psyhologies.ru
тесты
текст: Алина Никольская 
PSYCHOLOGIES №11

Эмоциональный интеллект не может развиться, если мы окружаем ребенка запретами

Выслушивать ребенка, принимать и подтверждать его эмоции, чтобы помочь ему расти, – таковы принципы позитивного воспитания. Им следует психотерапевт Изабель Фийоза. Объяснения и советы.
Эмоциональный интеллект не может развиться, если мы окружаем ребенка запретами
Psychologies:  

Почему так важно принимать эмоции ребенка?

Изабель Фийоза:  

Чувство идентичности, то есть представление о собственном «Я», строится на осознании себя и своих эмоций. Если ребенок не имеет права выражать то, что он чувствует, если никто не слушает его, когда он в слезах, в гневе или в страхе, и не признает его чувств, не подтверждает, что его ощущения имеют право быть, то он в конце концов перестанет осознавать, что именно чувствует на самом деле. Он или не будет ничего чувствовать в глубине души, или застынет в «разрешенной» эмоции вместо собственной эмоциональной истины.

Задавайте вопросы и предлагайте варианты выбора, которые позволят ребенку почувствовать, что он принимает решения

Позитивное родительство предлагает иной путь: выслушивать, принимать и признавать эмоции ребенка, чтобы помогать ему создавать его личность. Сопровождение взрослого необходимо ребенку, чтобы его не захлестывали эмоции, чтобы он умел направлять свою энергию, научился выражать свои потребности социально приемлемым способом и знал, что не подвергает себя опасности, погружаясь в то, что чувствует.

Дети выражают свои эмоции интенсивно. Что делать, если ребенок в гневе кричит, бросает вещи или катается по полу? Попытаться успокоить или позволить ему выпустить пар?

И. Ф.:  

Ни то ни другое. То, что вы описываете, – это не гнев, а срыв, связанный со стрессом, который часто случается в конце дня. Под влиянием слишком большого количества стимулов мозг «идет вразнос». Такой срыв развивается в три этапа: ребенок кричит, потом топает ногами или бросает вещи, затем плачет, а после этого возвращается к нам на руки. Вмешательство родителей может остановить нейронную бурю в мозгу ребенка, но это не означает, что припадок прошел. Ребенок просто застыл в стрессе, от которого ему все равно рано или поздно нужно будет избавиться. Но позволить ему сбросить пар, не вмешиваясь, – тоже плохой вариант.

Надо на­учить ребенка успокаиваться, а не стараться успокоить ребенка

Слова «иди к себе в комнату и успокойся» не срабатывают, потому что эмоциональный мозг остается активным, в то время как лобные доли не действуют. Но ведь именно они позволяют нам думать, предвидеть, принимать решения. Надо на­учить ребенка успокаиваться, а не стараться успокоить ребенка. Для этого нужно сначала принять его эмоцию, признавая его стресс.

Например: «У тебя был тяжелый день». Такое принятие оказывает успокаивающее действие как на взрослого, так и на ребенка. Затем помогите ребенку обозначить словами то, что он чувствует, потому что эмоция – это физиологическая реакция организма, которая призвана передать сообщение. Роль родителя – услышать это сообщение, вслушаться в него, чтобы ребенок понял его смысл и постепенно научился выражать его по-другому.

Эмоциональный интеллект не может развиться, если мы окружаем ребенка запретами

Как помочь ребенку в обычной жизни развить эмоциональный интеллект?

И. Ф.:  

Он не может развиться, если мы в течение дня окружаем ребенка запретами. Или если он, наоборот, растет в атмосфере вседозволенности. Но если мы не приказываем ребенку, это не значит, что мы все ему разрешаем. Надо задавать вопросы, предоставлять информацию и предлагать варианты выбора, которые позволят ребенку почувствовать, что он принимает решения. Наша задача – способствовать развитию его ресурсов, а не запирать его в рамки ограничений.

Когда вы чувствуете, что гнев начинает вас захлестывать, пойдите и выпейте стакан воды

Дети учатся, подражая нам. Именно поэтому желательно проживать самим и давать прожить детям тот опыт, которому мы хотим их научить, вместо того чтобы обрушивать на них поток объяснений, указаний, советов.

Если мы называем словами то, что чувствуем («я устал, мне грустно, я сержусь»), это помогает детям поступать так же; если мы попросим их рассказать, что чувствуют персонажи книги, которую им читают, или фильма, который мы смотрим вместе, это даст им понимание эмоционального мира и поможет усвоить его словарь. А также позволит познакомиться со своими собственными эмоциями.

Мы также знаем, что, когда потребности ребенка в контакте удовлетворены недостаточно, это сказывается на формировании нейронных связей: приступы ярости, плач без причины, неадекватное поведение – все это сигналы сбоев нервной системы. Обменяться репликами «я тебя люблю», обняться, поиграть вместе – это дает организму заряд окситоцина, так называемого «гормона счастья».

Столкнувшись с эмоциями детей, родители часто чувствуют бессилие. Им трудно справиться с собственными эмоциями, усталостью или недостатком времени…

И. Ф.:  

Из-за того что родители в подавляющем большинстве в свое время не получили должного эмоционального сопровождения, эмоции ребенка активируют их собственные механизмы стресса. Они погружаются в свою историю, снова переживают какие-то ее эпизоды и оказываются не в силах перенести то, что чувствуют. Поэтому они прибегают к насилию, чтобы успокоить ребенка, или же предоставляют ему справляться с эмоциями самостоятельно. Есть приемы, которые позволят им лучше принимать свои собственные эмоции.

Гнев – реакция на фрустрацию или несправедливость

Например, медитация учит нас пользоваться лобными долями мозга, чтобы обуздать наши реакции с помощью понимания, а не подавления. Дыхательные техники не дают эмоциям захлестнуть нас. Питание тоже играет важную роль, мы знаем, какое действие оказывают некоторые продукты, повышая уровень сахара в крови, усиливая нашу реактивность.

Я часто учу родителей такой хитрости: когда вы чувствуете, что гнев начинает вас захлестывать, пойдите и выпейте стакан воды. Смена деятельности позволяет снизить напряжение, процесс питья (если пить через соломинку, это еще эффективнее) снабжает водой клетки мозга, а движение губ успокаивает.

Эмоциональный интеллект не может развиться, если мы окружаем ребенка запретами

Объясните, пожалуйста, как принимать гнев ребенка, его грусть или его страх?

И. Ф.:  

Гнев – реакция на фрустрацию или несправедливость. Ребенок нуждается в том, чтобы его гнев признали, поэтому родителям предстоит помочь ему назвать словами то, что вызвало гнев, не умаляя его и не высказывая суждений. Например: хотя ребенок перестал разговаривать на уроке, его наказали, поэтому у него возникло чувство несправедливости. Мы обнимем его, выражая сопереживание: «И правда, это невесело». Это позволяет ему чувствовать свою эмоцию, а не быть захлестнутым ею.

То же самое для грусти. Ее принимают и сопровождают. Вместо того чтобы спрашивать у ребенка: «Что тебя огорчает?», лучше спросить: «Что тебя огорчает больше всего?» Тогда ребенок может прямо назвать причину грусти и в то же время понимает, что родитель готов принять его эмоцию и помочь ему. Так же мы будем действовать в случае страха: «Что тебя больше всего пугает?» Потом: «Что ты говоришь себе? Что ты чувствуешь?»

Маленькие дети не умеют выражать то, что они переживают, словами, они выражают это своим поведением

Наша задача – не предоставить готовые успокаивающие объяснения, которые помешали бы ребенку найти собственные ресурсы, а сопровождать его по пути рефлексии, его вопросов и решений, чтобы он развивал личную силу. Это невозможно, если мы задушим его эмоцию лавиной якобы утешительных слов или оставим его наедине с эмоцией. Маленькие дети не умеют выражать то, что они переживают, словами, они выражают это своим поведением. Дело родителей – посмотреть, что за ним скрывается.

Какую пользу ребенок получает от этого эмоционального сопровождения?

И. Ф.:  

То, что ребенка понимают и сопровождают, усиливает его чувство безопасности. Родитель – уже не просто защитник ребенка, он тот, кто принимает его эмоцию и помогает выразить ее, тот, кто позволяет отстраниться от нее, чтобы осознавать и понимать ее. Начиная с этого этапа ребенок может говорить «я» и делать свой выбор. Как установили нейробиологи, если эмоции ребенка принимают и сопровождают, в его мозге формируются нейронные сети, которые позволят ему, когда он вырастет, более безопасно переживать свои эмоции, не оказываясь в их власти. И в свою очередь, став родителем, он сумеет принимать и сопровождать эмоции своего ребенка.

Изабель Фийоза

Об эксперте

Изабель Фийоза (Isabelle Filliozat) — детский и семейный психотерапевт, ведущая тренингов для родителей. На русском языке вышли ее книги «Что мне делать с моим ребенком?» (Феникс, 2012) и «Год счастья. Be happy» (Рипол-классик, 2006).

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье