psyhologies.ru
тесты
текст: Элен Френель 

Ирвин Ялом: «Я не хочу держать дистанцию»

В США он звезда, на всех континентах – величина мирового масштаба. В свои 80 лет психотерапевт Ирвин Ялом (Irvin Yalom) продолжает консультировать, писать эссе и романы. Мы встретились с патриархом современной психотерапии в его деревянном доме в Пало-Альто, в Калифорнии.
«Пациенты удостаивают нас своими тайнами. Тем, кто является хранителями секретов, дарованы проясняющие очки, через которые они видят мир – взгляд без искажения, отрицания и иллюзии, взгляд на то, как все есть в действительности».«Пациенты удостаивают нас своими тайнами. Тем, кто является хранителями секретов, дарованы проясняющие очки, через которые они видят мир – взгляд без искажения, отрицания и иллюзии, взгляд на то, как все есть в действительности».

Ирвин Ялом встречает меня на повороте к своему дому. Стоя на перекрестке, заложив руки в карманы и слегка склонив голову, он следит, чтобы я вовремя свернула в нужную сторону. Почетный профессор Медицинской школы при Стэнфордском университете (США), автор бестселлеров, восторженно встреченных критикой по всему миру, сверхвостребованный психотерапевт, Ялом в свои 80 лет излучает здоровье: проницательный взгляд, острый ум, точные, порой даже жесткие формулировки смягчаются бархатным тембром его тихого и вместе с тем уверенного, твердого голоса. За все время интервью он встал всего однажды – чтобы показать мне полученный утром мейл. Это было отправленное из интернет-кафе письмо бездомного бродяги, который нашел в мусорном контейнере роман «Шопенгауэр как лекарство»: «Ваша книга перевернула мою жизнь» (см. «Об этом»). Ирвин Ялом едва скрывает удовлетворение. Можно сказать, круг замкнулся: сын нищих эмигрантов с детства обожал читать, к психологии пришел через литературу и сегодня получил подтверждение тому, что ему удалось успешно объединить обе свои страсти – писательство и психотерапию – во имя главной цели: открыть кому-то путь к душевному покою, ясности и свободе.

Psychologies:  

Давайте начнем с самого начала – с вашего детства.

Ирвин Ялом:  

Я родился в Вашингтоне. Мое детство было не слишком радужным. Семья бедная, я рос с сестрой, которая была на семь лет старше меня. Мы жили в квартире на втором этаже над небольшой продуктовой лавкой, которую держали наши родители. В нашем негритянском квартале мы были единственной белой семьей. Я вспоминаю это время без особой радости. Выходить из дома было небезопасно, да и дома было невесело. Родители наши были людьми старой формации, они плохо разбирались в современной американской жизни, да и нами заниматься им было некогда: они работали очень много и тяжело, по 12 часов в день, шесть дней в неделю.

«ТОЛСТОЙ И ДОСТОЕВСКИЙ НАУЧИЛИ МЕНЯ ПОНИМАТЬ СОКРОВЕННЫЕ ГЛУБИНЫ И ТРЕВОГИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ДУШИ»

Наверное, вы тогда чувствовали себя чужим в том кругу, где вам довелось расти?
И. Я.:  

Знаете, все мои друзья были темнокожие. И очень быстро в моей жизни возник «еврейский вопрос». Мои родители эмигрировали в 1920-х годах из России, спасаясь от погромов. Точнее, они жили где-то на границе России и Польши (мой отец как-то сказал, что еще одной русской зимы он бы не пережил). Позднее нацисты сровняли с землей их маленькую деревушку, сейчас от нее и следов не осталось. Родители напрямую никогда не говорили со мной о моих еврейских корнях, но сами были очень привержены еврейским традициям и культуре. Они читали газеты на идише, все их друзья тоже были евреями. При этом они не были религиозны, и из всех праздников мы отмечали только Хануку. Я никогда не стремился узнать о своем происхождении еще больше. А два года назад я читал лекцию в России и внезапно, обедая в украинском ресторане, понял, откуда я родом: у борща был точно такой же вкус, как у того, что готовила моя мама. Ну а в школе, где царили весьма ощутимые антисемитские настроения, моя национальность причиняла мне немало неприятностей. Очень скоро я привык находить утешение в чтении. Я погружался в книги, которые с жадностью набирал в муниципальной библиотеке. Родителей своих я никогда не видел за чтением книг. По сути, я не знаю, как я вырос таким, какой есть. Похоже, я сделал себя сам. Точнее, литература сделала меня таким. Где-то к десяти годам я страстно полюбил читать романы. С тех пор эта страсть не покидает меня. До сих пор изо дня в день я живу, погрузившись в какой-нибудь роман… Толстой и Достоевский сформировали мою философию, психологию, мои отношения с обществом. Благодаря этим двум писателям я научился понимать сокровенные глубины и тревоги человеческой души.

Его путь

  • 1931 Родился в Вашингтоне (США) в семье эмигрантов из России.
  • 1946 Встретил свою будущую жену Мэрилин.
  • 1964 Получил диплом психотерапевта.
  • 1970 Выпустил первую книгу «Групповая психотерапия: теория и практика».
  • 1980 Выпустил первый роман «Экзистенциальная психотерапия».
  • 1994 Профессор Стэнфордского университета (США).
Источник фотографий: ЖЕРОМ ДЕ ПЕРЛЕНГИ (JEROME DE PERLINGHI)
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • Evgeni   
    244 недели назад

Вы не держите, подойдите, и напрямик меня спросите: О суете, мирских соблазнах, о Достоевском, о истоках, что толкали его в пропасть! Быть может, что - то вам подскажет, что это, лишь пустые фразы того, кто в вечности искал, бродя в потемках боли, страха, и нам оттуда завещал свои безумные рассказы. Его миры покрыты мразом, не каждый и поймет их сразу!. Он потерялся в тех мирах, а нам оставил груз сомнений, в которых заблудился гений. Он истины так не познал, вращаясь, веруя в иное, и отрицая все другое; он через призму преломлял, все то, что в небесах искал. И то, что видел он один; он изрекал, как господин!
Psy like0

Здравствуйте! Я хотел бы задать вопрос Ирвину Ялому: что сохраняет и оберегает человеческую душу? существует ли у души своеобразная кожа? Спасибо. Игорь Борисов, Иркутск
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье