psyhologies.ru
тесты

Константин Богомолов: «Я люблю свободных людей»

Встреча с одним из самых противоречивых театральных режиссеров сегодняшнего дня. Разговор о смыслах, актуальности, пошлости и поисках своего «я».
alt

Билетов на спектакль «Идеальный муж. Комедия» в кассах нет на месяцы вперед, а видевшие его уверены, что побывали на главном событии театрального сезона. Режиссер Константин Богомолов рассказал нам о своем отношении к успеху, к себе, к жизни и о том, почему театр не может не быть современным.

Высокопоставленные геи и лагерный шансон, политическая сатира и разухабистая эстетика капустника, гремучая смесь Уайльда, Гете, Окуджавы и Шекспира. Четыре с половиной часа действия, которое не укладывается ни в какие рамки, – все это новый спектакль Константина Богомолова «Идеальный муж. Комедия» в МХТ им. А. П. Чехова. Пересказать его невозможно, как, впрочем, и увидеть – билетов не достать. Критики хвалят Богомолова за смелость, ругают за радикализм и просто разводят руками. Ретрограды числят его врагом классического театра (и всего порядка вещей) в России, либералы – славят как борца с режимом. А сам он считает любую попытку переделать мир глупостью. И объясняет: я всего лишь делаю то, что мне нравится.

Psychologies:  

Скажите честно, вы ожидали такого оглушительного успеха?

Константин Богомолов:  

Честно: нет. Мне казалось, что спектакль такой длины и такой радикальности – по всем традиционным понятиям – просто не должен иметь такого… почти агрессивного успеха. Но успех «Идеального мужа» для меня – далеко не самая большая ценность. Я воспринимаю его как некую часть того же спектакля, продолжение этого перформанса. В конце концов, успех у тех, про кого спектакль сделан, – далеко не самая важная и интересная форма признания. С другой стороны, мне, как, наверное, и любому человеку, который занимается публичным видом творчества, этот успех дает главное: хорошее, очень обнадеживающее ощущение того, что я, видимо, интуитивно чувствую зрителя. А зритель – это ведь тоже часть спектакля, его составляющая. И значит, в этом компоненте у меня сейчас все в порядке.

«Успех у тех, про кого спектакль сделан» – звучит иронически. А какого зрителя вы вообще хотели бы видеть на своих спектаклях?
К. Б.:  

Я в принципе люблю зрителя, повторю: для меня это часть театра. Мне интересно даже его сопротивление. Более того, оно зачастую даже интереснее приятия: чем сильнее спарринг-партнер, тем лучше. Убедить изначально недоверчивый зал, заставить его жить происходящим на сцене – это всегда победа. А вообще я люблю свободных людей. Мне не интересно общаться с ханжами, с людьми предубежденными, имеющими на все готовые ответы. И в зале таких я не хотел бы видеть тоже. А хотел бы – людей, свободных от предустановленных правил. Во всем остальном у меня нет предпочтений. Только внутренняя свобода и еще – любопытство.

И много их, таких зрителей?
К. Б.:  

Думаю, да. Мне кажется, мы сильно ошибаемся, когда начинаем говорить о какой-то быдловатости простого зрителя. Больше скажу: мне все чаще кажется, что быдловатость отличает не столько простого, сколько интеллектуального зрителя. Этакая особая интеллектуальная быдловатость… Поэтому я не считаю себя снобом и думаю, что в Москве, по крайней мере, зритель довольно интересный. Он непростой, но достаточно открытый, хотя иногда и ленивый. Но точно не самый худший.

Многие воспринимают ваш спектакль исключительно как политическую сатиру.
К. Б.:  

Это бессмысленно. Социальность, политика в этом спектакле – просто обманка, крючок. А сам он совсем не про это. Уверяю вас, если убрать оттуда, например, Олимпиаду и заменить ее чем-то другим, то ничего в спектакле не рухнет. А что там еще из откровенно политических вещей? Да какие-то мелочи. История с детским домом была придумана еще в начале ноября – до того, как поднялся весь этот шум с законом об усыновлении. И она тоже совсем не про этот закон. А вообще я достаточно много и часто высказываюсь о политике, участвую в протестных акциях, у меня есть своя точка зрения, которую я никогда не скрывал. Но театр ни в коей мере не является для меня средством выражения политической позиции.

Его путь

  • 1975 Родился в Москве.
  • 1997 Окончил филологический факультет МГУ и поступил в аспирантуру.
  • 1998 Оставил занятия филологией и поступил в РАТИ-ГИТИС на курс Андрея Гончарова.
  • 2007 Стал лауреатом премии «Чайка» за спектакль «Много шума из ничего» (за нетрадиционное прочтение классического произведения).
  • 2010 Женился на актрисе Дарье Мороз.
  • 2012 Получил премию Олега Табакова «за оригинальное прочтение отечественной классики».
читайте такжеВладимир Мирзоев: «Вы думаете, все так просто? Да, все просто. Но совсем не так»
Источник фотографий: Тимур Артамонов
  • 1
  • 2
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье