psyhologies.ru
тесты
текст: Алла Ануфриева 

Анна Стеценко: «Мы всегда можем стать творцами собственной жизни»

Что определяет развитие человека? Конечно, гены. А еще среда, в которой мы растем, общение, умение ставить себе цели и способность вкладывать усилия в их достижение... Впрочем, с генами все не так просто: «программа» их работы зависит от многих условий и меняется с течением времени. Возрастной психолог Анна Стеценко – о революции в представлениях о человеке, которая происходит на наших глазах.
alt

Анна Стеценко (Anna Stetsenko), специалист в области развития личности, профессор психологии кафедры психологии развития центра докторантуры Нью-Йоркского университета (с 1999 года). Она преподавала в МГУ им. М.В. Ломоносова, вела исследовательскую работу в Институте развития человека Макса Планка (Германия), была профессором в Университете Берна (Швейцария), приглашенным исследователем в Венском центре культурологии (Австрия). Автор многих научных публикаций в ведущих журналах мира, а также книги «Рождение сознания: становление значений на ранних этапах жизни» (ЧеРо, 2005). Сайт Анны Стеценко: annastetsenko.ws.gc.cuny.edu

alt
Psychologies:  

Вы занимаетесь психологией развития, а между тем ей уже 100 лет и множество разных идей сформулированы за это время – Пиаже, Выготским, Скиннером, Эриксоном… В какую сторону развивается сейчас эта теория? Что вам интересно в ней сегодня?

Анна Стеценко:  

То же, что интересовало психологов всегда. У нас ведь до сих пор нет ответов на самые принципиальные вопросы – о соотношении природы и культуры в развитии человека, о движущих силах этого процесса. О том, что имеет значение в процессе становления ребенка, что ведет к нарушениям. Эти и другие фундаментальные вопросы до сих пор открыты. Ни на один нет однозначных ответов. Можно воспринять эту неопределенность как огромное разочарование. Но с другой стороны, ощущение тайны, загадки – это естественная часть науки, оно и движет учеными, по сути. Так что здесь все только начинается.

читайте такжеКак генетика влияет на счастье

Биология – это судьба?

Как бы вы описали то, что сейчас начинается в науках о человеке?
А. С.:  

Сначала о том, что заканчивается. Подходит к концу 20-летний этап расцвета нейронаук, пристального интереса к роли мозга в развитии человека. Ведь в 1990-е годы возникла прямо-таки эйфория: мы все сможем объяснить, если в деталях изучим строение и функционирование мозга. Исследовать нейронные связи и появление очагов возбуждения в мозге действительно очень увлекательно: как только показываешь человеку картинку мозга, ему как будто становится все понятно. Визуальное изображение ответа успокаивает и создает ложное ощущение ясности, очевидности происходящего. Похожий эффект создают и исследования в области генетики и молекулярной биологии: ролью генов и биологическими законами нам пытаются прямолинейно объяснить развитие. Нас возвращают к старой идее Фрейда о том, что «биология – это судьба». И знаете, люди охотно в это верят, смиряются с тем, что гены за них все уже решили*. Меня тревожит то, что вот этот приоритет генов (или среды, это другая крайность) выливается – явно или подспудно – в морально-этическую норму: «От меня ничего не зависит». И «за меня решают другие». Однако есть и новое движение, которое, как ни странно, началось как раз в биологии, и там его называют концептуальной революцией, ни много ни мало. Речь о кардинально ином подходе к пониманию роли среды и генов в развитии человека. Он связан и с эпигенетическими исследованиями, и с «эво-дево» (evo-devo) — эволюционной биологией развития, в частности, с направлением, исследующим пластичность онтогенеза (индивидуального развития).

Почему это революция?
А. С.:  

Суть революции заключается в осознании того, что развитие организма далеко не жестко и не полностью определяется его генотипом. И что каждый человек – продукт чрезвычайно сложного взаимодействия генотипа и среды, которые к тому же нельзя рассматривать ни как отдельные факторы, ни даже как сумму факторов. Вот, скажем, у вас появился младенец, и вам кажется, что ему уже от рождения задана определенная генетическая программа. Да, набор генов присутствует. Но неправильно думать, что он однолинейно диктует поведение, способности, уровень интеллекта, развитие и прочее так, как он предопределяет рост или цвет глаз (хотя даже в этом задействованы сложные процессы).

На самом деле никакая программа в наших генах не зафиксирована раз и навсегда, как жесткий компьютерный код, ведь даже гены вовлечены в сложные взаимодействия с внешними факторами. Например, рост интеллекта в целом у населения в мире (так называемый эффект Флинна) никак невозможно объяснить факторами эволюционно-генетического толка. Потому что этот рост наблюдался в рамках десятилетий, то есть «поумнение» человеческого рода происходит на наших глазах.

Эффект Флинна

Статистический феномен, выражающийся в постепенном повышении показателей коэффициента интеллекта (IQ) с течением лет в целом по миру. Эффект назван в честь американского ученого-политолога Джеймса Флинна, опубликовавшего в 1984 году статью «The mean IQ of Americans: Massive gains 1932 to 1978» в журнале Psychological Bulletin.

Это лишь один из парадоксов, доказывающих, что нет жестких рамок развития, продиктованных заранее заданными условиями. Грандиозное исследование провела несколько лет назад американский психолог Эстер Тилэн (Esther Thelen). Она внимательно изучала, как младенцы осваивают разные двигательные навыки, как они начинают ходить и думать. На протяжении многих лет ученые полагали, что это происходит, когда части мозга, ответственные за эти виды деятельности, созревают. А Эстер сделала противоположный вывод: созревание мозга – это во многом ответ на физический опыт, на движение. Вся наша умственная деятельность основана на том, что мы постоянно активно действуем в окружающем мире и получаем опыт на основе этих действий – не только на начальном этапе, но и на протяжении всей жизни. Теорию динамических систем, которую создала Тилэн, ведущий американский журнал Child Development называет новой Большой теорией (Grand Theory)**. О том, что роль культуры, образования и опыта (постоянно меняющегося!) в развитии интеллекта гораздо больше, чем принято считать, свидетельствуют и новейшие эксперименты психолога из Университета Вермонта Ки-Ян Кэна (Kees-Jan Kan)***. Эти и другие исследования задают очень оптимистичный вектор современной науке: человек со своими природными ограничениями является все-таки не только персонажем, а творцом своей жизни, от которого многое зависит, как это я описываю в своих работах и в своей теории «трансформирующей позиции» (transformative activist stance ****).

читайте такжеКак наш стресс отражается на здоровье наших детей?

Каждый ребенок – обещание чего угодно

Но мы ведь становимся творцами не сразу. В первое время ребенок очень зависим от других людей.
А. С.:  

Да, и именно поэтому осмысленное общение и совместная деятельность, в которые вы его вовлекаете с рождения, – одно из самых главных условий его интеллектуальной успешности в будущем. Настоящим открытием, вызвавшим бурю обсуждений, стало исследование Бэтти Харт и Тодд Рислей о том, что важнейшим ранним предиктором, предсказателем достижений человека являются не какие-то врожденные способности, а количество слов, с которым к нему обращаются окружающие в первые годы жизни*****. Дело, конечно, не в тех словах, которые доносятся из радиоприемника или телевизора. Принципиальное значение имеет коммуникация со взрослым, осмысленное общение. Когда мать или отец садятся рядом с ребенком, лучше на его уровне, и общаются, занимаются чем-то с ним вместе, выстраивают диалог. В таком случае маленький ребенок вступает именно в процесс сотворчества, развивает все свои навыки и умения в совместной деятельности с близкими людьми.

Получается прямо как в книгах для родителей – «после трех уже поздно»?
А. С.:  

Поздно не бывает никогда. Бывает очень трудно, может потребоваться больше усилий, если начать поздно, больше времени. Для меня очевидно, что каждый человек рождается с бесконечным потенциалом. Каждый ребенок – это обещание. Чего угодно. Все зависит от того, как этот конкретный человек в его реальной среде и в отношениях с окружающими будет осуществлять свое развитие – ну и как ему будут помогать или мешать в этом другие и общество в целом. Это такой текучий, открытий, не предзаданный динамический процесс.

От чего зависит, как пойдет развитие? Без сильной мотивации и понимания целей вряд ли можно достичь многого.
А. С.:  

Да, и главное – не сужать свои горизонты, не ставить слишком поверхностные, близкие и легко достижимые цели… Это четко показал психолог, профессор Стэнфордского университета Уильям Дэймон (William Damon). Завершив четырехлетнее национальное исследование о поисках подростками и молодыми людьми в возрасте 12-26 лет целей в жизни (Youth Purpose Project)******, он сделал важные выводы. Во-первых, отсутствие цели в подростковом возрасте сильно тормозит личностное развитие, и поэтому родители должны помочь своим детям, научить их эти цели для себя формулировать. Но в то же время цели должны быть далекоидущими: наш акцент на поверхностный, краткосрочный успех уменьшает их оптимизм и создает поколение молодых людей, которые не имеют уверенности и не видят перспективы, когда пытаются определить свое будущее. Мои работы это теоретически осмысливают.

читайте такжеЛюбовь сильнее генов

Замкнутый круг развития личности

Родители не всегда способны решить эту задачу: поставить цели, открыть горизонты…
А. С.:  

Значит, молодому человеку необходимо найти учителя, наставника, подходящую для себя среду, в которой он сможет сотрудничать, взаимодействовать с другими людьми. В диалоге, в совместной деятельности мы получаем самые сильные импульсы для развития и познания. Меня обнадеживает работа моего аспиранта Эдуардо Вианны (Eduardo Vianna)*******. В течение трех лет он занимался с подростками-сиротами 12-14 лет в одном из детских домов Нью-Йорка. Все эти дети были с задержкой развития, их считали неспособными, более того – психически ненормальными. Он вошел с ними в личностный контакт, развивал их мотивацию, поднимал самооценку, давал им нужные средства осознания себя и мира. И чем больше дети начинали интересоваться учебой, тем больше росли личностно, а вследствие этого больше старались учиться, и это был такой замкнутый круг в хорошем смысле. За эти три года они переросли все ожидания, буквально на глазах превратились в великолепных учеников и оказались потом вполне успешными студентами. Потом эта работа была продолжена в университете, где обучаются студенты из бедных слоев общества – и с таким успехом, что о ней вышла обстоятельная статья в ведущей газете Америки New York Times. Так что один из важных предсказателей успешности учителя – понимание им того, что интеллект можно развивать в любом возрасте. Это вопрос усилий, целенаправленности. Об этом свидетельствуют и работы Кэрол Двек (Carol Dweck), профессора Стэнфордского университета, доказавшей, что вера детей в то, что способности можно развивать, приводит школьников к успеху, затмевающему результаты детей, которые полагаются лишь на природные данные.

Я могу привести и другие исследования, например психолога Анжелы Ли Дакворт (Angela Lee Duckworth): она выяснила, что твердость характера и настойчивость (grit) играют в достижении целей большую роль, чем такие предпосылки, как, скажем, талант и уровень интеллекта. Словом, очень важно с самого раннего возраста ориентировать детей на то, что развитие происходит всегда.

Предположим, наши дети уже выросли, а у нас самих с возрастом все чаще возникают вопросы смысла или бессмысленности каждого следующего шага. Зачем мне в 50 или в 60 лет покупать абонемент на уроки танцев, учиться дизайну или идти на языковые курсы, ради чего напрягаться?
А. С.:  

Это вопрос внутренних убеждений. Один из аргументов – как раз пластичность развития и сложное динамическое взаимодействие генотипосреды – вот пусть будет так, в одно слово. Обретая новые знания, действуя и познавая самого себя и мир, человек тем самым уже многое меняет и для своих детей и для своего окружения, и для самого себя тоже. Этот путь открытий дарит, в конце концов, и просто чистую радость.

1 I. Dar-Nimrod, S. Heine «Genetic Essentialism: On the Deceptive Determinism of DNA», Psychological Bulletin, vol. 137(5), 2011, 800-818.
2 JP Spencer et al. «Moving toward a grand theory of development: in memory of Esther Thelen». Child Development, 2006, ;77(6):1521-38.
3 blogs.scientificamerican.com/beautiful-minds/2013/10/17/the-heritability-of-intelligence-not-what-you-think/
4 A. Stetsenko «Personhood: An Activist Project of Historical Becoming through Collaborative Pursuits of Social Transformation». New Ideas in Psychology, 2012, 30: 144–153.
5 A. Weisleder, A. Fernald «Talking to children matters: Early language experience strengthens processing and builds vocabulary». Psychological Science, 2013, 24(11), 2143-2152.
6 W. Damon «The Path to Purpose: Helping Our Children Find Their Calling in Life» New York: The Free Press, 2008; подробнее здесь: williamdamon.com/the-path-to-purpose/
7 E. Vianna, A.Stetsenko «Connecting learning and identity development through a transformative activist stance: Application in adolescent development in a child welfare program». Human Development, 2011, 54, 313-338.
читайте такжеР. Докинз «Расширенный фенотип: длинная рука гена»
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье