psyhologies.ru
тесты
текст: Виктория Белопольская 
PSYCHOLOGIES №6

Джессика Честейн: «У меня есть шестое чувство – чувство благодарности»

Она стала звездой стремительно, но ей не всегда везло. Она из семьи почти за чертой бедности и к работе относится «по-пролетарски»: месяцами готовится к ролям в музеях и библиотеках. А на оскаровскую церемонию предпочитает пойти с бабушкой. Встреча с Джессикой Честейн, которая знает, что самый короткий путь – вверх почти по вертикали.
Джессика Честейн ФОТО Getty Images 

Рыжие люди мне кажутся несколько легкомысленными. Чуть несерьезными. И часто радостными. К Джессике Честейн относится только последнее: она – правда-правда – в реальности просто радует глаз. И когда она смеется, в ней смеется все – глаза, плечи, маленькие белые руки, и нога, закинутая на ногу, и веселые туфли-балетки с имитацией звериной мордочки, и ярко-зеленая рубашка, и белые брюки со сборками на манжетах, какие-то девчоночьи, детсадовские. Она явно от природы неунывающий человек. Но в ней нет, совсем нет легкомыслия.

Кстати, она некрасивая – вы заметили? Носик уточкой, бледная кожа, белесые ресницы. Но вы ведь не заметили.

Я тоже не заметила. Она до такой степени актриса, что может быть любой. Она жалкая, обольстительная, хищная, трогательная, преступница, жертва, гот в черной коже и дева в кринолине. Мы ее видели рокершей в «Маме» Андреса Мускетти, злодейкой в «Багровом пике» Гильермо дель Торо, агентом ЦРУ и «Моссада» в «Цели номер один» Кэтрин Бигелоу и «Расплате» Джона Мэддена, нелепой домохозяйкой-неудачницей в «Прислуге» Тейта Тейлора, скорбящей матерью в «Исчезновении Элеанор Ригби» Нед Бенсон, матерью-мадонной, воплощением самоотверженности в «Древе жизни» Терренса Малика и наконец, Саломеей с ее обольщением и вероломством.

Ее нельзя не узнать, нельзя не отделить от фона. А Честейн, сидящая передо мной, не имеет ничего общего со всей этой мощью – своего актерского дара, способности управлять нашими эмоциями, умения организовать вокруг себя пространство экрана и при этом быть лишь частью целого. И никакой легкомысленности. Наоборот, она берет всю ответственность на себя – сама начиная наш разговор под запись.

Джессика Честейн:  

Только не спрашивайте меня, как я стала знаменита за сутки. И что я чувствовала, когда шла по красной дорожке Канна с Брэдом Питтом и Шоном Пенном. После стольких лет отказов и неудачных проб. Не спрашивайте.

Psychologies:  

Это почему?

Дж. Ч.:  

Потому что… Да ведь мне все этот вопрос задают – про мой 2011-й, когда сразу шесть фильмов, которые снимались в разное время, вышли в течение полугода. И меня стали узнавать. Понимаете, мне было уже 34, это возраст, когда другие, более успешные актрисы со страхом думают: что же дальше? Я уже не девушка, маловероятно, что сохранюсь как романтическая героиня… И будут ли меня теперь хотеть… во всех смыслах (смеется). В том числе – и будут ли снимать. Мне было уже 34. И я понимала, что действительно ценно, а что так, декор.

«Я считаю, что чувство благодарности – это главное чувство, которое должен уметь испытывать человек»

Когда мне было 25, покончила с собой моя сестра Джульет. На год меня младше. Мы мало виделись перед этим – она поссорилась с мамой, решила жить с нашим биологическим отцом – мы только в старших классах узнали, что он наш отец, в свидетельстве о рождении в графе «отец» у нас прочерк. Родители были подростками, когда соединились, потом мама от отца ушла… Джульет страдала депрессией. Долгие годы. И отец ничем ей помочь не смог. Она застрелилась из его пистолета в его доме… Ей было 24 года… Мы росли вместе, а я ей тоже помочь не смогла.

Это все меня перевернуло: мои представления – об удачах, неудачах, деньгах, карьере, о благополучии, об отношениях, о шмотках, об «Оскарах», о том, что кто-то может считать меня дурой… Обо всем. И я стала расценивать свою жизнь как сплошную удачу. Не взяли в картину – фигня какая, зато я работаю и зарабатываю. У него появилась другая? Уж как-нибудь переживу, я же жива.

Но ведь так вы занижаете себе планку?

Дж. Ч.:  

А я бы назвала это смирением. Я не смогла распознать приближающуюся смерть, бездну перед ближайшим человеком – чего теперь хорохориться? Для чего делать вид, что размер гонорара хоть что-то определяет? Надо пытаться больше видеть! Отец через некоторое время после самоубийства сестры умер. Я не была на похоронах. Не потому что почти не была с ним знакома, а потому что… Знаете, в моей жизни есть один необыкновенный человек. Это мой отчим, Майкл. Он просто пожарный… Нет, не просто.

Он по призванию спасатель и спаситель. И когда он в нашем доме появился, я впервые почувствовала, что такое спокойствие, защищенность. Я была ребенком, лет восемь мне было. До него я никогда не чувствовала себя уверенно. С ним в моей жизни появилось абсолютное чувство безопасности. Да, нас иногда выселяли за просрочку квартплаты, да, у нас часто не было денег – все-таки пятеро детей. И бывало даже, что я приходила домой из школы, а какой-то человек опечатывал дверь нашего дома, смотрел на меня с жалостью и спрашивал, не хочу ли что-то из своих вещей взять, ну, может, мишку какого…

И все равно – я всегда знала, что Майкл нас защитит, а поэтому все утрясется. И я не была на похоронах отца, потому что боялась, что обижу отчима этим. А тогда перед премьерой «Древа жизни» было важно не то, что вот я в Канне – хотя я и страшный киноман, и попасть в Канн для меня значило еще и посмотреть все-все, что там показывают! – нет, было важно, что я растерялась, не знала, что делать на этой лестнице Дворца фестивалей, а Брэд и Шон взяли меня за руки. Помогли новенькой освоиться.

Другой ракурс

Первым серьезным поступком Честейн-продюсера стал фильм «Жена смотрителя зоопарка». Тут есть все идеалы Честейн: смелость, равенство и женское братство. Фильм расскажет об Антонине Жабиньской, фантастически смелой женщине (которую сыграет Честейн), – во время оккупации Варшавы они с мужем спасли десятки евреев, пряча их в пустующих клетках зоопарка и своей квартире. Фильм основан на романе писательницы Дайан Аккерман, автора бестселлера «100 имен любви». Ставит фильм тоже женщина: Ники Каро прославилась фильмом «Оседлавшая кита» об отважной девочке-маори...

В прокат фильм выйдет в конце года.

Но ведь достижения ваши впечатляют: из трудного детства – на каннскую лестницу и к «Оскару». Есть чем гордиться.

Дж. Ч.:  

Это не только мои достижения. Мне все время помогали! Я вообще на прошлое смотрю как на бесконечную цепочку чьей-то помощи. Меня не очень любили в школе. Я была рыжей, веснушчатой. Стриг­лась в знак протеста против школьных мод почти наголо, девочки-куколки звали меня уродиной. Это в младших классах. Но мне было семь, когда бабушка отвела меня на спектакль. Это был «Иосиф и его удивительный разноцветный плащ снов», мюзикл Эндрю Ллойда Уэббера. И все, я пропала, заразилась театром. В 9 пошла в театральную студию. И нашла своих людей. Театр мне помог стать собой, и сверстники мои там были другие, и учителя. Я теперь всем знакомым детям, у кого проблемы, и брату с сестрой – они недавно школу закончили – говорю: школа – случайная среда, случайное окружение. Найдите свое.

«Не бывает проблем в общении, бывает общение не с теми. И среды проблемной нет, есть только не ваша»

Не бывает проблем в общении, бывает общение не с теми. И среды проблемной нет, есть только не ваша. Потом, после школы, бабушка убедила меня, что нечего думать о заработке, нужно пытаться стать актрисой. Я именно бабушке обязана всеми этими оскаровскими номинациями и ковровыми дорожками! Я же первая в нашем большом клане, кто пошел в колледж! Бабушка убедила меня, что я смогу. И поехала со мной в Нью-Йорк, в знаменитый Джульярд, где конкурс был 100 человек на место.

И опять-таки – не видать мне Джульярда, если бы Робин Уильямс, когда-то сам его закончивший, не учредил стипендию для малообеспеченных студентов. Мне все время помогали. Поэтому я теперь говорю, что у меня есть шестое чувство. Это чувство благодарности. Я, правда, считаю, что это главное чувство, которое должен уметь испытывать человек – до всяких дружб, любовей и привязанностей. Когда Уильямс покончил с собой, я все думала, как же я так и не познакомилась с ним, не поблагодарила лично…

На самом деле я, конечно, не хотела навязываться. Но все-таки нашла способ его поблагодарить. Те самые стипендии для студентов. Я регулярно вношу деньги в фонд. И еще после смерти Уильямса я нашла организацию, которая занимается предотвращением самоубийств. У нее прекрасное название – To Write Love on Her Arms («Написать «любовь» на ее руках». – Прим. ред.). Те, кто там работает, пытаются вернуть людям любовь… Я их поддерживаю. Благодарить можно по-разному.

Бесстрашная рыжая

Джессика Честейн ФОТО Getty Images 

Джессика Честейн родилась в 1977 году в маленьком городке Северной Калифорнии, а выросла в Сакраменто. Родители произвели на свет Джессику и ее сестру Джульет и вскоре расстались. Воспитывала их с сестрой мать, бабушка и отчим. В новом браке матери родились еще два брата и сестра Джессики, так что она утверждает, что уж чего-чего, а одиночества не боится. «Веснушки не выскакивают поодиночке», – иронизирует Честейн. Но ей и вообще не свойственны страхи: «Рыжие бросаются в глаза, а значит, первые кандидаты на роль жертв. Так что нам нельзя трусить». Вот и ее первый успех – в постановке «Ромео и Джульетты» в театральных мастерских Сан-Франциско в 1998 году – был связан с бесстрашно-отчаянным исполнением роли Джульетты. И прочие ее персонажи неизменно выпадают из поведенческого стандарта. И бесстрашие вознаграждается – Честейн дважды номинировалась на «Оскара» и награждена «Золотым глобусом». Возможно, дав своей кинокомпании название Freckle Films («Веснушка-фильм»), она утверждает теперь уже продюсерскую смелость и командный дух.

Но ведь вы не хотите сказать, что достижения для вас не имеют значения!

Дж. Ч.:  

Да конечно, имеют! Просто я не хочу быть персонажем с красной дорожки. Я всегда хотела, чтобы меня воспринимали как актрису – через героинь, а не через то, с кем я встречаюсь и что я, видите ли, веган. Вот понимаете, в Голливуде высшая точка карьеры актрисы – собирательная «женщина-кошка», героиня какого-нибудь кинокомикса или «девушка Бонда». Я не против девушек Бонда, но я не жду таких предложений. Я не девушка Бонда, я – Бонд! Я сама по себе, я герой своего фильма.

Я после Джульярда подписала договор с компанией, которая производила сериалы, и снималась в эпизодах во всех их шоу. Я не ждала роскошных предложений. Я боялась – это страх из детства, конечно, – что не смогу платить за квартиру. В месяц я зарабатывала шесть тысяч, после всех вычетов оставалось три, квартира в Санта-Монике стоила 1600, но я ее снимала всегда пополам с кем-нибудь, так что получалось 800. И у меня были два конверта – «На квартиру» и «На еду».

С каждого гонорара я откладывала туда деньги, они были неприкосновенны. Еще недавно я ездила на «Приусе», купленном тогда, в 2007-м. Я умею жить и поступать рационально. И оценить то, что я имею теперь, тоже могу. Знаете, я купила квартиру на Манхэттене – цена, конечно, фантастическая, это же Манхэттен, но квартира скромная. И мне хотелось иметь именно что скромную квартиру – человеческого масштаба. Масштаба, соизмеримого со мной. Не 200-метровые хоромы.

Джессика Честейн ФОТО Getty Images 

Вы говорите как человек, в целом довольный собой. Вы ведь оцениваете себя на «хорошо»?

Дж. Ч.:  

Да, на этом пути мне кое-что удалось. Я была такой истеричкой, такой занудой! Откуда-то во мне была уверенность, что я могу и должна быть лучше всех. И поэтому должна брать на себя больше всех. Если бы не друзья… Вот тогда в Канне, когда я была там первый раз с «Древом жизни», я страшно волновалась. Ну не знала я, как пройду по этой красной дорожке… Из отеля мы ехали к Дворцу фестивалей в машине, медленно-медленно, там же это ритуал.

Со мной была Джесс Векслер, моя лучшая подруга и однокурсница. Я все причитала, что ужас, ужас, ужас, я наступлю на лестнице на свой подол, рядом с Брэдом я буду выглядеть идиоткой – с моими нелепыми 162 см роста – и что меня сейчас стошнит. Пока она не сказала: «А черт с тобой, валяй! Только дверь открой – хоть прессе будет о чем написать!» Чем и привела меня в чувство. Понимаете, когда сохраняешь отношения с людьми, которые видели тебя в худших состояниях, есть надежда узнать о себе правду. Поэтому я держусь их, своих.

Ходит слух, что вы не заводите романов с коллегами-актерами. Это так?

Дж. Ч.:  

Слух – а правдивый! Да, принципиально не встречаюсь с актерами. Потому что отношения для меня – полная открытость, окончательная искренность. А с актером… Тут возможна путаница – вдруг он играет и с тобой?

А с вашей стороны такой опасности нет?

Дж. Ч.:  

А я вообще никогда не играю. Даже в кино. Я надеялась, это заметно.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье