psyhologies.ru
тесты
текст: Ольга Шумяцкая 

Дарья Мороз: «Со мной всегда мое детство»

Этой осенью мы увидим ее на телеэкранах в проекте Владимира Хотиненко «Достоевский» и 8-серийном фильме Тэмо Эсадзе «Холодное сердце». Помимо того, она готовится к новой роли – роли матери. Актриса Дарья Мороз листает личный фотоальбом и комментирует самое важное.

ДАРЬЕ МОРОЗ 27 лет.

Актриса МХТ им. Чехова. Занята в десятке спектаклей репертуара, среди которых «Женщина с моря» Генрика Ибсена, «Тартюф» Мольера, «Изображая жертву» братьев Пресняковых. В кино снимается с трехмесячного возраста. Снялась почти в 40 фильмах. За роль Настены в фильме Александра Прошкина «Живи и помни» удостоена премии «Ника», за ту же роль в спектакле Художественного театра – премии «Чайка».

Кто я?

Кто я?

«Можно сказать, что я трудоголик, даже чересчур. И в этом смысле я дочь своих родителей (родители Дарьи – режиссер Юрий Мороз и актриса Марина Левтова. – Прим. ред.). Я ребенок, который не хочет выглядеть взрослым. Мне приходится надевать разные маски, даже когда я этого не хочу. Но как бы я ни «кривлялась», профессия для меня – огромная, если не основная часть жизни. Она всепоглощающая. Иногда мне хочется отдохнуть от количества народа, с которым приходится встречаться и работать. Я удивляюсь людям, которые не могут жить без постоянного общения. Мне общения хватает в работе, и иногда возникает желание, чтобы меня никто не трогал. Наверное, я не очень люблю людей, а с другой стороны, я думаю, что люди лучше и добрее, чем кажутся». «Я не решаюсь обернуться к прошлому» «Когда-то в детстве я вела дневники, но боюсь их перечитывать. Мне кажется, не надо смотреть в ту сторону – это как компромат на саму себя. Я не хотела бы прочитать дневники своей мамы. Это очень страшно и, по-моему, не нужно: тайны должны оставаться тайнами. Мама, например, всегда говорила мне, что она была круглой отличницей, и, когда я уже в сознательном возрасте нашла ее аттестат, там оказалось три четверки по тем же предметам, что и у меня!.. Я понимала, что она это говорила с воспитательной целью. Казалось бы, мелочь, какие там тайны, но этот аттестат очень на меня подействовал».

«Десять лет любви»

 «Десять лет любви»

«В детстве я столько раз смотрела фильм «101 далматинец», что кассета порвалась. Родители долго не поддавались на мои уговоры купить щенка. И вот однажды у нас появилась полуторамесячная Долличка. Тогда она еще была безымянная, и я сидела с английским словарем, искала ей имя. Все время возле нее дежурила – проверяла, дышит ли она, как проверяют детей. Долличка прожила десять лет. Она запредельной любовью любила папу. Он приходил домой, садился на корточки, она запрыгивала на него сверху – две лапы по бокам, передние лапы на плечи – и облизывала ему уши. Не знаю уж, из-за Доллички или нет, но я совершенно не могу смотреть, когда с животными что-то происходит на экране, – я испытываю от этого ужас».

«Неправильность – моя манера»

 «Неправильность – моя манера»

«Я очень люблю вязать, лепить. Для меня это, с одной стороны, момент концентрации, а с другой – расслабления. Но главное – огромное удовольствие оттого, что я сделала что-то, что можно потрогать руками. Кукол я делаю из пластика, потом расписываю, одеваю и ставлю на подставки. Это всегда персонаж с характером, размером с ладошку или две. Есть среди них конкретные персонажи, например брейгелевский Слепец или Георгий Данелия. А однажды получилась кукла, ужасно похожая на Сергея Маковецкого, хотя я делала просто человека в клетчатом костюме. Теперь он живет у папы и зовется «Маковецкий в роли Азазелло». В основном у меня получаются уродцы с неправильными лицами, большими ртами, большими носами, не совсем пропорциональные, в странных костюмах. Мне кажется, что эта неправильность и есть моя манера».

«Как работала Натали Портман !»

«Как работала Натали Портман !»

«Много людей, проходивших через мою не очень долгую жизнь, на меня влияли. И Алла Покровская, у которой я училась, и Георгий Данелия, и Александр Прошкин, у которых я снималась. И в первую очередь, конечно, родители. Были еще фильмы и мультики, которые привозили наши друзья из Англии. Когда я должна была сниматься у Гарика Сукачева в «Кризисе среднего возраста» – мне было 12 лет, – мама нашла фильм «Леон» и сказала: «Сиди и смотри, как там девочка замечательно работает». А я даже не понимала, как у нее так получается: раз – и плачет. Не знаю, научилась ли я чему-либо у Натали Портман? Наверное, да».

«Со мной всегда говорили как со взрослой»

«Со мной всегда говорили как со взрослой»

«Однажды в детстве ко мне приехала подружка, и я чем-то ее обидела. А наши мамы сидели на кухне. Они забрали Марьяшку к себе, а меня оставили в комнате. Я стала бешено убирать комнату, все убрала и сижу в своей гордости. Вдруг открывается дверь, входит мама с тарелкой каши и говорит: «На, ешь, одиночество». И тут мне стало так стыдно. Вообще, мама при всей ее мягкости могла меня поставить на место без криков и упреков так, что мне уже не хотелось ничего подобного повторять. Со мной всегда говорили как со взрослой. В дети никогда не записывали. И ответственность, и отсутствие хамства, и честность – планка была недетская. И мне самой казалось, что я очень взрослая. Я не уверена, что это хорошо, и сейчас жалею, что пропустила подростково-разгильдяйский период. А в возрасте от 16 до 20 после маминой гибели надо было как-то выбираться, заново налаживать связи с миром, поэтому я себе дала установку быть еще взрослее, еще самостоятельнее. Конечно, это сказывается, ведь переходного периода не было и детство – оно никуда и не делось. Я могу тысячу раз делать вид, что я большая и умная, но это не так. Но сейчас я уже меньше боюсь казаться слабой и «детской».

«Это у меня от бабушки»

«Это у меня от бабушки»

«До школы я подолгу жила в Донецке у папиных родителей – бабушки Лиды и дедушки Паши. Бабушку я обожала. Она была человеком веселым, красивым, закаленным войной и голодом. В каком-то глубоко сознательном возрасте – папа уже вырос – бабушка сказала дедушке: «Купи мне холст и краски, я буду рисовать». Она покупала открытки с репродукциями и сри-совывала сюжеты. У нее в комнате висели две картины: «Гибель Помпеи» и «Иван Грозный и сын его Иван». Причем сделано это было классно. Она мне рассказывала, что у нее никак не получались глаза Грозного. Она ходила по городу и искала человека с такими же глазами. И нашла – какого-то бомжа в подворотне. Долго за ним наблюдала, а придя домой, села и нарисовала эти глаза. Я думаю, что по большому счету все мои притязания на рисование и потребность что-то делать руками – оттуда, от бабушки».

Источник фотографий: PHOTOXPRESS, Из личного архива, ТИМУР МУХОНКИН
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье