psyhologies.ru
тесты
текст: Ольга Сульчинская 

Нонна Гришаева: «Со слабостью у меня слабо»

Отношения матери и дочери, даже самые лучшие, не всегда безоблачны. О том, как взрослая женщина и ее дочь-подросток преодолевают трудности, рассказывает пьеса Елены Исаевой «Про мою маму и про меня», которую недавно поставили в Московском областном ТЮЗе в Царицыно. Что думает об этих отношениях Нонна Гришаева, художественный руководитель этого театра и исполнительница главной роли в спектакле?
Нонна Гришаева и Христина Полуянова ФОТО Андрей Маленков 

Все события вращаются вокруг предчувствия любви или воспоминаний о ней. В пьесе две главные героини: нескладная дочь-подросток и изящная, женственная, переживающая за своего ребенка Мама... Нонна Гришаева играет роль Мамы. Она также автор книги советов для девочек-подростков1 и мать 18-летней дочери. Так что «дочки-матери» – определенно ее тема.

Psychologies: 

Может ли мать научить свою дочь женственности?

Нонна Гришаева: 

Конечно! Каждая мама должна помочь обрести женственность, одобрять ее на этом пути и вдохновлять. Об этом же и в пьесе: «Выпрямись! Голову выше! Ноги до конца выпрямляй! Походка должна быть легкой и грациозной!»

читайте также

Обязаны ли мы любить свою мать?

В этой пьесе Мама выглядит как идеал женственности. Но далеко не все женщины обладают этим даром. Могут ли они что-то сделать для своих дочерей?

Н. Г.: 

Да. Если мама не может показать этого на своем примере, это не значит, что она не сможет помочь дочери. Она может показать ей другие примеры, вместе с дочерью смотреть фильмы с Одри Хэпберн и Софи Лорен…

Но ведь и в пьесе дочь возражает: «Я же не Софи Лорен». Разве недосягаемый идеал не будет подавлять?

Н. Г.:  

Идеалы очень помогают, и не стоит считать их недосягаемыми. Это эталон, который ставишь себе перед глазами. Когда я поступала в театральный институт, я как раз читала книгу Людмилы Гурченко «Аплодисменты». Я не просто стремилась достичь ее уровня, я знала, что могу не только, как она, петь и танцевать, а могу еще и пародировать.

читайте также

Мать в роли... обвинителя

Ваша мама помогала вам в детстве?

Н. Г.: 

Мама отдала меня в музыкальную школу, в балетную, и в театральную студию. Об этом хорошо сказано в пьесе Лены Исаевой: «Нужно пробовать себя там, где тонко… где тебе легче все дается». Мне с детства давались и танец, и музыка, и вокал. Очень важно, чтоб родители помогли ребенку в поиске себя, помогли понять, куда идти. Потому что ребенок сам не всегда знает это о себе. Может, он рисует талантливо или собирает из лего, но не замечает, что делает это хорошо. Задача родителей – разглядеть, заметить и помочь ему дальше двигаться в этом направлении.

Что вы как мать делали для своей дочери?

Н. Г.:  

С моей дочерью мы пошли методом проб и ошибок. Попробовали танцевальную школу, хор – то, чем я занималась. Но когда поняли, что у нее другие способности, не те, что были у меня, не стали настаивать и забрали ее из музыкальной школы. Дочь потрясающе рисует, а я этого совершенно не умею! И вот этот талант мы и стали развивать. Сейчас она учится в университете на отделении графики и иллюстрации. И, кстати, форзац моей книги иллюстрировала моя дочь. А я в очень значительной степени писала эту книгу для нее.

Случается, что между матерью и дочерью возникают отношения соперничества – и чисто женского, и в творчестве. Знакомо ли вам это?

Н. Г.:  

Не могу себе этого представить. У меня любые успехи дочери вызывают только радость за нее. Я всегда даю ей свои вещи, драгоценности, пальто, помогаю ей быть еще более красивой, интересной. Ведь это так здорово, когда твоя дочь прекрасно выглядит!

читайте такжеДочь и мать: отделиться трудно, но необходимо!

Чем отличается дружба с мамой от дружбы с ровесницами?

Н. Г.:  

С подружками-ровесницами у девочек бывают сложные отношения, с соперничеством, с завистью. А с мамой такого быть не может. Никакой ревности и зависти, только абсолютная искренность: ведь ты мой самый близкий человек, моя частичка. Подружкина кофточка понравилась, ты позавидовала. А мамина понравилась – так она снимет и отдаст.

Кажется, что опыт вашего детства был очень счастливым. Так ли это?

Н. Г.:  

Мой опыт был сложным. Моя мама учительница, и со мной она бывала довольно жесткой, хотя и помогала мне во многом. Свои отношения с дочерью я как раз пыталась строить по-другому. Я считаю, что с любым ребенком надо уметь договориться. Всегда можно объяснить, почему не надо что-то делать или куда-то нельзя идти. Надо не приказывать, тем более не запугивать, а спокойно, терпеливо объяснять.

Похож ли ваш личный опыт на историю, которую вы играете в спектакле?

Н. Г.:  

Да, в чем-то очень похож. Я думаю, что главное – быть другом своему ребенку, самым близким, бескорыстным и верным. Об этом и пьеса. Не только мама помогает дочери в трудные моменты, но и дочка помогает маме. Умирает их папа, мама долго горюет, и тогда дочка начинает думать, чем ее утешить, и ради этого пытается отыскать ее первую любовь. Это очень глубокое взаимопонимание.

читайте такжеПочему подростки не хотят взрослеть?

В книге вы пишете: «если ни о какой взаимности даже в принципе речи идти не может, какая же это любовь?» Это относится только к подросткам или ко взрослым тоже?

Н. Г.:  

Это относится ко всем. Без взаимности любовь превращается в страдание, в самобичевание или самопожертвование. То есть уже во что-то совершенно другое.

Каковы слагаемые женственности?

Н. Г.:  

Женственность – всеобъемлющее понятие. Сюда входит и походка, и взгляд, и внешний вид, и твое настроение, и твоя улыбка, все вместе. Добавлю еще – твоя слабость. Не всегда, но в какие-то моменты. Это неотъемлемая часть женственности, и мужчины ценят это. Я очень сильная женщина, и со слабостью у меня слабо. Но когда я ее чувствую, то не скрываю, а пытаюсь проявлять.

1 Н. Гришаева «Советы дочкам. Папиным и маминым» (Азбука-Аттикус, 2012).
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье