psyhologies.ru
тесты
текст: Алла Ануфриева 

Валерия: «Я могу смеяться над прошлым»

Восхищение и неприятие она вызывает в равной мере и по одним и тем же поводам. Она стала жертвой домашнего насилия и написала об этом книгу. Теперь счастлива в браке и не боится ни громко говорить об этом, ни быть заподозренной в неискренности. Встреча с Валерией, которая продолжает строить жизнь по личному сценарию.
ВалерияВалерия

В последние годы она меняется внешне, будто теряя привязку к реальности и все больше напоминая некое идеально сказочное существо: белоснежные волосы, голубые глаза, точеная фигура… Эта фея вечной молодости улыбается мне со всех обложек. На каком языке нам общаться? Проходя через кордоны охраны вокруг и внутри ее дома, я представляю себе дворцовый зал и горничных в накрахмаленных передниках… Но первое, что вижу, попадая в квартиру, – две пары детских кроссовок у стены в прихожей. А затем и хозяйку в спортивных брюках: «Проходите, я приготовлю нам чай». Гостиная просторна, но не замок. Строгая мебель, пара картин… Этот лаконизм словно говорит: живущие здесь не расположены сибаритствовать. Эмоциональная, разговорчивая и вполне земная женщина с тремя детьми, Валерия управляет своей жизнью отнюдь не с высот рекламных щитов. Жесткий график занятий, гастролей, детские расписания – у нее все четко и под контролем. В отличие от тех десяти лет предыдущего брака с продюсером Александром Шульгиным, которые она подробно описала в своей книге «И жизнь, и слезы, и любовь» (Азбука, 2006). Тогда начинающая джазовая певица Алла Перфилова изменила имя, чтобы дать жизнь будущей эстрадной знаменитости. А получилось – изменила свою судьбу. Она не знала, что ее путь к славе будет проходить через унижение, страх и несвободу.

Сегодня Валерия уверенно говорит, что у нее все в порядке: она смогла преодолеть ситуацию и стала еще успешнее, ярче. Но самокритичность и неудовлетворенность собой не позволяют ей расслабиться. Похоже, прилежная и обязательная Алла Перфилова по-прежнему живет в Валерии и ни на секунду не снимает с себя ответственности за ее успех.

В августе 2008 года Валерия была назначена Послом доброй воли МОМ (Международная организация по вопросам миграции). Она получила медаль за заслуги в борьбе с торговлей людьми: певица больше года привлекает внимание общественности к проблемам рабства.

Psychologies:  Вам нравится ваша популярность?
Валерия:  Я как-то не особенно впечатляюсь ею, вообще не думаю на эту тему.
Но когда ваше собственное лицо смотрит на вас с афиш размером 3 на 6 м2, что вы ощущаете?
В.:  Ничего. Нет, наверное, мне это приятно. Но не могу сказать, что я упиваюсь этим. Может быть, потому, что в тот момент, когда я могла заболеть звездной болезнью, меня очень здорово заземляли в личной жизни. Внутри семьи было столько проблем, что мне было все равно, что там печатают, показывают… И это отношение невольно перенеслось на жизнь благополучную. Я к себе очень критично отношусь, и, если появляется удачная съемка, я смотрю на нее как на объект фотоискусства. Даже не верится, что это я.
В десять лет вы впервые вышли на сцену районного Дома культуры…
В.:  Тогда я впервые испытала особое состояние – оно бывает только на сцене. Как будто я нахожусь в особом измерении, как в Зазеркалье, и, что со мной происходит, не знаю. Я… не вполне адекватна в этот момент – я другая на сцене, совсем другая… даже не могу объяснить, какая. Мне очень нравилось петь, и я твердо знала, что буду артисткой, буду выступать на большой сцене. Только по незнанию можно быть такой уверенной. Когда в 17 лет я приехала поступать в Гнесинский институт, я совершенно не волновалась! И только ближе ко второму курсу меня пронзило чувство страха сцены. Я думала: боже, как я далека еще от идеала… Я уже более трезво смотрела на себя и более адекватно сравнивала себя с другими... И вот с этим страхом, что не выступлю хорошо, мне пришлось несколько лет бороться. Получив диплом, я могла бы сказать: вот оно – я стала певицей! Но у меня не было своих песен, репертуара. Потом нужно было, чтобы зритель ко мне проникся и полюбил, а это следующий шаг к мечте. Поэтому только сейчас я могла бы сказать, что она сбылась. Но не скажу: если так, то можно все сворачивать – и на пенсию.
Источник фотографий: Борис Захаров, фото из личного архива
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье