текст: Рэйли Мур 

Кейт Уинслет: «Я хочу, чтобы меня видели разной»

Не звезда, но рабочая лошадка. Не импульсивная, а решительная. Не трудоголик, а «домоголик» – так она думает о себе. Встреча с Кейт Уинслет, которая строит жизнь, исходя из того, что она у нас – лишь одна.
Кейт Уинслет: «Я хочу, чтобы меня видели разной»

«Ну балда, вы понимаете, балда!» – кричит она с другой стороны узкой улицы. И перейдя: «Машину поставила так, что выехать не могла, а когда выехала, выяснилось, что улица односторонняя!» Под мышкой у нее пачка листов сценария на железной скрепке, волосы забраны в хвост, глаза горят, замша на одном ботинке вымокла – видимо, когда Кейт Уинслет, опаздывая, бежала на нашу встречу, она не разбирала дороги. Но мы встретились… и мне сразу становится спокойнее. От Уинслет веет этим ощущением. Рядом с ней оставляют тревоги, рядом ней все кажется если не гармоничным, то закономерным, идущим своим ходом. В ней все пропорционально, мягко: нежный румянец, грудной голос, открытый взгляд. Рост чуть выше среднего. Телосложение среднее. Она красавица, но неброская, пастельная. Таких девушек когда-то называли «английскими розами». В них и разум, и чувство, и гордость, и никаких предубеждений. Они прямодушны, хотя и скромны. Проницательны, но сдержанны. Кейт Уинслет будто сошла со страниц романов Джейн Остин. Или с картин Данте Габриэля Россетти… Да, ей говорили об этом, но это штамп – из-за ее белой кожи, румянца и из-за национальности, конечно. К тому же… «Да ведь у меня и прозвище было – Кэти в корсете! Я и Офелию играла. Но не думайте, что я такая уж хрупкая натура!»

Она и не хрупкая. У нее 43-й размер ноги (это не опечатка), и она опять в ботинках. «Туфли не люблю. Каблуки, узкие носы – это все кокетство и ханжество. Люблю ботинки тупоносые и на толстой подошве – они дают почувствовать, что стоишь на земле прочно». Черные брюки типа слаксов, черный тонкий свитер. «В черном многие в Нью-Йорке ходят. И потом, у меня такая униформа – я называю ее «пресс-одежда» – для встреч с журналистами. Неброско, но и не так, как я обычно хожу. А хожу я обычно… в общем, что без дырок – уже хорошо».

С Кейт Уинслет спокойно, потому что она обеими ногами стоит на земле, презирает капризы и двоедушие, смотрит открытым взглядом. Потому что она такая, какая есть. Она естественна. А ведь играла разные роли. Но однажды встала на самый нос «Титаника», за талию ее обнимал Леонардо Ди Каприо, а над раскинувшимся у ее ног океаном – и отныне миром – звучал голос Селин Дион… Как это все случилось и что случилось в ней, когда она стала знаменита? Скромная «английская роза», девочка из хорошей семьи – пережив такие изменения в судьбе, как она переносит бури? И научилась ли предвидеть появление айсбергов?

С новым чувством

Похоже, сейчас Кейт Уинслет испытывает почти неведомое ей ранее чувство – она боится. «Со страхом, с ужасом жду выхода нашей «Дороги перемен»! Потому что работала я над ним вместе с самыми любимыми мужчинами. Режиссер фильма – Сэм, мой муж. А партнер – Лео, мой самый близкий друг… А с другой стороны, провалимся – так уж вместе!» Однако трудно себе представить, что провалится фильм, снятый Сэмом Мендесом, автором «Красоты по-американски», и в котором главные роли играют Леонардо Ди Каприо и Кейт Уинслет. В российский прокат фильм выйдет в первом квартале грядущего года.

Кейт Уинслет (Kate Winslet)Кейт Уинслет (Kate Winslet)
Кейт Уинслет:  Во-первых, я не из «хорошей», а из театральной, из актерской семьи. А это не одно и то же. Во-вторых же… «Сумасшедшая английская стерва» – вот именно так выразился Лео (Леонардо Ди Каприо. – Прим. ред.), когда я попросила не подогревать воду для водных сцен в «Титанике». Мне казалось, моя героиня должна пережить это – ужас от погружения в холодную воду – и мне будет легче этот ужас передать, если и я окажусь в этой морозилке. А Лео считал, что это дурь, актерский инфантилизм. Он так смешил меня на съемках, мы так подружились, а тут сказал очень серьезно: «Дура!» Со временем я поняла, что он имел в виду вовсе не свою простуду. Поняла через семь месяцев этих жутких съемок… А это, извините, семь месячных в ледяной воде… Очень закаляет.
Но вам, видимо, состояние отчаяния не особенно свойственно? Вы вообще человек импульсивный?
Состояние отчаяния мне вполне знакомо. А насчет импульсивности – да, бывает. Могу проснуться утром с твердым намерением отвезти Мию в школу, а Джо – к няне, пойти в магазин за едой, потом читать сценарии. Но выглядываю в окно, а там такой чудесный день. И говорю: «А не пойти ли нам, ребята, в зоопарк?» И мы идем в зоопарк и целый день куролесим. А почему нет? Живем-то один раз, надо ценить чудесные дни, зоопарки и возможность не читать сегодня сценарии. И потом, я хочу, чтобы дети запомнили меня разной. Что я делала не только необходимые или дурацкие вещи. Что я была и немножко феей. К тому же импульсивность иногда помогает в жизни. Так и с «Титаником» было. Я закончила читать сценарий, вытерла слезы, высморкалась и сказала себе: «Я совершенно точно хочу сыграть эту роль, я просто должна ее сыграть». И позвонила своему агенту, все это сказала. Агент начал звонить правильным людям, а я вырвала у него номер Кэмерона. И позвонила ему сама, на телефон в машине. Он говорит: «Кейт, уймитесь, я за рулем, у меня скорость 120. Поговорим позже!» Я подумала, что он просто хочет от меня отделаться, и роль уходит. И говорю: «Болваном будете, если меня не выберете!» Наверное, это был не самый сильный аргумент, но – факт – сработало!
Вы очень решительны, но почему при этом выбрали такую зависимую профессию?
Это я потом уже поняла, что быть актрисой мне, может, и по способностям, но не особенно по характеру. Все-таки ты обречен всю жизнь произносить чужие слова и выполнять чужие указания. Но знаете, как в том анекдоте: принц любил играть на скрипке, но считал, что это делают правой рукой, а когда узнал про левую, было уже слишком поздно. Вот и я, а когда узнала «про левую», было поздно – уже полюбила. А стала я актрисой, потому что папа был актером, бабушка, дедушка – у них был маленький театрик, на 60 мест, прямо в их доме в Рэдинге, в графстве Беркшир, где я и родилась и выросла. Там все нашу семью знали как актерскую в нескольких поколениях. А когда живешь в актерской семье, другой жизни просто не представляешь. Хотя судьба актера в провинции и нелегка. Если честно, папина жизнь не особенно вдохновляла – он боролся всегда, буквально за кусок хлеба. Театр, подработки, театр и опять случайные подработки. Эпизодическая роль на региональном ТВ – повод для семейного торжества. Короче, в детстве я знала, что буду играть в театре, может, если невероятно повезет, – на ТВ. О фильмах я не думала – какое там! Мне казалось, кино – это где Джуди Гарланд, Мэрил Стрип. Но не я же! И поэтому до сих пор какая-то часть меня живет в постоянном изумлении от моих собственных карьерных успехов. В изумлении и благодарности.
Кейт Уинслет (Kate Winslet) c семьейКейт Уинслет (Kate Winslet) c семьей ФОТО REX FEATURES/GETTY IMAGES/FOTOBANK.COM 
Но и обе ваши сестры тоже стали актрисами. Наверное, воспитание сыграло свою роль...
Не помню, чтобы в нашей семье кого-то целенаправленно воспитывали: четверо детей не шутка. У нас была другая атмосфера. Атмосфера, я бы сказала, дружественного хаоса. У папы с мамой всегда были особые отношения: они, да и мы все, были друзьями – жили вместе и пытались уступать друг другу – просто потому, что уступать удобнее, скандал – это, согласитесь, нервно и трудоемко. Денег было маловато, это да. Но никто не чувствовал себя обделенным. Хотя телевизор у нас появился, когда мне было 11, видео – когда 14. И не потому, что родители считали телевизор вредным для детей. Нет, купить собирались всякий раз, когда удавалось что-то заработать сверх обычного минимума, но всегда оказывалось, что деньги нужны на другое, жизненно необходимое, – на актерскую школу для старшей сестры, на машину, чтобы папа мог ездить с чтецкой программой... Словом, каждый из нас был вынужден развлекать себя сам. Мы с братом ставили бесконечные одноактные спектакли по пьесам собственного сочинения (на второй акт у нас терпения не хватало) и много читали. Все это было только на пользу – воображение развивалось.
А ваша слава не внесла раздора в семью? Ведь отец и сестры не настолько успешны, как вы…
Какие-то угрызения я испытывала: Анна, старшая сестра, только начинала работать в театре, а тут у меня, младшей, так поперло… Испытывала, пока не поняла: мои успехи, к счастью, конвертируются! Купила настоящий дом родителям, сестрам помогаю. У каждой из них в жизни потрясающее дело! У Анны театр для детей-инвалидов – она помогает им, по-моему, не меньше, чем врачи! У младшей, Бет, чудесный ребенок, просто фантастический мальчишка. Но живется им непросто. Как, увы, и многим актерам. Что лишний раз мне напоминает, какая невероятная мне выпала удача! Хотя, по большому счету, я не нуждаюсь в напоминаниях. Жизнь коротка, в ней надо ценить все, решительно все. Я давно это знаю.
Как давно? И откуда?
С 20 лет. Когда я потеряла самого близкого человека. Мы познакомились, когда мне было 15, а ему 27. Я была толстым подростком, в школе меня дразнили «пузырем», я не знала, как этому противостоять. И моя стратегия выживания была простой – я совершенно закрылась и только рыдала. И тут появился Стивен, актер и сценарист, потрясающий человек. Он заставил меня поверить в себя. Я бросила школу и совершила первые попытки стать актрисой. Стивен очень поддерживал меня. Вставал по утрам, раздергивал занавески и неизменно говорил, вне зависимости от того, какая была погода: «Какой чудесный день, Кэти! Вставай и пойдем!» У него была какая-то особая воля к жизни, особый вкус к ней. Он и меня заставил его почувствовать. Мы были вместе почти пять лет…
Кейт Уинслет (Kate Winslet)Кейт Уинслет (Kate Winslet)
Как менялась ваша самооценка? Ваши слова о «толстом подростке» звучат удивительно...
В «Отпуске по обмену» я играла вместе с Илаем Уоллаком. Ему за 90, он легенда кино и, мне кажется, гений. Мы как-то вместе обедали, и он сказал: «Кейт, у вас главная роль, а вы играете, будто вы – подружка героини». Его слова заставили меня всерьез задуматься. Понимаете, мало кому хватает уверенности сказать: да, я играю главную роль в своей жизни. Вот и со мной так: я похудела, с рождением детей вес мой сам собой стабилизировался, я сделала кое-какую карьеру, я замужем за исключительным человеком, у меня чудесные дети и все такое… Но в чем-то я все равно «подружка героини». Может быть, потому, что я до сих пор отстаиваю право толстого подростка на жизнь в нашем мире, который охвачен манией гламура уже до абсурда. Тут несколько лет назад один уважаемый британский журнал снял меня для обложки. Журнал выходит, смотрю, а там… «Зафотошопили» меня до состояния анорексички с подиума. Роста во мне там не меньше 180 см, мой – 169. А уж размер! На самом деле 8-й, а там – хорошо если 2-й! Я начала протестовать против чужого тела. Скандалов не люблю, но так хоть люди узнали, что не все готовы жертвовать собой ради соответствия глянцевым cтандартам.
Кроме встречи со Стивеном что в жизни на вас сильно влияло?
Многое и постоянно! Встреча с первым мужем. Потом с Сэмом. Собственный дом. И рождение детей, конечно. На каждом этапе жизни важно свое. Любая девчонка, которой миновало 15, ну, просто на уровне инстинкта начинает ждать или искать партнера. Когда женщины говорят, что нет, что они стремились к другому, я не верю. Все ищут любви, все! А я просто призналась себе в этом. Сидела, скажем, в кафе, смотрела на входящих и думала: «Может, это он – предназначенный мне». Поэтому, наверное, Стивен и был так важен для меня. И потому же я вышла замуж за Джима. Когда мы с ним познакомились, я была совершенно потеряна после смерти Стивена и опустошена «титаническими» съемками. Джим показался мне чудом – он был таким нормальным человеком, с обычными человеческими намерениями и амбициями. В нем столько здоровья, психологической устойчивости, крепости! Мы разошлись, потому что просто не нужны были больше друг другу. Зато нам обоим нужна Миа, наша дочка. Потому у нас и отношения прекрасные, и в жизни Мии он присутствует не меньше меня.
А что вам нравится в этой вашей новой «профессии»? Дом, семья – для вас это не рутина?
А мне нравится! Нравится вставать по утрам, кормить всех завтраком, паковать бутерброды для Джо и Мии. Я делаю это с удовольствием, потому что считаю, что эти скучные для нас моменты очень значимы для детей. Ведь они – своего рода гарантия того, что их жизнь идем обычным, нормальным ходом. Гарантия их защищенности. Что они наверняка чувствуют. Вот, например, готовка для меня – еще и своего рода терапия. Каждый раз, когда мы переезжаем в связи со съемками в новое место, я начинаю с того, что варю суп. Чтобы незнакомый дом наполнился запахом дома настоящего, нашего! А вот отели не люблю: они кажутся мне такими безжизненными, казенными. Местами одиночества.
Тогда перечислите, чего еще вы не любите.
Хм… не так уж много. Не люблю, когда мне говорят, что надо бросить курить. Я высаживаю пачку в день и, уж конечно, сама понимаю, что курение – вред! Не люблю дорогих подарков. Вообще вещи в виде подарка… Мне лондонская подруга рассказала об одной своей новой знакомой, жене русского миллионера… или миллиардера?.. Прелестная женщина, образованная, но говорит только о вещах. Понимаете, человек может купить все вещи в мире, а говорит по-прежнему только о вещах! Это же трагедия! Если бы Сэм подарил мне драгоценность, я бы пришла в ужас. Люблю изобретательные подарки.
Например?
Например, на День благодарения Сэм подарил мне абонемент на уроки трапеции. В парке, над рекой. Не понимаете? Тарзанка. Как кататься на тарзанке. То, о чем я лишь мечтала.

Личное Дело

  • 1975 В г. Рэдинг, графство Беркшир, Великобритания, родилась Кейт Элизабет Уинслет, вторая из четверых детей в семье актера и официантки.
  • 1986 Поступает в детскую актерскую школу Redroofs.
  • 1987 Дебютирует в рекламе, в ролике хлопьев для завтрака.
  • 1990 Знакомится с актером и драматургом Стивеном Трэдром.
  • 1991 Первая роль на ТВ, в детском научно-фантастическом сериале ВВС «Темное время года».
  • 1994 Дебютная роль в фильме Питера Джексона «Небесные создания».
  • 1995 «Разум и чувство» Энга Ли.
  • 1996 «Гамлет» Кеннета Браны; номинация на «Оскар» за «Разум и чувство» (впоследствии в связи с различными ролями будет номинироваться еще четыре раза).
  • 1997 «Титаник» Дэвида Кэмерона; смерть Трэдра; роман с британским актером
  • Руфусом Сьюэллом.
  • 1998 На съемках фильма «Экспресс в Марракеш» Гиллиса Маккиннона знакомится с будущим мужем Джимом Треплтоном.
  • 1999 «Священный дым» Джейн Кэмпион.
  • 2000 Рождение дочери Мии; «Перо маркиза де Сада» Филипа Кауфмана.
  • 2001 «Айрис» Ричарда Эйра; сингл с песней What If в исполнении Уинслет из мультфильма «Рождественские повести» занимает 6-е место в британских чартах и 1-е – в ирландских; разводится с Треплтоном; знакомится с режиссером Сэмом Мендесом, автором фильма «Красота по-американски» и лауреатом «Оскара».
  • 2003 Выходит замуж за Мендеса; рождение сына Джо; публично высказывает протест против изменения своего фото для обложки журнала GQ.
  • 2004 «Волшебная страна» Марка Форстера; «Вечное сияние чистого разума» Мишеля Гондри.
  • 2005 «Любовь и сигареты», мюзикл Джона Туртурро, роль в котором получена Уинслет благодаря ее певческому таланту.
  • 2006 «Малые дети» Тодда Филда; озвучивает роль крысиной девушки Риты в мультфильме Дэвида Боуэрса и Сэма Фелла «Смывайся!»
  • 2007 Становится официальным PR-представителем марки Lancome.
Источник фотографий: REX FEATURES/GETTY IMAGES/PICTURE PERFECT/FOTOBANK.COM
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерОКТЯБРЬ 2017 №20138Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты