psyhologies.ru
тесты
текст: Галина Черменская 

Игорь Бутман: «Я занимаюсь только насущным»

В нем не чувствуется звездного эгоцентризма. Щедрый на похвалы значимым для него людям, о себе Бутман говорит скупо, едва ли не безразлично. Ему интереснее действовать. Неутомимый музыкант и популяризатор джаза листает альбом с личными фотографиями и комментирует самое важное.

Игорю Бутману 47 лет. Саксофонист, композитор, продюсер. Окончил Музыкальное училище им. Мусоргского в Ленинграде и The Berkley College of Music в Бостоне. В 1989–1995 годах жил в США. Создатель и руководитель оркестра Igor Butman Big Band и Квартета Игоря Бутмана. Организатор фестиваля «Триумф джаза». Лауреат Госпремии РФ (2004). В июне 2009 года на лейбле Butman Music выпустил новый диск Moscow@3 a.m.

«Предпочитаю улыбки. Даже формальные»

«Я хотел играть джаз с лучшими музыкантами, выступать по всему миру, но, оставаясь в Советском Союзе, об этом нечего было и мечтать. В 1989 году я уехал в Америку. Как и все, кто у нас играл джаз, я восхищался американским образом жизни – и Америка оказалась именно такой, какой я себе ее представлял. Даже лучше. Люди все время улыбаются, даже незнакомые здороваются. Может, это формальные улыбки. Но они куда лучше, чем наши неформальные злые лица. В The Berkley College of Music, где я учился, поразило, что студентам никогда не говорят, как у нас: этот молодец, а тот идиот. Я там начал сочинять музыку. Правда, играл я в Америке меньше, чем в Союзе, не каждый день. Зато очень многому научился и многое в музыке понял».

Кто я?

Кто я?

«Я – трудоголик, но только наполовину. Я хотел играть с лучшими музыкантами мира – и добился этого. В какой-то степени благодаря моей активности в нашей стране стало звучать больше джазовой музыки, музыканты избавились от комплекса неполноценности, поверили в себя и скоро дадут о себе знать как мировые звезды. Но сказать, что мне все это досталось какими-то безумными усилиями, не могу. Мне везло, и многое давалось легко. Я неплохой организатор. Мне нравится собирать людей, уговаривать, зажигать их интересными идеями. Но умею быть жестким – иначе нельзя, если ты хочешь что-то сделать. А вообще я не задумываюсь о том, что главное в моей жизни, – все эти глобальные вопросы считаю лишними. Есть много и более насущных проблем».

«Я храню дедушкины письма»

«Я храню дедушкины письма»

«На этой фотографии я вместе с мамой и дедушкой, ее отцом. Когда-то он работал скрипачом в Кировском театре, потом стал священником. В отличие от многих священников того времени он не сотрудничал с органами, поэтому ему запрещалось жить в Москве и Ленинграде. Он писал мне письма, и его суждения о музыке, о религии сильно на меня повлияли. Когда я приехал с ансамблем «Аллегро» в Курск, где тогда жил дедушка, он после концерта сказал гениальную фразу: «У тебя отличная техника, но не хватает магических нот». Эти «магические ноты» я ищу всегда; когда их находишь, тогда и возникает волшебство искусства».

«Ребенок способный, но разгильдяй»

«Ребенок способный, но разгильдяй»

«Я был способным ребенком, но в то же время и разгильдяем: прогуливал, бывало, хулиганил. А когда увлекся игрой на саксофоне и пришел в класс к легендарному джазмену Геннадию Гольдштейну, он спросил: «Для чего я вам нужен?» – «Чтобы вы давали мне упражнения, заставляли заниматься». – «А, так вам нужна палка?» Гольдштейн искоренял это советское мышление, когда человеку самому ничего не надо и он ждет, что за него все сделают. В общении с ним до меня наконец дошло: талант ничего не стоит без огромной работы. Я стал, наверное, единственным его учеником, который не просто все задания выполнял, но делал еще вдвое-втрое больше».

 «Я мечтал стать таким, как Голощекин»

 «Я мечтал стать таким, как Голощекин»

«Давид Голощекин – это музыкант от Бога. Он блистательно играет и на фортепиано, и на трубе, и на скрипке, и на саксофоне. Я познакомился с ним в 16 лет. Послушав мою игру, Голощекин иронично отвесил «комплимент»: «Хороший звук. Наверное, мундштук хороший». А через два года взял меня в свой ансамбль. И я все время у него учился. Он исполняет соло, а я за кулисами тихонечко за ним повторяю. Он был для меня примером и как музыкант, и как лидер. И когда я уходил к Лундстрему, то сказал: «Ухожу, потому что хочу идти дальше и стать таким, как вы».

«Своим инструментом нужно владеть»

«Своим инструментом нужно владеть»

«Вся моя жизнь связана с саксофоном. Но при этом я должен признаться, что никакого, что называется, сакрального отношения у меня к нему нет. Когда музыкант воспринимает свой инструмент как одушевленное существо, это, на мой взгляд, уже можно считать легким помешательством. Для меня саксофон – это чисто техническое средство для выражения моих эмоций – ну примерно как компьютер для журналиста». 

«Моя семья – моя ответственность»

«Моя семья – моя ответственность»

«Без поддержки семьи, без каждодневной заботы друг о друге жизнь гораздо тяжелее. С другой стороны, семья накладывает огромные обязательства. Хочется тебе или нет, но ради нее ты должен жертвовать личной свободой, своими интересами. Особенно ради детей. Для сыновей (один из них, Даниил, – на этом фото) я хочу главного: чтобы они были счастливы, гармоничны и никогда ни на секунду не пожалели, что появились на свет. А моя задача – дать им хорошее образование, постараться уберечь от ошибок, которые совершили их родители. Но навязывать им ничего не буду: ребенок – это отдельное существо, и он все равно пойдет своим путем».

«Отец научил меня ни о чем не жалеть»

«Отец научил меня ни о чем не жалеть»

«Мой отец очень талантлив, он мог стать великолепным музыкантом. Но его главной заботой было накормить семью, чтобы дома были курочка и колбаска. Днем он работал инженером, а вечерами «халтурил», то есть занимался любимым делом – музыкой: играл на свадьбах, днях рождения. По сути, он пожертвовал собой ради семьи. Хотя никогда об этом не жалел и меня научил тому же. Мы играли с ним в футбол, волейбол, ходили на хоккейные матчи. Моя любовь к музыке, к спорту, вообще к жизни – все от отца. Мы созваниваемся каждый день, и мне важно его мнение о моей музыке, ведь в нем нет зависти, подвоха; если он критикует – обязательно прислушиваюсь».

Источник фотографий: Вадим Гортинский, Из личного архива, ИТАР-ТАСС
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье