текст: Жанна Присяжная 

«Мы были детьми, которые хотели спасти мир, но не вышло»

«Чудо-Женщина» – первый фильм о супергероях, снятый женщиной. Режиссер Патти Дженкинс рассказывает о гендерном неравенстве в Голливуде и о том, как снимать женщин-воинов без сексуального контекста.
Патти Дженкинс: Мы все были детьми, которые хотели спасти мир, но не вышло
Psychologies: 

Прежде чем приступить к съемке, вы говорили с Линдой Картер? ведь она первая, кто исполнил роль Чудо-Женщины в сериале 70-х годов, и она стала культовой фигурой для многих.

Патти Дженкинс: 

Линда была первым человеком, кому я позвонила, когда начался проект. Я не хотела снимать альтернативную версию Чудо-Женщины или новую Чудо-Женщину, она была той Чудо-Женщиной, которая мне нравилась, и она была той причиной, по которой мне понравилась сама история об амазонке Диане. Она и комиксы – даже не знаю, кто или что мне понравилось в первую очередь, для меня они шла рука об руку – Чудо-Женщина и Линда, которая исполняла ее роль на телевидении.



Что сделало для меня Чудо-Женщину особенной, так это то, что она была сильной и умной, при этом доброй и теплой, красивой и доступной. Ее персонаж был популярен так много лет именно потому, что она сделала для девочек то, что Супермен в свое время сделал для мальчиков, – она была тем, кем мы хотели быть! Помню, еще на детской площадке я представляла себя Чудо-Женщиной, чувствовала себя настолько сильной, что могла самостоятельно давать отпор хулиганам. Это было потрясающее ощущение.

Она может рожать детей и одновременно выполнять каскадерские трюки!

Чудо-Женщина для меня отличается от других супергероев своими намерениями. Она здесь, чтобы сделать людей лучше, это довольно идеалистический взгляд, и тем не менее она здесь не для того, чтобы драться, чтобы сражаться с преступностью, – да, она делает все это, защищая человечество, но в первую очередь она верит в любовь и правду, в красоту, и при этом она невероятно сильная. Именно поэтому я позвонила Линде.



Кто лучше, чем сама Линда Картер, сможет нам дать совет о том, как сохранить наследие того персонажа, который она сама же во многом и выстроила? Она дала нам массу советов, но вот что мне запомнилось. Она меня просила передать Галь, что она ни разу не играла Чудо-Женщину, она только играла Дайану. И это очень важно, Дайана – это персонаж, пусть и с прекрасным набором качеств, но это твоя роль, и ты решаешь проблемы с теми силами, которые ей даны.

Галь Гадот оправдала ваши ожидания?

Она их даже превзошла. Меня даже раздражает тот факт, что я не могу подобрать достаточно лестных слов в ее адрес. Да, она много работает, да, она может рожать детей и одновременно выполнять каскадерские трюки!

Патти Дженкинс: Мы все были детьми, которые хотели спасти мир, но не вышло

Этого более чем достаточно! А каково было создавать целую армию женщин-амазонок?

Тренировки были очень напряженными и порой жесткими, это был вызов физической форме моих актрис. Чего только стоит верховая езда, тренировка с тяжелым весом. Они изучали боевые искусства, ели 2000-3000 ккал в день – им надо было быстро набрать в весе! Но все они так поддерживали друг друга – это не то, что вы увидите в мужской качалке, но я порой видела, как мои амазонки ходят по площадке и опираются на трость, – у них то спину прихватывало, то колени болели!

Одно дело снять фильм, другое дело – стать первой женщиной, которая сняла многомиллионный блокбастер. Вы ощутили на себе этот груз ответственности? Ведь, по сути, вы должны изменить правила игры огромной киноиндустрии…

Да не сказала бы, у меня не было времени даже подумать об этом, если честно. Это тот фильм, который я очень долго хотела снять. Все мои предыдущие работы вели меня именно к этой картине.



Я ощущала груз ответственности и давление, но скорее с той точки зрения, что фильм о Чудо-Женщине сам по себе очень важен, ведь у нее столько фанатов. Я поставила себе цель – превзойти все ожидания и надежды, связанные с этой картиной. Думаю, что это давление со дня, когда я подписалась на этот проект и вплоть до последней недели, не менялось.

Я поставила себе цель – превзойти все ожидания и надежды, связанные с этой картиной

Все, о чем я думала, так это то, что хочу снять фильм и убедиться в том, что то, что я делаю, – это лучшее, на что я способна. Я все время думала: а выложилась ли я на полную или могу сделать еще лучше? И только последние пару недель я думала: а закончила ли я работу над этим фильмом? И только теперь, бум, я вдруг в этом мире, где меня спрашивают, каково быть женщиной-режиссером, каково было возглавить проект с многомиллионным бюджетом, каково снимать фильм, где главная роль у женщины? Если быть откровенной, только сейчас начала об этом думать.

Это, пожалуй, тот редкий фильм, когда сцены с женщинами-воительницами сняты без сексуального контекста, тогда как редкому мужчине-режиссеру это удается…

Забавно, что вы это заметили, часто мужчины-режиссеры услаждают самих себя, и это довольно смешно. И знаете, что смешно, – я тоже наслаждаюсь тем, что мои актеры выглядят невероятно привлекательно (смеется). Я не собиралась перевернуть все с ног на голову и снять фильм, где персонажи намеренно непривлекательны.

Часто мужчины-режиссеры услаждают самих себя, и это довольно смешно

Я думаю, что очень важно, чтобы зрители могли соотнести себя с персонажами, чтобы они вызывали у них чувство уважения. Мне порой хотелось, чтобы кто-то записывал наши разговоры, когда мы говорили о груди Чудо-Женщины, потому что это был разговор из серии: «А давайте погуглим картинки, вот видите, вот это настоящая форма груди, натуральная! Нет, вот это торпеды, а вот это красиво» и так далее.

Патти Дженкинс: Мы все были детьми, которые хотели спасти мир, но не вышло

В Голливуде так много говорят о том, что так мало женщин-режиссеров по сравнению с мужчинами, а вы что думаете? Почему так происходит?

Забавно, что эти разговоры имеют место быть. В Голливуде очень много сильных и властных женщин, так что я до сих пор не разобралась, в чем тут дело – есть женщины и во главе киностудий, и среди продюсеров, и среди сценаристов.



Единственное, что мне пришло в голову, – возник феномен после выхода в прокат «Челюстей», после первого уикенда возникла мысль, что блокбастеры и их популярность зависят от мальчиков-тинейджеров. Это единственное, потому что мне кажется, что меня всегда очень поддерживали и подбадривали, не могу сказать, что меня не поддерживали. Но если в итоге киноиндустрия заинтересована во внимании от мальчиков-тинейджеров, к кому они пойдут, чтобы получить это?

70% мирового бокс-офиса в наше время – это женщины

К бывшему мальчику-тинейджеру, кто может быть режиссером этого фильма, – вот здесь и открывается другая проблема киноиндустрии, они метят в очень маленькую аудиторию, а она распадается в наше время. Если я не ошибаюсь, 70% мирового бокс-офиса в наше время – это женщины. Так что, думаю, в итоге это комбинация этих двух вещей.

Почему женщинам платят меньше и так ли это? Неужели Галь Гадот платят меньше, чем Крису Пайну?

Зарплаты никогда не бывают равными. Есть специальная система: труд актеров оплачивается на основании их предыдущих заработков. Все зависит от кассовых сборов фильма, от того, когда и как они подписали контракт. Если вы начнете в этом разбираться, вас многое удивит. Однако, я согласна, это большая проблема, когда мы узнаем, что люди, чья игра нам так нравится и которых мы любим многие годы, что их труд оплачивается меньше, это удивляет. К примеру, Дженнифер Лоуренс – самая большая звезда мира, и ее труд не оплачивается должным образом.

Вы участвуете в проекте «Чудо-Женщина» много лет. Почему именно сейчас фильм выходит?

Честно, не знаю и не думаю, что есть объективная причина, почему все сложилось так, не было тут никакой теории заговора. Я помню, что хотела снять фильм, но сказали, картины не будет, потом мне отправили сценарий и сказали: фильму быть, но я забеременела и не могла снять. Не знаю, почему они не сняли тогда фильм.

Патти Дженкинс: Мы все были детьми, которые хотели спасти мир, но не вышло

Что нужно, чтобы в экшн-фильмах появилось больше женщин?

Нужен успех, коммерческий успех для начала. Система киностудий, к сожалению, слишком медленная и неповоротливая, чтобы подстраиваться под перемены. Поэтому каналы вроде Netflix и Amazon стали преуспевать. Большим корпорациям в принципе трудно быстро меняться.



Меня всегда удивляет тот факт, что мы можем ощущать действительность как угодно, но коммерческий успех трансформирует людей. Только тогда они понимают, что вынуждены меняться, открывать глаза и осознавать, что мир уже не прежний. И, к счастью, этот процесс уже происходит.



Конечно, у меня есть масса личных причин преуспеть, собрать большую кассу. Но где-то в глубине души есть и другая я – та, которой не удавалось снять этот фильм, которой все твердили, что из этого ничего не выйдет, что никто не захочет смотреть такое кино. Я просто надеялась, что смогу доказать этим людям, что они ошибались, что я покажу им что-то, чего они никогда не видели. Я была рада, когда так произошло с «Голодными играми» и «Инсургентом». Я каждый раз радуюсь, когда подобный фильм привлекает новую, неожиданную аудиторию. Это доказывает, насколько такие прогнозы неверны.

После премьеры фильма Галь Гадот станет звездой мирового масштаба, вы же в этом бизнесе не первый день, какой совет вы ей дали или дадите?

Единственное, что я сказала Галь Гадот, – ты не должна быть Чудо-Женщиной каждый день, семь дней в неделю. Ты можешь быть собой. Я немного обеспокоена ее будущим, только не подумайте ничего плохого. Здесь нет негативного подтекста. Она прекрасная женщина, и она так хороша в роли Чудо-Женщины. Мы с ней собираемся поехать в Диснейленд с нашими детьми этим летом. В какой-то момент я подумала, что мы не сможем.

Единственное, что я сказала Галь Гадот, – ты не должна быть Чудо-Женщиной каждый день, семь дней в неделю. Ты можешь быть собой

Мамы, посмотрев на нее, могут подумать, что их дети решат, что вот эта женщина может быть лучшим родителем, чем они сами, – так что для нее это может быть странная «поездка» по жизни. Но в то же время, я думаю, мало кто готов к этому больше, чем она, она так человечна, так прекрасна, так естественна. Мне кажется, она всегда будет помнить, что она в первую очередь обычный человек. И не думаю, что у нее вдруг появится звездная болезнь.

Если говорить о любовном интересе Чудо-Женщины: каково было найти мужчину, создать персонажа, который мог быть ее партнером?

Когда вы ищете земного партнера супергероя, вы всегда ищете кого-то потрясающего и динамичного. Такого, как Марго Киддер, которая играла подругу Супермена. Кого-то смешного, интересного. Чем мне приглянулся герой Стива? Он пилот. Я сама выросла в семье пилотов. Это то, что я сама люблю, у меня свой роман с небом!

Мы все были детьми, которые играли с самолетиками, и мы все хотели спасти мир, но не вышло. Вместо этого мы делаем то, на что способны

Мы постоянно говорили с Крисом Пайном о том, что мы все были детьми, которые играли с самолетиками, и мы все хотели спасти мир, но не вышло. Вместо этого мы делаем то, на что способны, и вдруг на горизонте появляется эта женщина, которой удается спасти мир, к его удивлению. Так может быть, тогда на самом деле мы все способны на спасение мира? Или хотя бы изменить его. Я думаю, наше общество пресыщено идеей того, что компромиссы неизбежны.

В западном кино нечасто действие происходит в Первую мировую. Были ли какие-то сложности или преимущества для вас, когда вы работали с этой темой?

Это было здорово! Сложность состояла в том, что комиксы довольно примитивно, попсово отображают ту или иную эпоху. Обычно используют буквально несколько штрихов.



Если у нас 1940-е, Вторая мировая – а мы все знаем достаточно о Второй мировой, – то сразу в ход идут несколько клише, и сразу всем понятно, о каком времени идет речь.



Я лично исходила из того, что хорошо разбираюсь в истории Первой мировой. Чего мы хотели избежать, так это превращения нашего фильма в документалку от BBC, когда все выглядит настолько достоверно, что зрителю ясно: «Ага, это историческое кино».



Кроме того, в фильме фигурирует и мир фэнтези, и антураж Лондона. Наш подход был примерно таким: 10% – чистый поп, остальное – неожиданное количество реализма в кадре. Но когда мы добрались до самой войны – вот где полное безумие. Первая мировая была настоящим кошмаром и действительно великой войной. Мы решили передать атмосферу через достоверные костюмы, но не вдаваться в исторические детали самих реальных событий.



Когда снимают кино о супергероях во Второй мировой, не показывают концлагеря – зритель просто не в состоянии этого вынести. То же самое и здесь – мы не хотели буквально показывать, что в день могло умереть до ста тысяч людей, но в то же время зритель может это почувствовать. Я была поначалу ошеломлена трудностью поставленной задачи, но потом я была рада, дико рада, что мы поместили действие в Первую мировую.

Ваш отец был военным пилотом...

Да, и он прошел через все это. Он пошел в пилоты из-за Второй мировой. Он хотел изменить что-то к лучшему. А закончил он тем, что бомбил деревни во Вьетнаме. Он даже написал об этом книгу. Он закончил военную академию на «отлично», чтобы в итоге стать тем, кем он стал. Он не понимал: «Как я мог быть злодеем? Я думал, что я из хороших парней»...

В этом есть трусость, когда генералы посылают молодых людей умирать.

Да, абсолютно! Что я действительно люблю в фильмах о супергероях, так это то, что они могут быть метафорой. Мы использовали богов в сюжете, чтобы рассказать о героине, которую мы все знаем. Мы знаем, кто такие супергерои, мы знаем, за что они борются, но наш мир в кризисе! Как мы можем просто сидеть и смотреть? Ладно, если ты ребенок, может, было бы и весело смотреть, но мы задаем вопрос: каким героем хочешь быть ты в этом мире? Боги, посмотрев на нас, людей, были бы шокированы. Но это то, кто мы сейчас, каков наш мир сейчас.



Поэтому нам было очень важно рассказать историю девушки, которая хочет быть героем, и показать, что значит действительно быть героем. Чтобы мы осознали, что ни одна суперсила не может спасти наш мир, – это история про нас самих. Это основная мораль фильма для меня. Мы все должны пересмотреть взгляды на героизм и храбрость.



В картине есть много разных героических персонажей – они все герои. Стив жертвует собой ради чего-то большего, он преподает нам урок, что во что бы то ни стало надо верить и надеяться. А Диана понимает, что ни одна сверхъестественная сила не может спасти нас. Важны наши собственные решения. Нужно еще снять фильмов сто об этом.

Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерОКТЯБРЬ 2017 №20138Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты