текст: Подготовила Виктория Белопольская,  Интервью Тони Шепард 

Милла Йовович: «Я не боюсь быть ребенком»

Она играет в кино и на гитаре, пишет маслом и песни, строит кукольные дома и собственный семейный дом. Она способна сбросить груз прошлого и 30 кг набранного за время беременности веса. Встреча с актрисой, которая стала звездой в одиннадцать и лишь после тридцати позволила себе быть ребенком.
Милла Йовович (Milla Jovovich)Милла Йовович (Milla Jovovich)

Милла Йовович часто восклицает. В расшифровке нашего интервью масса восклицательных знаков. И не то чтобы она настаивала, убеждала, давила – наоборот, это по преимуществу восклицания изумления. Милла Йовович удивляется своей жизни. И жизни вообще. Она явно умеет ее ценить и относится к ней со вкусом и аппетитом… Примерно таким, с каким вот сейчас откусывает значительную часть куриного буррито в садике ресторана Polo Lounge в отеле Beverly Hills, где мы встречаемся. «Люблю это место! – говорит она, прожевав и вытерев губы.– Не из-за кухни, не из-за здешнего пафоса. Из-за цветов. Знаете, как называются? Бугенвиллея! И из-за атмосферы. Тут сохранился дух 50-х, витают духи 50-х – роскошного и элегантного Голливуда. Тут создавались звезды и задумывались великие фильмы, разве не чувствуется?» Я оглядываю обстановку – белая садовая мебель с виньетками-завитушками, крахмальные скатерти, фуксии самого отчаянного «цвета фуксии» на столах в вазочках и повсюду вокруг, официанты в девственно-белом и посетители – кто в деловых Brioni, символизирующих тяжкий путь к карьерному успеху, а кто в джинсово-маечном casual – эти успеха уже явно достигли… И не чувствую духа 50-х. Но перевожу взгляд на собеседницу, вижу ее прозрачные азартные глаза, смешной беспорядок рыжих волос над лицом совершенного овала, как она морщит нос и снова кусает буррито... И мне становится весело. Потому что ей весело, потому что ей так по-девчоночьи нравится здешнее сочетание белого и ярко-розового, потому что она откусывает буррито – нет, не с аппетитом даже, с куражом. Ее веселье заразительно. «Действительно прекрасное место!» – убежденно говорю я, тоже ставя в конце фразы отчетливый восклицательный знак.

4 русские привязанности Миллы Йовович

Амалия Бежецкая

К этой роли в фильме «Азазель» Йовович сейчас готовится с энтузиазмом. Оправданным – юный Эраст Фандорин охарактеризовал ее героиню так: «Это редкостная женщина. Клеопатра. Кармен... Красоты неописуемой... Магнетический взгляд... В ней ощущается огромная сила… она со всеми будто играет... Эта женщина, по-моему, очень порочна и в то же время... абсолютно невинна». Постановщиком экранизации станет Федор Бондарчук, а продюсером – Пауль Верхувен.

«Русский бургер»

Так Йовович почему-то называет бутерброды с курицей, которые любит больше всего на свете: куриные грудки, белый хлеб, лук, вареная морковь, всякие овощи… Не знаете почему?

Детский горшок

Йовович, может быть, единственная американская мать, которая всерьез отнеслась к «проблеме горшка» в воспитании ребенка: «Моя дочь начала привыкать к горшку с четырех месяцев. Педиатр говорил: не надо, а я все равно приучала. Наверное, это особый практицизм русского воспитания».

Советские мультфильмы 60-70-х годов

Она открыла их для себя после рождения дочери. Качает из интернета и делится восхищением: «Это потрясающе! «Маугли»! Там пантера Багира – моя любимая кино-героиня! Это целый мир! Отдельная художественная эстетика!»

Psychologies:  Мне очень приятно видеть вас сегодня такой жизнерадостной и веселой. Один мой коллега встречался с вами много лет назад. Вы были подростком, но уже топ-моделью и звездой. Он пытался взять у вас интервью о вашей первой большой роли в кино – в «Возвращении в Голубую лагуну». И потом описывал вашу встречу как настоящую батальную сцену – вы бросили вазочку с мороженым, которое вам не понравилось, на дорогую софу пятизвездного отеля, саботировали самые безобидные вопросы… Коллега сказал что-то вроде: «Девчонка просто ненавидит себя и все, что с ней происходит. Иначе не вела бы себя как капризная дива!»
Милла Йовович: 

О, он действительно застал меня в один из роковых моментов юности! Я протестовала! Я бунтовала! Я восстала! И доставалось всем – от мамы до совсем уж невинных жертв вроде вашего знакомого.

Против чего восстали?
М. Й.:  

А против чего восстают в шестнадцать лет? Но, конечно, мой случай был особый… Я жила под прессом, под грузом. Вы же знаете, мои родители уехали из СССР. Я выросла в Америке. Но я росла дочкой эмигрантов – у нас не было ничего, мы должны были всего добиться сами. Мама была известной актрисой дома, в Киеве, а в Калифорнии стала уборщицей. Это все была ее жертва моему будущему. Я занималась балетом, чечеткой, игрой на пианино, брала уроки актерского мастерства, с шести лет меня водили на кастинги – в меня вколачивалось мое будущее. Когда уже подростком, уже моделью, уже после съемок у фотографа Ричарда Аведона, после того как я стала лицом Revlon, я начала носить из школы кипами университетские проспекты, мама была непреклонна: «Забудь об этом. Ты будешь кинозвездой! Люди поступают в университет, чтобы найти работу. У тебя работа уже есть. Извлеки из нее максимум». Мама воспитывала меня по-своему цельно. Это было типично русское воспитание – без фантазий и иллюзий, практичное. Оно подразумевает, что ты – продолжение своих родителей, их маленькая тень. Со мной никогда не возились, не обращались как с принцессой. Мама никогда не говорила мне, что я хорошенькая или какая-то там особо одаренная. И критиковала меня больше, чем хвалила, – еще одна характерная черта типично русского воспитания. И вообще, русская черта – критиковать того, кого любишь.

Вы по-прежнему ощущаете себя русской?

МЕНЯ МУЧИЛ ВОПРОС: ВОТ ЭТО, ЧЕМ Я ЗАНИМАЮСЬ, Я САМА ВЫБРАЛА ИЛИ МОЯ МАМА ДЛЯ МЕНЯ?

М. Й.:  

Конечно, я русская! Это актриса я американская, а человек скорее русский. Я с дочкой говорю по-русски, а это главный показатель национальной идентичности – на каком языке ты говоришь со своим ребенком. Да, я получила очень русское, практичное, земное воспитание. Идея была в том, что ребенку нельзя позволять быть полностью уверенным в себе. Дисциплина была превыше всего. Что понятно: дочка эмигрантов, которая может надеяться только на себя, должна привыкнуть к дисциплине. И я была крайне дисциплинированным ребенком.

До какого-то момента, как я понимаю…
М. Й.:  

Да, однажды я взбунтовалась! Начала бояться маминых ожиданий, они давили на меня – она слишком многим пожертвовала ради меня, чтобы я не оправдала ее надежд! Она надеялась, что я воплощу то, что ей не удалось, что я стану тем, кем она не стала! Я думала – да и сейчас считаю это нормальным, – что должна сделать все, чтобы обеспечить нашу семью, что должна стать кем-то, если уж мы приехали никем! Внутренне я посвятила себя будущему нашей семьи, ее процветанию. У нас должна быть самая лучшая жизнь! Мне было лет шесть, мы только переехали в Америку, и по ночам я слышала, как мама плачет. И тогда я пообещала себе, что буду работать, работать и работать, чтоб мама никогда больше не плакала!.. До какого-то момента это было так естественно... Но поверьте, когда тебе пятнадцать, такого рода обязательства – страшный груз… Меня просто взрывал вопрос: вот это, чем я занимаюсь, я сама выбрала или моя мама для меня?.. В своем бунте я была отважна и радикальна. С поправками на мое материальное положение.

Если другие девчонки в моем возрасте, рассорившись с родителями, шли ночевать к подружке, то я решительно заявила: «О'кей, ребята, я покупаю собственную квартиру и съезжаю от вас!» И действительно купила, съехала, бузила с рэперами и рокерами, курила «траву», даже вышла замуж молниеносно – в Вегасе, конечно. Мама потом этот брак расторгла – мне же было только шестнадцать, она имела право, а я была уже не против.

Так что вас заставило прекратить акции протеста?
М. Й.:  

Вы же знаете, я всегда работала. И, как бы я ни забузила вечером, я точно знала, что утром мне лететь в Париж или в Милан и быть свежей и подтянутой – это и значит быть моделью. Во мне всегда была сильна эта рабочая этика, трудовая дисциплина. Но лет в тринадцать я стала настоящей Черной Королевой – вся в драме, писала крайне депрессивные песни, грезила готикой и воспевала самоуничтожение. А к шестнадцати решила посвятить себя музыке. Бросила и модельное дело, и кино. Вообще все бросила и рванула в Лондон – на самую передовую музыкального фронта. И тем самым на время… отстранилась от своей жизни. Записала альбом, промотируя его, навыступалась по клубам и всяким дырам, где все жевали и до меня с гитарой им не было никакого дела. И заново оценила то, от чего отказалась. Так и закончился мой бунт. У кого-то юношеские революции завершаются переоценкой ценностей, а у меня – возвращением ценностей. Слава богу, я проиграла в войне за себя! Невозможно долго пулять креманки в диваны ар-деко, рано или поздно нормальные приоритеты восстанавливаются.

Что такое нормальные приоритеты?
М. Й.:  

Те, что в книгах. Я все время читаю. Архитектура Тюдоров, история Стюартов, Достоевский, Ницше, Маркес и вплоть до «Прогрессивных с тратегий воспитания вашего ребенка»… Все и постоянно. Получается – начала работать в одиннадцать лет, а жизнь я знаю главным образом из книг… И не считаю, что не знаю ее. А креманки летали, наверное, потому, что я не позволила себе прожить до конца детство. Побыть капризным ребенком… Смешно, но сейчас я больше ребенок, чем тогда, – теперь я не боюсь им быть… Строю кукольные дома – со всей утварью, сковородками, шкафчиками… У меня их десятки – хобби. И качаю советские мультфильмы 60–70-х из интернета…

Даты

  • 1975 17 декабря родилась в Киеве, в семье врача из Черногории Богдана Йововича и советской актрисы Галины Логиновой.
  • 1981 Семья Йовович эмигрирует в Великобританию, а оттуда – в США.
  • 1986 Начинает карьеру модели.
  • 1997 Роль Лилу в «Пятом элементе» Люка Бессона.
  • 2002 Роль в хорроре «Обитель зла» обеспечивает Йовович международное признание и счастливую семейную жизнь с режиссером Полом Андерсоном.
  • 2011 Роль Миледи в «Трех мушкетерах» Пола Андерсона (премьера – осенью).
Милла Йовович (Milla Jovovich) c дочерьюМилла Йовович (Milla Jovovich) c дочерью
А как уживаются друг с другом двое детей – ваша дочь и ребенок внутри вас?
М. Й.:  

Во всяком случае, нет опасности, что я ее балую! Мой муж, а он потрясающий отец, как-то заметил: «Воспитание – коварный процесс. Одно портит ребенка, другое – родителей». И он рад, что у нас дочь. Он говорит: «Слава богу, что не мальчик. Потому что тогда уж я бы точно купил ему все то, о чем мечтал в детстве, – игрушечную железную дорогу и космические корабли из «Звездных войн». И заиграл бы все это до дыр сам». Тут и правда есть опасность. К некоторым куколкам Эвер я очень неравнодушна! А если совсем серьезно… Я боялась иметь дочь. У меня такой драматический опыт отношений с мамой! Я сделаю для нее все, абсолютно все, мы не можем друг без друга, но наши отношения переживали взлеты в самое небо и падения в бездну. Я боялась повторить этот опыт с собственной дочкой. Но она явно не предполагает быть маленькой тенью мамы, воплощать чьи-то планы. Моя дочь человек очень упорный, никогда не будет делать то, чего не хочет. Как-то раз две недели носила одно платье, потому что вот только это ей нравилось, а мы его каждый день стирали! И она человек целеустремленный. А цели у нее – ее собственные. Кроме того, она не робкого десятка и по натуре склонна к выступлениям. Я пытаюсь петь ей колыбельные, а она говорит: «Замолчи, мама, я буду петь». И поет довольно сумасшедшим голосом. Я ей: «Это же моя песня!» А она: «Но пою я!»

В ваших словах чувствуется уважение . А ведь вашей дочери только три года…
М. Й.:  

Но она уже многому меня учит! Например, я теперь наверняка знаю: неважно, чья песня, важно, что поешь ее ты.

Говорят, сбылась ваша давняя мечта – вы сыграли в русском фильме...
М. Й.:  

Да, в комедии!* И с двумя потрясающими парнями-партнерами. Один – грандиозный актер, второй – грандиозный комик-телеведущий. Но это за кадром, а в кадре один – провинциальный учитель, второй – столичный хлыщ. А я играю невесту одного и возлюбленную другого, за которую идет смертельный бой. Комедия. Обхохочешься.

Вам смешно, что бой идет за вас?
М. Й.:  

В каком-то смысле. Я не из тех женщин, которых завоевывают. Мне чужд… сексуальный милитаризм!

Я НЕ СЧИТАЮ, ЧТО ЗНАЮ ЖИЗНЬ. НАВЕРНОЕ, ПОТОМУ, ЧТО НЕ ПРОЖИЛА ДО КОНЦА СВОЕ ДЕТСТВО

В смысле – вы верите в партнерство, союз равных?
М. Й.:  

Вот именно. И не только верю, но и реализую идею на практике. Мне наконец-то удается.

В нынешних отношениях, в браке? Позвольте спросить, почему только теперь?
М. Й.:  

Я и сама задумывалась над этим. Когда начала встречаться с рок-звездой – с гитаристом Red Hot Chili Peppers. Тогда я поняла, что не могу быть подружкой рокера. Природа не та, натура… Степень эмоциональнос ти повышенная, реакции… искрометные, если определять их мягко. И я не могу… принадлежать! По большому счету именно поэтому до Пола (Пол Андерсон – муж Йовович, кинорежиссер. – Прим. ред.) мои отношения, и с разными людьми, длились два-три года, все они были крайне непродолжительны. Подавляющему большинству мужчин свойственно желание обладать. Но они склонны обманывать себя. Сначала их всегда очаровывала моя самостоятельность, то, что я всегда чем-то занята, что снимаюсь для журналов и пишу песни, что хожу по подиуму и играю в кино, что молода и ничего себе, что занимаю определенное место и небедна, что мне ничего от них не нужно, кроме, собственно, их самих… А потом их начинало возмущать именно то, что раньше нравилось во мне. В ход шли упреки: «Ты всегда занята», «Ты из-за работы отменила наше путешествие», «Ты не позвонила, когда я ждал твоего звонка». Ненавижу телефон! Мне казалось, что, раз я полагаюсь на человека и считаю его главным в своей жизни, я могу заняться тем, что мне нравится, что считаю необходимым. Но это никогда не работало. Скорее всего, это моя вина, но факт: я всегда надеялась, что мужчина рядом со мной будет достаточно щедр, чтобы выделить некое пространство для моей свободы. А все происходило наоборот: партнеры пытались заставить меня чувствовать вину, беспокойство, дискомфорт.

Теперь надежды оправдались?
М. Й.:  

Да. Полу не нужно обладать мной целиком. Он исключительно деликатен. Он сильный человек и поэтому не находит меня слишком напористой, слишком самостоятельной. Ему свойственно такое особое режиссерское спокойствие – когда несешь ответственность за слишком многое, должен быть хотя бы внутри себя сбалансирован, спокоен. И он спокоен. Поэтому мы вместе уже столько лет. Десять! Но, конечно, это не единственная причина. Вторая… Нечего скрывать – я страстная натура. Я хочу понаделать массу дел, увлекаюсь, берусь за все. Так или иначе, вся моя жизнь – просто разнообразная работа. Что значит: мы с партнером должны быть связаны общим делом, тем, что существенно для нас обоих. И если это не так, я даже не знаю, о чем с ним говорить. Мне нравятся такие отношения, в которых он высказывает одну мысль, просто так, в болтовне, я – другую, он мне отвечает, и – бум! – мы придумали фильм! Или съемку для журнала. Или песню. В общем, я никогда не могла представить себя в романе… например, с врачом. Черт, даже с самим доктором Хаусом!

Но в целом-то получается, что вы цените в мужчине его способность сдерживать, дозировать свою любовь к вам…
М. Й.:  

Наоборот – способность не бояться, если женщина рядом чувствует себя неплохо! Не считать, что ее уверенность в себе, востребованность вас разлучают. Именно такого рода щедрость делает мужчину привлекательным в моих глазах.

А в женщинах что вам нравится?

МНЕ НРАВЯТСЯ ЛЮДИ В СОГЛАСИИ С СОБОЙ. РЯДОМ С ТАКИМИ И МЫ ОБРЕТАЕМ РАВНОВЕСИЕ

М. Й.:  

Знаете, все женщины, к которым расположены люди, находятся в согласии с самими собой. Приняли себя и поэтому не несут перед собой на вытянутых руках свое драгоценное эго, которому нужны все новые жертвы, будь то новый мужчина или новая сумка за пять тысяч баксов. Женщины, которые знают себе цену, не преувеличивают ее и не преуменьшают. В мире так много людей, ненавидящих себя и свою жизнь! Так что когда встречаешь человека в неподдельной гармонии с собой, и сам обретаешь равновесие. А человек, сообщающий спокойствие и уверенность… что может быть привлекательнее?

* Фильм «Выкрутасы» Левана Габриадзе с Миллой Йовович в одной из главных ролей (а в двух других – Иван Ургант и Константин Хабенский)

Источник фотографий: FOTOBANK
P на эту тему
  •   

Psy like
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерСЕНТЯБРЬ 2017 №20137Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты