psyhologies.ru
тесты
текст: Елена Пестерева 

Как расстаться с детством и начать жить?

Единственный способ: признать, осознать и разрешить наши детские трагедии, считает психолог Наталья Инина. «Не осуждая родителей и не ища виноватых, не пытаясь делать вид, что детство было безоблачным и прекрасным, не пытаясь жить недолюбленным или бесконечно искать того, кто наконец долюбит – взять и долюбить себя самим, встретившись со своим внутренним ребенком».
Белая роза ФОТО Getty Images 

Как выйти из привычной механической жизни-выживания?

Наталья Инина:  

Взрослые люди боятся встать лицом к лицу со своим внутренним ребенком. Психика – сложный механизм. Мы не только запоминаем, кто болел в семье, кто как к кому относился, при каких трагедиях мы присутствовали в детстве. Ребенок – это тотальность. Он все пропускает сквозь себя как свой собственный опыт. Люди мне часто говорят: «Я не люблю своего внутреннего ребенка», – это значит, что человек отождествился с накопленным негативным опытом, со своим внутренним монстром, со своей Тенью. И моя задача – разотождествить клиента. Вот тогда высвобождается огромное количество энергии, вот тогда человек становится свободен. И «механическая жизнь» заканчивается сама собой. Впрочем, бывает, и часто, что невроз уходит, а невротическое поведение остается. Это уже выбор клиента, сознательный или полусознательный. В рефлексии есть момент, когда пора остановиться, прекратить исследовать – и позволить клиенту делать духовные выборы самому. Это точка личной ответственности. Человек вполне может жить псевдожизнью, и это будет его выбор. Конечно, не потому, что он плохой. Только потому, что ему не хватает поддержки идти новым, непривычным путем. Все, что может терапевт, – привести клиента к состоянию психологического комфорта. Но двигаться дальше никто не может заставить, нет такой возможности – вытолкнуть человека на путь духовного роста.

читайте также

Детство – не самое беззаботное время

Вопрос эксперту: «Cмогу ли я рассказать своим детям все о своем детстве?»

Может ли человек сам навести порядок в своем детстве, своем доме?

Н. И.:  

Может. Но это зависит от уровня травмы. Если травмы глубокие, то одному входить в эти воспоминания и больно, и страшно. Это можно с психологом, с близким другом, со священником. Другой вопрос, что это обязательно надо делать, и не тогда, когда ситуация уже стала совершенно невыносимой (рушится семья, с ребенком проблемы, депрессия и прочее), а раньше, чтобы и на эту работу хватило сил. Надо помнить, что помощь есть, и если кажется, что ты уперся в стену, то нет, это, скорее всего, не стена, а только дверь, и ее нужно открыть.

читайте также«Наше детство дает нам свободу»

Есть ли универсальный совет для тех, кому очень страшно говорить с психологом и даже со священником?

Н. И.:  

Обычно этот страх связан с отсутствием опыта доверия. Его нет, он не сформировался в детстве, когда открытость и способность доверять была значительно сильнее. Или сформировался как негативный. Но взрослые люди могут себе этот опыт создать, подарить его себе. Другого совета я не дам: выбрать того, кому хоть как-то доверяешь, – и рассказать.

читайте такжеЛинор Горалик: «Наше детство – это история отказа от соблазнов»

Расскажите, как нужно общаться со своим «внутреннем ребенком»?

Н. И.: 

Например, вы обиделись. Дети обижаются, а взрослые – нет. Обида – это детская реакция. Если вам обидно, то это не совсем вы, это ребенок внутри вас. И вы можете взять его за руку, утешить его и разрешить ему не решать взрослых проблем, но решить их из своего взрослого «Я». Тогда вы разотождествитесь со своим внутренним ребенком и переживете состояние, в котором он вам доверяет, а вы его – любите.

Ваша книга «Испытание детством» основана на реальных историях?

Н. И.: 

Во всяком случае, именно такова была первоначальная задача книги, я сразу пыталась сделать текст терапевтическим, потому что принять всех, кому нужна помощь, невозможно. Обобщая, анализируя, я действительно могла бы помочь намного большему количеству людей. Это не просто книжка, это исповедальная история для меня. Было страшно открываться и быть собой, но когда это происходит, мы обретаем мир. Когда мы рискуем быть самими собой, мы по-настоящему встречаем людей, это – встреча на непривычном уровне, более глубоком, более честном. Истории моего детства пришел финал. Думаю, я встретилась с моим детством таким, каким оно было, во всей его полноте и честности, не слишком плохое или прекрасное. Думаю, теперь я готова жить мою взрослую жизнь.

Н. Инина «Испытание детством» (Никея, 2016), подробнее по ссылке.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье