psyhologies.ru
тесты
текст: Дарья Громова 
PSYCHOLOGIES №6

«Секрет безмятежности – не гнаться за результатом»

Ритм жизни, работа, поток новостей и информации, реклама, которая призывает нас купить быстрее. Все это не способствует спокойствию и расслаблению. Но даже в переполненном вагоне метро можно найти островок умиротворения. Психотерапевт, колумнист Psychologies Кристоф Андре объясняет, как это сделать.
 стать спокойнее ФОТО Getty Images 
Psychologies:  

Что такое безмятежность?

Кристоф Андре:  

Это спокойное, всеобъемлющее счастье. Безмятежность – приятная эмоция, хоть и не столь интенсивная, как радость. Она погружает нас в состояние внутреннего умиротворения и гармонии с внешним миром. Мы испытываем спокойствие, но не замыкаемся в себе. Мы ощущаем доверие, связь с миром, согласие с ним. Мы чувствуем себя на своем месте.

Как достичь безмятежности?

К. А.:  

Иногда она появляется благодаря обстановке. Например, когда мы взошли на вершину горы и созерцаем пейзаж, или когда любуемся закатом... Иногда обстановка совершенно к этому не располагает, но тем не менее мы достигаем этого состояния, только «изнутри»: например, в переполненном вагоне метро нас вдруг охватывает спокойствие. Чаще всего это мимолетное чувство приходит, когда жизнь слегка ослабляет хватку, а мы сами принимаем ситуацию такой, какая она есть. Чтобы почувствовать безмятежность, необходимо открыться настоящему моменту. Это трудно, если наши мысли ходят по кругу, если мы погружены в дела или рассеянны. В любом случае безмятежность, как и все позитивные эмоции, невозможно ощущать постоянно. Но ведь и цель не в этом. Мы хотим быть безмятежными чаще, продлевать это ощущение и наслаждаться им.

И ради этого нам придется уйти в скит, стать отшельниками, порвать с миром?

Кристоф АндреКристоф Андре
К. А.:  

Безмятежность действительно предполагает некоторую свободу от мира. Мы перестаем стремиться к действию, обладанию и контролю, но сохраняем восприимчивость к тому, что нас окружает. Речь не о том, чтобы уединиться в собственной «башне», а о том, чтобы соотнести себя с миром. Это – результат интенсивного безоценочного присутствия в том, что представляет собой наша жизнь в данный момент. Достичь безмятежности проще, когда нас окружает прекрасный мир, а не тогда, когда мир настроен по отношению к нам враждебно. И все же моменты безмятежности можно обрести и в повседневной суете. Те, кто дает себе время остановиться и проанализировать, что с ними происходит, вникнуть в то, что они испытывают, рано или поздно достигнут безмятежности.

Часто безмятежность связывают с медитацией. Это единственный путь?

К. А.:  

Существует еще молитва, размышления о смысле жизни, полная осознанность. Иногда достаточно слиться со спокойным окружением, остановиться, прекратить гонку за результатами, какими бы они ни были, приостановить свои желания. И, конечно, медитировать.

Есть два основных способа медитации. Первый предполагает сфокусированность, сужение внимания. Нужно полностью сосредоточиться на чем-то одном: на собственном дыхании, на мантре, на молитве, на пламени свечи... И удалить из сознания все, что не относится к объекту медитации. Второй путь – открыть свое внимание, постараться присутствовать во всем – в собственном дыхании, телесных ощущениях, звуках вокруг, во всех чувствах и мыслях. Это – полная осознанность: вместо того чтобы сужать фокус, я делаю усилие, чтобы открыть сознание всему, что есть вокруг в каждый момент.

Проблема с сильными эмоциями заключается в том, что мы становимся их пленниками, отождествляем себя с ними, и они нас пожирают

А как быть с негативными эмоциями?

К. А.:  

Усмирение негативных эмоций – необходимое предварительное условие безмятежности. В больнице Святой Анны мы показываем пациентам, как они могут успокоить свои чувства, сосредоточив внимание на текущем моменте. Мы также предлагаем им изменить отношение к болезненным эмоциям, не пытаться их контролировать, а просто принять их и таким образом нейтрализовать их воздействие. Часто проблема с сильными эмоциями заключается в том, что мы становимся их пленниками, отождествляем себя с ними, и они нас пожирают. Поэтому мы говорим пациентам: «Позвольте эмоциям быть в вашем сознании, но не позволяйте им занимать все ваше ментальное пространство. Откройте и сознание, и тело внешнему миру, и влияние этих эмоций растворится в максимально открытом и просторном сознании».

Есть ли смысл искать покой в современном мире с его постоянными кризисами?

К. А.:  

Я думаю, что если мы не позаботимся о своем внутреннем равновесии, то не только будем сильнее страдать, но и станем более внушаемыми, более импульсивными. Тогда как, заботясь о своем внутреннем мире, мы становимся более цельными, справедливыми, с уважением относимся к окружающим, прислушиваемся к ним. Мы ведем себя спокойнее и увереннее. Мы более свободны. Кроме того, безмятежность позволяет нам сохранять внутреннюю отстраненность, в каких битвах нам бы ни приходилось участвовать. Все великие лидеры, такие как Нельсон Мандела, Ганди, Мартин Лютер Кинг, старались выйти за пределы своих непосредственных реакций; они видели общую картину, знали, что насилие порождает насилие, агрессию, страдание. Безмятежность сохраняет нашу способность возмущаться и негодовать, но более эффективным и адекватным способом.

Но разве для счастья важнее уступать, чем сопротивляться и действовать?

К. А.:  

Можно подумать, что одно другому противоречит! Мне кажется, это как вдох и выдох. Бывают моменты, когда важно сопротивляться, действовать, бороться, и другие моменты, когда нужно расслабиться, принять ситуацию, просто наблюдать за своими эмоциями. Это не означает сдаться, махнуть рукой или подчиниться. В принятии, если его правильно понимать, есть две фазы: принять реальность и наблюдать за ней, а потом действовать, чтобы ее изменить. Наша задача – «отвечать» на то, что происходит в нашем сознании и сердце, а не «реагировать», как того требуют эмоции. Хотя общество призывает нас реагировать, решать немедленно, примерно как продавцы, которые кричат: «Если вы не купите это сейчас, вечером или завтра этого товара уже не будет!» Наш мир пытается подловить нас, вынуждая каждый раз думать, что дело срочное. Безмятежность заключается в том, чтобы отказаться от ложной срочности. Безмятежность – не уход от реальности, а инструмент мудрости и осознанности.

Кристоф Андре (Christophe André) – психиатр, возглавляет отделение парижской больницы Святой Анны (Sainte-Anne), которое специализируется на лечении фобий и тревожных расстройств, преподает в Университете Париж X. Автор бестселлеров «Как общаться с трудными людьми» (Поколение, 2007), «Искусство счастья» (Эксмо, 2016).

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье