psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовил Антон Солдатов 

Елена Рыдкина: «Многие взрослые говорят о сексе на уровне двенадцатилетних»

Проект Sexprosvet стал настоящим открытием для тех, кто хочет расширить свои познания в сексе. Его создатели настаивают: главное для них – возможность донести до слушателей разные точки зрения и сделать их сексуальную жизнь безопаснее.
взрослые говорят о сексе на уровне двенадцатилетних ФОТО Getty Images 

В ноябре 2015 года состоялась первая конференция Sexprosvet. Послушать, как врачи, нейрофизиологи, маркетологи и даже физики рассуждают о сексе, тогда собралось больше 300 человек. Сегодня на счету секс-просветителей уже четыре лектория, круглый стол на тему сексуального насилия, а сооснователь проекта (по совместительству – лицо dating-приложения Pure в России) Елена Рыдкина разработала и провела онлайн-тренинг SEX 2.0 по сексуальной коммуникации для женщин. Но главное – в России появилась площадка, где пошел действительно откровенный разговор о сексе. Оказалось, что секс – это не только про техники оргазма, позы и способы продлить удовольствие, но и про умение быть открытым с партнером и договариваться о границах, про уважение к себе и своим желаниям.

Елена Рыдкина поделилась с нами своими мыслями по поводу проекта, его миссии и планов на будущее.

Psychologies: 

Откуда возникла идея сделать такой проект? В чем его главная идея?

Елена Рыдкина: 

Я заметила, что многие мои знакомые – люди очень умные, которые умеют поддержать разговор на любую тему – не умеют говорить о сексе. Нет ни терминов, ни понимания, как об этом говорить. Они застревают на уровне двенадцатилетних подростков. Мы говорим, что секс – это, с одной стороны, что-то понятное, о чем мы все знаем. С другой – это то, что должно быть скрыто, спрятано где-то под одеялом.

Меня все это очень беспокоило. Мне хотелось попробовать для своих же друзей и знакомых сделать такие образовательные мероприятия. Тема секса и сексуальности, как и любая непростая тема, может рассматриваться на самых разных уровнях. Мы хотим показать ее многогранность. Там зарыто гораздо больше, чем мы привыкли думать.

Сейчас у нас даже в секс-шоп не войдешь без слез. Все темное, страшное, некрасивое...

Нам было важно делать лекции с подходами из разных дисциплин – социологии, культурологии, медицины, психофизиологии. Хотелось такого разнопланового диалога. Сейчас мы стараемся сочетать какие-то практические вещи – например, рассказ о заболеваниях, передающихся половым путем – с развлекательно-познавательными. Скажем, у нас была лекция про китайскую эротическую символику, и она прошла на ура.

Какие проблемы вы видите?

Е. Р.: 

Прежде всего, это эпидемия ВИЧ. Недостаточное использование средств контрацепции, недостаточно выский уровень сексуальной культуры, сексуального здоровья. Другая большая проблема связана с сексуальным насилием. Женщины не знают, как себя защитить, как обозначить границы, куда обратиться за помощью.

Гораздо меньше говорят о важности коммуникации. Во-первых, это коммуникация с собой, своими ощущениями. Люди часто не представляют, чего они хотят, чего не хотят, что категорически не приемлют, и как сказать об этом партнеру. Никто этому не учит, никто об этом не говорит.

alt

Есть глобальная проблема, которая связана с замалчиванием темы секса и сексуальности. Замалчивание ведет к насилию, заболеваниям, общей неудовлетворенности. И не только в бытовой, но и, например, в академической среде. Если ты хочешь писать на темы, связанные с сексом и сексуальностью, тебе не будут давать гранты, никому это особенно не будет интересно. То есть никаких стимулов этим заниматься как ученому. Например, я говорила с коллегами, которые занимаются гинекологией. Исследования в этой области продвигаются очень медленно.

Интересный момент, связанный с технологиями. Недостаточно инвестиций идет в секс-индустрию, в медицинские технологии. А это помогает улучшать сексуальную жизнь, сексуальное здоровье – психологическое или физическое. Все, что касается сферы развлечений около секса и сексуальности, – приложения для свиданий, тактильные технологии, игровые приложения.

То есть нам нужно «прокачивать» себя с помощью всего этого?

Е.Р.: 

Не то чтобы нужно. Просто мы хотим донести, что это нормально и здорово. Сейчас даже в секс-шоп не войдешь без слез. Какое-то все темное, страшное, некрасивое.

Вы много внимания уделяете «альтернативным» сексуальным практикам и форматам отношений – БДСМ, полиамория...

Е. Р.: 

Они у нас были активно представлены на первом Секспрсовете (первая конференция Секспросвет прошла в ноябре 2015 года). Мы пробовали рассмотреть такие «отклонения» с трех основных позиций. Первая – это квир-культура (сексуальная культура, построенная на идее отличия от традиционных норм), у нас философ выступал с лекцией. Вторая – это полиамория, третья – фетиш и БДСМ-культура.

Нужно спрашивать себя: действительно ли все так, как нам кажется. Может, мы можем чему-то научиться.

Вы хотите, чтобы отношение к этим практикам как-то поменялось?

Е. Р.: 

Мы хотим переосмысливать, мы хотим задавать вопросы. Я училась на соцфаке, и нас всегда учили задавать вопросы реальности – тем нормам, по которым устроена наша жизнь. Самые обыденные вещи имеет смысл подвергать сомнению и спрашивать себя, действительно ли все работает так, как нам кажется. Может, мы можем чему-то новому научиться.

Еще мне кажется, что для российской культуры вообще очень характерно не говорить о каких-то вещах, как будто от этого они перестают существовать.

Как заклинание...

Е. Р.: 

Мне больше нравится метафора детей, которые закрывают глаза, и им кажется, что их тоже не видят. А мы пытаемся собрать критическую массу людей, которые способны что-то понять, и дать им весь спектр мнений.

Кстати о детях: как вы относитесь к тому, что они могут увидеть все это?

Е. Р.: 

Мы определились сразу, что мы делаем Секспросвет для взрослых. Это люди, которые уже могут принимать ответственные решения о своей жизни. В этой нише нам комфортно, и мы можем говорить, что хотим. Когда дело доходит до трансляций в медиа, тут надо быть осторожным. Мы ставим пометку «18+», и в принципе этого достаточно.

А если бы у нас не было законодательных ограничений?

Е. Р.: 

Я бы ориентировалась на взрослых в первую очередь. Во-первых, в России очень низкий уровень доверия к школе у детей. Где еще они могут получить представления о сексуальной грамотности? Они могут что-то читать, смотреть в интернете. Но основной источник – это, конечно, родители. Вообще атмосфера в семье. Самое важное для сексуального образования – больше, чем даже фактическая информация – это адекватное отношение приближенных взрослых.

Насилие рождается именно там – в замалчивании и в непонимании того, что мы хотим и не хотим позволять другим делать с собой.

Допустим, ребенок начинает мастурбировать в пять лет. Вместо того чтобы пугать его, говорить «положи руки на одеяло», можно отреагировать как-то по-другому. Но как? Даже продвинутые родители, которые сталкиваются с проблемами детской сексуальности, они понимают, как делать не стоит. Но что именно нужно делать, они не понимают. И получается, что родителей просвещать нужно гораздо больше, чем детей.

Родителей нужно просвещать в вопросах воспитания?

Е. Р.: 

На самом деле проблемы начинаются на уровне конкретного взаимодействия с партнером. Эта тема связана с границами согласия – что мы хотим и не хотим позволять другим делать с собой, что такое насилие, с чего оно начинается... Никто этому не учит. Секс – это, с одной стороны, вроде как понятно и очевидно, и об этом не нужно говорить. С другой стороны, это нельзя выносить на свет. И получается, что насилие рождается именно там – в замалчивании, в непонимании того, где лежит граница.

Вторая проблема: нет адекватной культуры разговора о сексе. В результате у людей возникают фантазии, они не могут их реализовать в отношениях, идут воплощать их куда-то еще. Человек будет изменять, пойдет к проститутке. Если уровень сексуальной культуры низкий, люди не будут заботиться о безопасности, о заболеваниях, передающихся половым путем. Мы получаем дичайшую статистику по тому же ВИЧ: не в группах риска, не у наркоманов, а у, казалось бы, моногамных гетеросексуальных пар1. Приходит будущая мама впервые в жизни в клинику, чтобы сдать анализы, а у нее там целый букет. И все это она передает своему ребенку. Она в ужасе, она не знает, откуда это у нее. А оказывается, что ее партнер где-то с кем-то занимался незащищенным сексом. Люди об этом не говорят.

Проблема взрослых в сексуальном поле касается и этики общения. Люди не умеют договариваться, люди не умеют делать друг другу хорошо и комфортно. Та любовь, о которой часто забывают в контексте секса, она не в том, чтобы быть с одним партнером всю жизнь и держать его за руку... Не там надо искать. Она в первую очередь в том, чтобы сделать хорошо другому человеку, понять, добиться уважения. А люди этого не умеют. У них вся сексуальная сфера связана со страхом, болью, стыдом, унижением. О каком удовольствии может идти речь?

«Да» и «нет», которые женщина говорит мужчине, могут означать разное. В результате мужчина не понимает – вот с этой конкретной женщиной что это значит?

Как вы видите будущее проекта?

Е. Р.: 

Он зарождался как небольшой хипстерский проект, но сейчас мы ставим две цели перед собой. Мы хотим создать сообщество заинтересованных людей, которые будут приходить на наши мероприятия, следить за нашими онлайн-ресурсами. На первом мероприятии были слишком высоколобые лекции, которые людям без специфического образования понять может быть тяжело. Нам хочется, чтобы это было доступно.

Мне очень нравится пример всего науч-попа, который появился сейчас в России. На мероприятия вроде лектория Set Up собирается много людей, даже дети. И все могут понять, что им говорят. Все рассказывается простым языком. Мы стремимся к этой простоте по возможности. Но мы строим наш Секспросвет не только на науч-попе, на лекциях. Нам очень важен язык искусства. С помощью искусства иной раз проще доносить какие-то идеи.

Можно поподробнее?

Е. Р.: 

Если говоришь о проблеме сексизма, о проблеме сексуальной объективации, очень хорошо это показать. Можно показать искусство взаимодействия с напряженным обменом власти, как это происходит в шибари (искусство эротического связывания). Когда два человека взаимодействуют в этом поле, он или она связывает своего нижнего (того, кто подчиняется), ты чувствуешь в этом силу. Ты что-то можешь про себя и про эротику понять через то, что ты видишь. Пробудить свои чувства. Увидеть, что можно делать что-то иначе. По-другому.

взрослые говорят о сексе на уровне двенадцатилетних ФОТО Getty Images 

Мы хотим со временем делать и какие-то документальные проекты, и фотографии. Мы хотим сделать документальное кино к октябрьскому Секспросвету о том, что значит «да» и «нет» для разных девушек. Эта идея выросла из моих бесед с подругами, которые делают разные развлекательно-познавательные проекты. Мы обнаружили, что для каждой из нас слова «да» и «нет», которые мы говорим мужчинам, означают разное. У каждой какая-то своя система. Есть крайности – у меня, например, эта система предельно ясная: «да» значит «да», «нет» значит «нет». Есть градации, вплоть до замалчивания и какой-то социальной игры – «сам разберись, что я имею в виду». Мужчина не понимает: вот сейчас это «да» или «нет»? С этой конкретной девушкой что это значит? Поэтому у таких ситуаций бывают разные последствия. Здесь прямая связь с темой сексуального насилия.

А для мужчин вы что-то планируете?

Е. Р.: 

Мы придем к этому обязательно. Я здесь вижу несколько проблем. Первая связана вообще с гиперсексуализацией мужчины. Ему вменяется быть гиперсексуальным. Это нечто социальное, культурное. Мужчина должен хотеть секса в любых ситуациях, он должен к этом стремиться, он не может устать или отказать. Я проводила свои маленькие эксперименты, говорила с мужчинами, которые восприимчивы к таким установкам. И обнаружилось, что действительно эта проблема есть. С другой стороны, есть культура, которая вменяет мужчинам не быть эмоциональными, постоянно сдерживать свои эмоции. Все это выливается в психологические проблемы, приводит к агрессии.

А что может прийти на смену существующей культуре отношений?

Е. Р.: 

Я за модель, в которой может быть выбор возможностей. Я верю, что отношения могут строиться на выборе: ты можешь выбирать, что нравится именно тебе, и говорить об этом открыто. Можно и так, и сяк, а ты вот бери и выбирай. Вы говорите, у кого какие потребности, и приходите к консенсусу. И все в открытую и честно.

елена рыдкина

Об эксперте

Елена Рыдкина, сооснователь конференции «Секспросвет18+». Работала научным ассистентом в Центре нейроэкономики и когнитивных исследований НИУ ВШЭ. С группой единомышленников запустила серию научно-популярных конференций для взрослых. Сейчас работает «секс-евангелистом» в приложении для поиска сексуального партнера Pure. Подробнее см. на сайте sexprosvet.

1 По данным Федерального центра по борьбе со СПИДом, в двадцати российских регионах 1% беременных женщин живут с ВИЧ. Согласно критериям ВОЗ и UNAIDS, это свидетельствует о высшей стадии эпидемии. Подробнее см. на сайте spid.center.
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье