psyhologies.ru
тесты

Дина Рубина

Дина Рубина, автор «Почерка Леонардо», «Белой голубки», «Синдрома Петрушки» о любимых литературных героях и книгах, к которым она возвращается снова и снова.
alt
1. Что вы сейчас читаете?
Только что закончила книгу замечательного польского писателя Марека Хласко «Красивые, двадцатилетние» (Б.С.Г.-Пресс, Иностранная литература, 2000). Великолепный юмор, полная свобода интонации, довольно горькое отношение к жизни.
2. Книга, к которой вы регулярно возвращаетесь?
Это книги писателей, которые, видимо, как-то перекликаются интонационно с моим внутренним миром. Поэтому, например: Чехов, а не Достоевский; Набоков, а не Беккет; Бродский, а не…
3. Книга, которая вдохновила вас к творчеству?
Я стала сочинять так рано, что не помню, кто и что меня подталкивали. Но полный набор страстных подростковых привязанностей прошла в свое время. Как и юношеских – позже. Как ни странно, в подростковом возрасте любимыми были письма Чехова. Я их знала наизусть: «Друзья мои тунгусы!..» и так далее… Это здорово ставит интонацию и стиль.
4. Книга, которая рассмешила вас до слез?
Ну, это не трудно, я вообще смешлива и юмор очень ценю, да и сама пошутить не дура. В разное время меня смешили и Ильф с Петровым, и какие-то пассажи у Довлатова, на днях хохотала над несколькими фразами у Марека Хласко – у него очень тонкий, едкий польский юмор.
5. Книга, которая помогла пережить трудные времена?
Боюсь, вы удивитесь. Дело в том, что трудные времена я всегда переживаю очень тяжко, работать не могу, отвлечься от мыслей и темы не в состоянии. Как ни странно, трудные времена для меня связаны с чтением, вернее, проглатыванием детективов. Правда, хороших детективов – чтобы забыться.
6. Герой, который вам близок?
Нет, я не способна вычленять и четко называть то и это. В разные моменты жизни я бывала влюблена в разных литературных героев, в том числе и в героев моих собственных книг – для меня ведь это абсолютно живые люди. Если говорить о дне сегодняшнем, то, пожалуй, так: я очень часто возвращаюсь к сборнику эссе Иосифа Бродского. Когда читаю «Набережную неисцелимых», мое сердце сжимается от любви и абсолютного понимания каждой интонации авторского «Я». Считать ли авторское «Я» героем? Это вопрос.
Источник фотографий: Russian Look
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Все зависимы? От привычки до аддикцииВсе зависимы? От привычки до аддикцииСмартфон, работа, секс, игры... Мы все стали аддиктами? Каждый на что-нибудь подсел? Мы задаем этот вопрос себе – и вам. Попробуем понять, где граница между привычным удовольствием и зависимостью, и разобраться, почему мы в неравном положении перед лицом соблазнов. Все статьи этого досье
Все досье