psyhologies.ru
тесты
текст: Юрий Зубцов 

Шарль Ройзман: «Преодолеть насилие необходимо прежде всего в себе»

Созданный им метод социальный психолог Шарль Ройзман (Charles Rojzman) проверял в самых горячих точках: в Руанде и на Ближнем Востоке, в Нью-Йорке после 11 сентября и в Беслане. Цель социальной терапии – помочь нам освободиться от страха и ненависти, чтобы снова научиться жить вместе.
«Социальная терапия состоит не в том, чтобы объяснять людям, как им надо жить, – говорит Шарль Ройзман. – Ее цель – помочь им глубже понять себя и тех, кто их окружает».«Социальная терапия состоит не в том, чтобы объяснять людям, как им надо жить, – говорит Шарль Ройзман. – Ее цель – помочь им глубже понять себя и тех, кто их окружает».

Созданный им метод социальный психолог Шарль Ройзман (Charles Rojzman) проверял в самых горячих точках: в Руанде и на Ближнем Востоке, в Нью-Йорке после 11 сентября и в Беслане. Цель социальной терапии – помочь нам освободиться от страха и ненависти, чтобы снова научиться жить вместе.

Psychologies:  

Обострение этнических конфликтов, демонизация политических лидеров, насилие в семье – вы работаете с национальными, религиозными и политическими противоречиями в разных странах. Насилие не имеет национальности?

Шарль Ройзман: 

Его семена живут где-то глубоко в сердце каждого человека. Насилие порождается неблагополучным окружением, нехваткой любви, невозможностью ощутить собственную ценность. Оно может давать разные «всходы», проявляться по-разному. Во многом это зависит от национальных и культурных особенностей, условий, в которых человек растет. Но социальная терапия состоит не в том, чтобы объяснять людям, как надо жить. Ее цель – помочь им глубже понять себя и тех, кто их окружает. Если такое понимание приходит, то и конфликты могут быть решены – вне зависимости от национальных и культурных особенностей.

Вы создали метод социальной терапии в конце 1980-х годов. Как возникла у вас эта мысль?
Ш. Р.:  

Тогда меня пригласили в одну парижскую больницу, сотрудники которой часто имели дело с иммигрантами. От меня ждали рассказа об иных культурах и советов о том, как строить общение с их представителями. В то время борьба с расизмом была в самом разгаре. Но у меня возникла идея попробовать с медицинским персоналом то, что я практиковал в своих терапевтических группах: не просвещать их, а выслушать, создать безопасное пространство, в котором они могут свободно говорить и о своих профессиональных трудностях, и о своих расовых предрассудках. И когда так получилось, я сделал много открытий. Во-первых, я обнаружил, что за ненавистью всегда стоят страхи. Иногда вызванные реальными угрозами, но чаще – связанные с травмами прошлого. Во-вторых, я понял, что в сложных отношениях ответственность никогда не бывает очевидна. Никогда не бывает полностью невинной и абсолютно виновной сторон: дело лишь в том, чтобы они научились взаимодействовать. И наконец, я узнал, что проявления насилия между людьми обусловлены еще и насилием со стороны социальных структур. В той больнице наибольшие трудности в общении с иммигрантами испытывали те, кто находился на низших ступенях социальной лестницы. И, сами чувствуя презрение общества, они, в свою очередь, невольно заставляли испытывать его и других.

Воспроизводство насилия – это что-то вроде защитного механизма?
Ш. Р.:  

Именно так. Приходится признать, что все мы в той или иной мере жертвы насилия. Кто-то пережил его в семье, в школе, кто-то – на работе или в общении с соседями. Насилие реализуется в одной из четырех форм: один человек отвергает другого; или унижает его; или плохо с ним обращается; или внушает ему чувство вины. А нередко оно проявляется сразу в нескольких формах. Социальная терапия позволяет распознать источники насилия в себе и увидеть, как в моменты стресса и смятения мы бессознательно воспроизводим его, направляя против наших близких, детей, общества в целом. Или против самих себя. Насилие вездесуще и неизбежно, потому что оно служит отчаянной попыткой залечить наши раны и вернуть себе контроль над ситуацией. Поэтому, чтобы жить в мире друг с другом, исключительно важно, чтобы каждый мог поработать с собственной агрессивностью, осознал, как трудно ему находиться в конфликтных отношениях с другими. Групповая терапия позволяет каждому участнику (в противостоянии другим и при их поддержке) перестать быть жертвой и почувствовать собственную ответственность, то есть признать свою внутреннюю агрессию и увидеть возможность измениться.

Его путь

  • 1942 Родился в Вийербане (Франция).
  • 1989 Создает организацию «Изменение через социальную терапию» (см. institut-charlesrojzman.com).
  • 2001 Работает в США после терактов 11 сентября.
  • 2004 В Беслане помогает родным погибших и пострадавших во время теракта детей, педагогам и психологам.
  • 2009 Занимается социальной терапией в Руандеи на Ближнем Востоке.
  • 2012 Ведет групповые занятия в разных странах мира, в том числе и в России.
Источник фотографий: ПАТРИК СВИРК (PATRICK SWIRC)
  • 1
  • 2
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Я думаю, в любом случае, если есть ощущение, что травмы прошлого мешают жить, нужно набраться храбрости и с ними разобраться. На групповой терапии или лично с психологом... Или как-то иначе сублимировать ситуацию. кино посмотреть на эту тему... Например: "Ночной портье", ""Стокгольмский синдром"... хотя... там не дают ответа как из этого выбраться. Мне кажется, важно пережить схожие ощущения и вынурнуть из них в позитивный финал. Тогда память как бы "перезапишется" и боль уйдет. Хочу снять кино о том, что может все закончится хорошо)) planeta.ru/campaigns/2081
Psy like0

Очень мудрый подход! Это работает! Жаль, что мало людей занимается подобной работой.
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье