psyhologies.ru
тесты
текст: Дарья Громова 

Фабрис Лукини: «Другая Бовари» – это контрабанда Флобера»

Сегодня фильм «Другая Бовари» вышел на большие экраны. Мы поговорили об этой работе с Фабрисом Лукини, исполнителем одной из главных ролей и любимым актером режиссера Клода Лелуша. Неплохое дополнение к собственным впечатлениям.
img
Psychologies:  

Это ваша вторая работа с режиссером Анн Фонтен.

Фабрис Лукини:  

И каждый раз она подбирает мне потрясающих партнеров: в этот раз необыкновенная Джемма Артертон. Анн – очень оригинальный режиссер, в ней совершенно нет напыщенности. Мне кажется, что именно благодаря этой непринужденности и нежеланию все контролировать «Другая Бовари» стала ее лучшим фильмом.

Какой была ваша первая реакция, когда вы прочитали сценарий?

Ф. Л.:  

Мне понравилась его необычность. Это была не иллюстрация «Мадам Бовари» Флобера, а переплетение между романом и современностью. Получилась такая «контрабанда» Флобера: классический текст адаптируется к другой жизни и начинает в ней жить. Этот фильм полная противоположность экранизации «Мадам Бовари», снятой Клодом Шабролем.

Получился почти детектив…

Ф. Л.:  

Именно так. Зрителя приглашают наблюдать за ходом полицейского расследования о красоте, мощи и духе. Завораживает то, что мой персонаж, пекарь Жубер своими глазами наблюдает, как разворачивается действие. Зритель не ищет в фильме отсылок к Флоберу, он проживает его.

читайте такжеАнн Фонтен: «Отношения между вымыслом, судьбой и реальностью завораживают меня»

Первая сцена, в которой Джемма входит в пекарню и приходит в восторг от разнообразия сортов хлеба, просто невероятна.

Ф. Л.:  

Ее неподдельное наслаждение делает эту сцену возвышенной. Как только она входит в магазин, мы переносимся в другой мир – мир Стендаля. Помните его слова? «Что такое красота? Это обещание счастья». Эта женщина, которая входит в пекарню, и есть обещание счастья.

И пекарь мгновенно влюбляется в нее...

Ф. Л.:  

Он случайно встречает ее на прогулке, когда она собирает цветы. Они о чем-то болтают, она машет ему рукой на прощание, и хорошо видно, что Мартин ей неинтересен. Чего не скажет о Мартине. Он-то прекрасно понимает, что его спокойствию наступает конец.

Это хорошо заметно, когда он объясняет ей, как месить тесто для хлеба…

Ф. Л.:  

Мой подход – это своего рода «безмыслие»: не нужно пытаться сразу полностью понять персонажа. Чем меньше заботишься об этом, тем более гибким остаешься – как тесто для выпечки хлеба в руках режиссера. Это кардинально отличается от работы в театре. В кино нужна некая счастливая глупость, она интересна.

img

Как вы готовились к роли Мартина?

Ф. Л.:  

Анн Фонтен хотела, чтобы я поработал в пекарне. Я подумал: «Это прямо по Станиславскому!» И отказался. Один специалист по лошадям, с которым я работал на съемках, как-то сказал мне: «Как только человек садится в седло, лошади сразу понимают, хороший это наездник или нет. Если наездник плохой, они точно определяют для себя момент, когда его сбросить». Скромно надеюсь, что мне удалось заставить зрителей поверить, что я хороший пекарь.

Джемма Артертон прямо-таки светится в роли Джеммы.

Ф. Л.:  

Это очень утонченная девушка, необыкновенная актриса. В ней есть безупречность и особенный талант, присущий британским актерам. В течение двух месяцев мы с ней говорили немного, но прекрасно поняли друг друга. Стоило нам услышать «Мотор!», как между нами устанавливались интуитивное понимание, любовь и уважение.

Гюстав Флобер часто высмеивал буржуазию. А в «Другой Бовари» достается обеспеченным англичанам, эмигрировавшим в Нормандию...

Ф. Л.:  

Вы правы: богатые англичане действительно высмеиваются. Но возвращаясь к Флоберу и его видению буржуазии: он лишь показывает то, что видит, его завораживает глупость. Но мы не знаем, что на самом деле он думает, и в этом смысле это уникальный писатель: его кредо – не писать о себе. Он неустанно повторяет это в своих письмах: «Главное – не писать о себе. Нужно присутствовать в произведении, как Бог в своих творениях. Жить в них все время, но не быть заметным». Это общая черта великих писателей – они выходят за пределы частной жизни, пишут в целом. Для них все, что связано с частной жизнью, кажется низким и неинтересным.

читайте такжеPsychologies рекомендует: «Другая Бовари»
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • vikajjj   
    83 недели назад

Девушки, диеты прошлый век. Сейчас худеют не тратя силы в спортзале и мучаясь на диете, а релаксируя дома без ограничений в питании. О таком приятном способе эффективного похудения я прочитала в личном блоге Татьяны Тарасовой https://mc.ly/pohudenie Советую всем, кто мечтает о стройной фигуре! У меня уже -7 кг за 3 недели!
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье