psyhologies.ru
тесты
текст: Поготовила Галина Черменская 

Иван Поповски: «Искать интереснее всего!»

У режиссера Ивана Поповски репутация эстета, обладателя безупречного вкуса. Поэзия и музыка – его родная стихия. Он производит впечатление очень светлого человека, умеющего любить и не ведающего вражды. Иван листает альбом с личными фотографиями и комментирует самое важное.

Ивану Поповски 40 лет.

Театральный режиссер. Родился и вырос в Скопье (Македония). Окончил режиссерский факультет ГИТИСа. Лауреат театральных премий. Спектакли: «Приключение» (ГИТИС), «Баня» (Нью-Йорк), опера «Евгений Онегин» (Лилль, Франция), «Балаганчик», «Отравленная туника», «Носорог» (все – «Мастерская Петра Фоменко»), «P. S. Грезы…», «Абсент», «Времена… Года...» (все – Театр музыки и поэзии п/р Елены Камбуровой), оперы «Царская невеста», «Кармен», «Риголетто» (все – Центр оперного пения Галины Вишневской).

«День исполнения мечты»

«Мой первый спектакль, который я лет в 16 поставил по собственной пьесе, был отправлен на главный в республике фестиваль любительских театров. Чтобы успеть на представление, надо было уйти с занятий в школе. Но учительница физики не отпустила, пригрозив единицей в конце года, а за это могли оставить на второй год. И я струсил – не ушел. Кошмар! После смерти бабушки этот день казался мне самым трагичным. Но после урока, выйдя на улицу, я вдруг увидел машину: мама и папа ждали меня, чтобы отвезти на спектакль… Папа в жизни не гнал на такой скорости! А после спектакля они попали на обсуждение жюри, и профессор Театральной академии стал убеждать их, что мне необходимо заниматься режиссурой. Именно после этого они всерьез восприняли мою мечту о театре».

Кто я?

 Кто я?

«Я – моя мама и мой папа. Я – Петр Наумович Фоменко. Я – мои друзья. Я – мои жена и дочь. Я – те люди, которым я отдаю и которые мне отдают. Это люди, которые меня формировали и формируют. В этом вопросе «Кто я?» есть какая-то законченность, какая-то точка в конце, несмотря на вопросительный знак. А мы, ученики Фоменко, вслед за нашим мастером предпочитаем многоточие. Я еще мог бы ответить словами Петра Наумовича, что «вскрытие покажет». Не знаю, никогда не задавал себе этого вопроса, может, не задумывался, а может, боялся задуматься или не хотел. Сегодня я режиссер, завтра отец, послезавтра сын, сегодня я объясняю – завтра учусь, сегодня мечтаю и летаю – завтра крепко стою на земле. А часто все это вместе, в один и тот же день. И вообще, нужно ли отвечать, кто я? Если знаешь, как ставить пьесу, зачем тогда ее ставить? А вот процесс поиска этого «как» – это и есть самое интересное. Так же и в жизни. Ответишь на вопрос «Кто я?» – и все, некуда дальше идти, неинтересно».

 «После эйфории легко  сломаться» «После моего первого спектакля – «Приключение» по пьесе Цветаевой – было  много статей, похвал, наград, предложений из разных театров. После такой  эйфории легко сломаться, легко поддаться страху перед новым спектаклем, думая,  что следующий должен быть лучше предыдущего. Я очень благодарен Алле Сигаловой,  которая практически заставила меня поставить спектакль в ее театре. И я сделал  «Ваятеля масок» Кроммелинка. Если бы эта постановка не случилась так быстро,  думаю, дальше было бы страшнее. Уже потом начинаешь понимать, что это как в  жизни, как в любви: ничего из прошлого нельзя перечеркивать, ничего нельзя  забывать. А новый спектакль – это новый поиск, трудности и радости, новые  взлеты и падения, новая работа…»

«После эйфории легко сломаться» «После моего первого спектакля – «Приключение» по пьесе Цветаевой – было много статей, похвал, наград, предложений из разных театров. После такой эйфории легко сломаться, легко поддаться страху перед новым спектаклем, думая, что следующий должен быть лучше предыдущего. Я очень благодарен Алле Сигаловой, которая практически заставила меня поставить спектакль в ее театре. И я сделал «Ваятеля масок» Кроммелинка. Если бы эта постановка не случилась так быстро, думаю, дальше было бы страшнее. Уже потом начинаешь понимать, что это как в жизни, как в любви: ничего из прошлого нельзя перечеркивать, ничего нельзя забывать. А новый спектакль – это новый поиск, трудности и радости, новые взлеты и падения, новая работа…»

«Меня  всегда понимали»  «Помню такую картину из середины 80-х, когда в Югославии был кризис и у  нас часто отключали электричество: дома горят свечи, на печи потрескивают  каштаны, а мы – мама, папа, сестра и я – играем в одну старую деревенскую игру  – по нескольким словам отгадываем, о ком из нашей многочисленной родни идет  речь. Семья у нас была очень дружная. Родители не были связаны с искусством.  Мама – профессор, специалист по селекции и семеноводству. Папа, царствие  ему небесное, был врачом. Я всегда знал, что могу рассчитывать на их понимание  и поддержку. Когда я «задержался» в России, они очень скучали и тем не менее  говорили: «Ты должен быть там, где тебе хорошо». Но все равно у меня были  угрызения совести оттого, что я не рядом с ними».

«Меня всегда понимали» «Помню такую картину из середины 80-х, когда в Югославии был кризис и у нас часто отключали электричество: дома горят свечи, на печи потрескивают каштаны, а мы – мама, папа, сестра и я – играем в одну старую деревенскую игру – по нескольким словам отгадываем, о ком из нашей многочисленной родни идет речь. Семья у нас была очень дружная. Родители не были связаны с искусством. Мама – профессор, специалист по селекции и семеноводству. Папа, царствие ему небесное, был врачом. Я всегда знал, что могу рассчитывать на их понимание и поддержку. Когда я «задержался» в России, они очень скучали и тем не менее говорили: «Ты должен быть там, где тебе хорошо». Но все равно у меня были угрызения совести оттого, что я не рядом с ними».

«Они красивые и загадочные» «Среди вещей, которые всегда переезжают со мной, много кукол. Крошечные  и большие, из дерева, из соломы, даже из кукурузных листьев. Из Мексики я  недавно привез очень странную куклу – Смерть, из папье-маше: в широком черном  плаще, из-под капюшона выглядывает череп, а на руках полуистлевший труп. Очень  красивая, блоковская какая-то. А актриса Наташа Вдовина подарила нам на свадьбу  двух старичков-клоунов, удивительно трогательных. Хотел поблагодарить Наташу –  не до-звонился, а потом забыл. Спасибо, Наташа! Куклы красивы и загадочны. Но  я не думаю о том, что меня в них привлекает, просто чувствую, что вот эта кукла  хочет жить у меня».

«Они красивые и загадочные» «Среди вещей, которые всегда переезжают со мной, много кукол. Крошечные и большие, из дерева, из соломы, даже из кукурузных листьев. Из Мексики я недавно привез очень странную куклу – Смерть, из папье-маше: в широком черном плаще, из-под капюшона выглядывает череп, а на руках полуистлевший труп. Очень красивая, блоковская какая-то. А актриса Наташа Вдовина подарила нам на свадьбу двух старичков-клоунов, удивительно трогательных. Хотел поблагодарить Наташу – не до-звонился, а потом забыл. Спасибо, Наташа! Куклы красивы и загадочны. Но я не думаю о том, что меня в них привлекает, просто чувствую, что вот эта кукла хочет жить у меня».

«Россия, Македония и чувство своей семьи»

«Россия, Македония и чувство своей семьи»

«Я давно не чувствую себя в России чужим. Моей семьей был мой курс, потом семьей стал театр Фоменко, театр Камбуровой. А потом почти везде, где я ставил спектакли, у меня возникало чувство семьи. Но все-таки очень не хватало более камерной, более уютной маленькой семьи. Теперь она у меня есть. А недавно появилась дочка. Это какое-то чудо. Ни с чем не сравнимое переживание, которое я еще до конца не осознал. Очень надеюсь, что она полюбит Македонию как родную страну, что русский язык для нее будет «материнским», а македонский – «отцовским». Я македонец, но это мне не мешает гордиться тем, что я живу здесь и являюсь представителем русской культуры».

«Здесь мне нравится все»

«Здесь мне нравится все»

«Кроме Москвы и Скопье у меня есть еще один любимый город – Охрид. Там жил Климент Охридский, ученик Кирилла и Мефодия. Там корни славянской письменности. Мои корни тоже там. Я с детства и до сих пор провожу в Охриде каждое лето, у меня там дом. Мне там все нравится: озеро, воздух, горы вокруг, церкви, фрески. Недалеко от этого города родился мой папа, там он ходил в школу, там умер. Там я устроил свою македонскую свадьбу».

«Даже не знаю, откуда взялась наглость!»

«Даже не знаю, откуда взялась наглость!»

«В моей семье всегда любили Россию, русскую культуру, литературу. Мама, дядя и тетя говорят по-русски. А вторая тетя вообще профессор-русист, переводила Толстого, Чехова… Она и меня заставляла изучать русский, но я ужасно не хотел. А когда приехал поступать в ГИТИС, меня отправили на подготовительное отделение – учить язык. Я сказал: «Это немыслимо – целый год! Это же славянская группа языков! За три месяца выучу!» Откуда такая наглость взялась – не понимаю! Но я был уверен, что смогу. И действительно, 20 декабря я уже сдавал первый экзамен – истмат – по-русски!»

Источник фотографий: ДМИТРИЙ ШАТРОВ (1), ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА (5), ЛАРИСА ГЕРАСИМЧУК (1)
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Сибирь отличается от того, что есть в Азиии. Ее я видела только по телевизору. Красиво весной. Но там где я родилась, помню весну по ручьям, которые, как реки. А лето это зной, сухая степь. Зелень в степи редкость. Но все равно люблю ее за простор. За ветер теплый и воздух который плавится от жары. И еще маленькая деталь, кузнечики, с разноцветными крылышками. Ногой проведешь по траве, они в разную сторону. А вечера...... Теплые и быстро темнеет. Небо звездное и нет края.
Psy like0

А тюльпаны?
Psy like0
  • Dakla   
    198 недель назад

я люблю ощущение силы и новизны, которые весной дает природа. все как будто возрождается к жизни. и люблю осень за ощущение умиротворенности и ощущения, что все прошло. к зиме и лету отношусь ровно.
Psy like1
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье