник фотографий: Владимир Астапкович, из домашнего архива, из личного архива
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Антистресс: как жить спокойнееАнтистресс: как жить спокойнееМы часто ищем способ снизить напряжение и избавиться от стресса. Но забываем, что стресс дает нам шанс лучше осознать свои эмоции, перестать их бояться и обрести внутренне умиротворение. Что такое стресс с точки зрения нейропсихологии и что мы можем ему противопоставить? Как избежать истощения и согласовать требования общества с личными интересами? Досье поможет распознать тревожные сигналы, определить причины стресса и найти жизненный баланс. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты