psyhologies.ru
тесты
текст: Елена Губайдуллина 

Полина Агуреева: «Я думаю о своем внутреннем движении»

Она словно прячется за характерами своих многоликих героинь. Сильных и нежных, насмешливых и жестких, прямодушных и переменчивых... Эти черты угадываются и в ней самой, и кажутся масками, закрывающими ее настоящую. Полина Агуреева никогда не играет себя. Тем интереснее перелистать вместе с актрисой ее фотоальбом и услышать ее комментарии.

Полине Агуреевой 31 год. Актриса театра «Мастерская Петра Фоменко». Лауреат театральных и кинопремий. Роли в фильмах «Долгое прощание», «Эйфория», сериале «Ликвидация». Спектакли «Мастерской П. Фоменко»: «Бесприданница» (30 апреля, 11, 17 мая), «Одна абсолютно счастливая деревня» (13 мая), «Белые ночи» (8, 9 мая), «Египетские ночи».

«Подарок сына – самая большая драгоценность»

«Подарок сына – самая большая драгоценность»

«На Новый год трехлетний сын подарил мне колечко с жемчужиной. Петя сам выбрал его в газетном киоске, но беспокоился, что у него нет денег. Мы написали письмо Деду Морозу, просили „Страну динозавров“ для Пети. А вдруг там будет и для меня колечко? И каково же было наше удивление, когда в Новый год Дед Мороз принес „Страну динозавров“ и колечко. Петя закричал: „Мам, смотри, что-то блестит! Поздравляю!“ И теперь все время проверяет: „Ты надела мое колечко? Смотри не потеряй, береги его!“ Приятно, что сын нежно ко мне относится. Я хочу, чтобы в нем жила ответственность за других людей».

«Мы с мамой думаем вместе»

«Мы с мамой думаем вместе»

«В переходном возрасте у меня был большой протест против родителей. Конфликта не было, но я росла, отвоевывала свою территорию, хотела читать свои книжки, надевать свою одежду, думать свои мысли. Довольно рано уехала из дома, на втором курсе института решила жить в общежитии. И с этого момента я стала по-настоящему дружить с мамой. Может быть, не стало бытовых обязательств, или просто переходный возраст закончился. Мы с мамой стараемся вместе думать. Мне это очень дорого и ценно. Она сильный, глубокий и тонкий человек. В шутку сравниваю ее с мудрецом-затворником. Мама сидит в огромном доме в лесу и читает книжки. С нею – мои младшие брат и сестра».

Кто я?

Кто я?

«Это слишком философский вопрос. Я бы сказала, что я – это путь. Всегда думаю о собственном внутреннем движении. Цели у этого пути нет. Мне кажется, что каждый шаг – это и есть цель. Как красиво написано у Юнга: „Нужно относиться к себе как к произведению искусства“. Я бы очень хотела заниматься таким самотворчеством. Хотя это трудный процесс. Но в чем тогда смысл, если не в этом? Самотворчество для меня – это способность говорить себе правду, способность разбираться в себе и свободно выбирать что-то определенное из многого. На картине Брейгеля „Безумная Грета“ на фоне маленького города нарисована огромная женщина. Безумными шагами она идет с какими-то ведрами, кастрюлями. Как будто сошедшая с ума Федора. Вот и я все время пытаюсь идти вперед. Конечно, человек нелепое существо. Может быть, поэтому нам так хочется гармонии?»

«Желаю для сына внутренней свободы»

«Желаю для сына внутренней свободы»

«Появление Пети меня изменило. Очень непривычное состояние – перестаешь принадлежать себе и начинаешь существовать для другого. Мне очень повезло, что он у меня есть. Присутствие сына помогает находить смысл жизни во всем. Он сложный мальчик и совершенно отдельный, другой. Мне хотелось бы помочь ему быть внутренне свободным, цельным человеком. Чтобы его поступки соответствовали его внутренним потребностям, чтобы у него был стержень, дающий ощущение свободы. Независимость трудно завоевать. Я хотела бы, чтобы у Пети это получилось».

«Люблю быть некрасивой на сцене»

«Люблю быть некрасивой на сцене»

«Холодно и горячо, или Идея господина Дома» – пьеса бельгийского драматурга Кроммелинка. Очень чувственная, странная. Ее ставила Елена Невежина на нашем курсе в РАТИ. У меня была характерная роль служанки, «подпольной мыши». Не главная роль, но я очень любила этот спектакль. Мне нравилось быть некрасивой на сцене – в уродливом платье, с уродливой прической, с выбеленными ресницами. Нравилось то, что в персонаже мало женского. Мне кажется, что в человеке гораздо больше нелепого и некрасивого, чем красивого. Как без изъянов? Даже любишь за изъян. А красота – внутри».

«Детство – время неопределенности»

«Детство – время неопределенности»

«Я помню детство как очень грустное время своей жизни. Мне вообще всегда очень жалко детей. Потому что это время полной неопределенности, когда ты не знаешь, кто ты. Самый страшный период – первый класс. Какой-то ад. Я не могла сориентироваться, понять, чего от меня хотят, помню очень строгую учительницу и что я была какой-то не собой. Помню состояние неприспособленности и одиночества. Вообще-то я всегда была закомплексованным человеком. Но выступать в школьных постановках и концертах тем не менее всегда любила. Это сочетание осталось во мне до сих пор».

«Фотография увлекает своей театральностью»

«Фотография увлекает своей театральностью»

«Увлекаюсь фотографированием. Это – одна из моих работ. Люблю фотографировать города, интересные ситуации, разных людей. Мне интересна композиция, и я фотографирую очень театрально. Фактически снимаю мизансцены. Получается маленький своеобразный мир. Если под определенным непривычным углом сфотографировать, например, зеркало, то получится другое, театральное измерение».

«Не выношу никакой фальши»

«Не выношу никакой фальши»

«Петр Наумович Фоменко воспитал во мне боязнь фальши. Я очень хорошо помню, как мне было страшно, когда он белел и говорил про мою игру, что видел на сцене вранье. Я терпеть не могу фальшивить. А когда вижу, как это делают другие, мне просто плохо становится. Петр Наумович – один из самых дорогих людей в моей жизни. Он очень профессионален и относится к разряду тех удивительных, фантастических режиссеров, которые могут идти за актером. Конечно, он держит репетиционный процесс в своих руках. Но со мной, наверное, сложно репетировать. Потому что я не могу избавиться от собственной позиции, не могу ее выбросить и подчиняться. Конечно, это мешает режиссеру».

«Испания привлекает чувственностью»

«Испания привлекает чувственностью»

«Я с детства фанат Испании. Любила ее заочно, много читала про нее. И на первые же заработанные деньги туда поехала. Потрясающая страна, нелепая, похожая на неровный кусок колотого сахара. Мне нравится все: природа, архитектура, смешение менталитетов. Например, в католической церкви висит звезда Давида. В другой церкви – изображение хихикающей Марии с Христом на руках. А в эмоциональных контрастах испанцев – от восторга до безумия – есть что-то языческое. Может, я все придумала, но мне дорога такая Испания – живая, чувственная и странная».

«Картины Эль Греко поразили болью и светом»

«Картины Эль Греко поразили болью и светом»

«От картин Эль Греко я испытала самое сильное в жизни художественное потрясение. Я видела их в городе, где он жил, – в Толедо, старой столице Испании. В своей знаменитой серии „Двенадцать апостолов“ Эль Греко рисовал душевнобольных людей. Полотна находятся в старой церкви и излучают такую боль и такой свет, которые невозможно вынести. Изображены люди, как бы зависшие в пространстве. Вроде бы святые, но не надмирные. Уже не земные, но еще не небесные. Очень больно от этих картин. Но они прекрасны».

«Я не готова всегда говорить правду»

«Я не готова всегда говорить правду»

«В „Бесприданнице“ я не могла себе позволить быть просто привлекательной женщиной. Мне кажется, пьеса не про это. У Ларисы языческая природа, в которой уже заложена трагедия. Она не может справиться со своими чувствами, готова поставить на кон все ради любви. Лариса – непохожая на меня женщина. Бескомпромиссная, жестокая, всегда говорящая правду. В жизни я не обладаю такой степенью свободы и смелости, хотя внутри меня сидит синдром Чацкого. Думаю, что правду можно говорить только самым близким людям, которые готовы ее услышать».

Источник фотографий: FOTOBANK.COM, ЛАРИСА ГЕРАСИМЧУК, ИЗ ДОМАШНЕГО АРХИВА
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье