psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовила Дарья Громова 

Психология большого спорта: быть заводилой и трезво мыслить

О спортивном лидерстве, необходимой злости, типах личности и игровых амплуа капитан российской сборной по волейболу Екатерина Косьяненко рассказала психологу Татьяне Рыцаревой.
Екатерина Косьяненко ФОТО Getty Images 

Екатерина Косьяненко (Панкова) – капитан национальной сборной по волейболу, чемпионка России (2007/08, 2009/10, 2015/16), двухкратная чемпионка Европы (2013, 2015), лучшая связующая чемпионата Европы (2013).

Татьяна Рыцарева – психолог, системный семейный терапевт, эмоционально-фокусированный супружеский терапевт, член Общества семейных консультантов и психотерапевтов.

Татьяна Рыцарева: 

Какова роль психологии в спорте высших достижений?

Екатерина Косьяненко: 

Она, по моим наблюдениям, возрастает. В современном волейболе, когда класс лучших команд выравнивается, определяющую роль в том, насколько успешно выступает команда, играет настрой. Важными являются задачи внутри командного взаимодействия, вопрос влияния личностных качеств игроков на эффективность решения их игровых задач, вопросы лидерства и немало других.

Т. Р.: 

В спорте оптимальное состояние, когда мы действуем наиболее эффективно, называется состоянием мобилизационной (или боевой) готовности. Если не испытывать достаточного стресса перед важным событием, то не получится настроиться, однако если переживать слишком сильно, то грозит эмоциональное перегорание. Как ты обычно настраиваешься на игру?

Е. К.: 

Да, от эмоционального настроя зависит очень много. Главное, не перенервничать, отбросить сомнения. Я говорю себе: «Я выйду, у меня все получится». Существуют разные способы настроя в зависимости от личности игрока, его предпочтений. Мне легче удается настроиться в играх за национальную сборную, если получается «разбудить» в себе спортивную злость на соперника.

Т. Р.: 

У тебя, игрока высочайшего уровня, есть сомнения перед каждым матчем?

Е. К.: 

Я бы ответила так: если я нервничаю, значит, все идет хорошо. Если я не нервничаю, значит, я не настроилась, не будет высокой самоотдачи. Известна спортивная истина: «Без хорошего мандража не будет хорошей игры». И уже только во время разминки постепенно я нахожу свое оптимальное состояние. Бывают игры, на которые сложно настроиться. Например, когда знаешь, что соперник заведомо слабее тебя. Если выходишь на игру расслабленный, недооцениваешь соперника, то высока вероятность проигрыша.

Я должна быть и заводилой команды, и одновременно трезво мыслить, так как я решаю, кому и куда отдавать передачу в каждом розыгрыше

Или обратная ситуация, когда очень большая ответственность, то есть риск перенервничать. Например, на отборочных соревнованиях перед Олимпиадой мы играли со сборной Польши. Это была первая игра турнира, мы проиграли 2 первых партии. Похоже, что мы долго ждали этой игры, настроиться не смогли. Ощущение бессилия во время игры подсказывает, что ты перегорел. Только в третьей партии на грани проигрыша нашлась своя игра, и мы победили со счетом 3:2.

Т. Р.: 

За счет чего удается переломить ход игры?

Е. К.: 

В первую очередь помогает мысль, что ты не можешь проиграть. У сборной России есть заслуженный статус, и я чувствую, что должна его держать. Выходя на мировые чемпионаты, ты не имеешь права сыграть плохо. Тренер сборной Юрий Николаевич Маричев в такие моменты говорит, что нужно начать все с начала, вспомнить свою технику, найти свою игру, сосредоточиться на поиске оптимального боевого состояния.

Т. Р.: 

Есть ли у тебя какие-то особенные ритуалы?

Е. К.: 

Когда я еду в командном автобусе, я всегда слушаю музыку. Это подобранная мной музыка, мой плейлист, она помогает мне настроиться.

Командная игра

Т. Р.: 

Ты, как связующий игрок, должна принимать решения: кто и в какой момент будет атаковать. Отдавая передачу, учитываешь ли ты текущее эмоциональное состояние игроков?

Е. К.: 

Да, настрой игроков уже видно по разминке. Например, наш тренер волейбольного клуба «Динамо» нередко обращает мое внимание на то, как идет разминка: кто сколько ошибается, совершает нехарактерные для себя действия, а кто, наоборот, уверенно действует.

Т. Р.: 

На тебя как на капитана ложится ответственность за то, чтобы игроки пришли в оптимальное игровое состояние. Как ты этого добиваешься?

Е. К.: 

Это зависит от игрока. По опыту я знаю, кого в какой момент нужно поддержать, а на кого, может быть, оказать давление. Со временем узнаешь игроков, что кому нужно, от этого делаешь вывод: нужно спокойно сказать или прикрикнуть. Это опять же зависит от эмоционального состояния: если игрок недонастроился, его нужно ввести в более стрессовое состояние, использовать строгие слова; если игрок перенервничал, его нужно поддержать, подбодрить.

Rio 2016, Екатерина Косьяненко

Если все игроки в стрессовый момент матча молчат, это признак ухудшения боевого настроя команды. Поэтому я пытаюсь заводить команду, пробую вернуть оптимальное состояние игрокам, стараюсь ко всем найти подход. Девочки мне тоже здорово помогают. Взаимная поддержка множит силу команды.

Конечно, бывают игры, где мы проигрываем, мы же не роботы. Но потом делаем выводы. На отборочных на Олимпиаду в Японии в 2015 году мы проиграли команде Китая. Было очень сложно настроиться: ты понимаешь, что если ты выигрываешь, ты получаешь путевку на Олимпиаду, а если проигрываешь, то месяц твоих титанических трудов насмарку. Наверно с этим напряжением мы и не справились, у всех дрожали руки – мы зажались, перегорели. Помешало давление со всех сторон: «Надо выиграть, надо выиграть, надо выиграть».

Типы личности и игровые амплуа

Т. Р.: 

Катя, ты психолог по образованию. Как ты считаешь, влияет ли тип личности игрока на успешность выполнения игровых функций разных амплуа: связующего, нападающего? Ведь к игрокам различных амплуа предъявляются разные требования.

Е. К.: 

Безусловно, влияет. Каждое игровое амплуа (специализация) волейболистов, будь то связующий, нападающий, блокирующий или либеро, определяет набор игровых задач, часть из которых являются главными. Так, нападающие второго темпа (доигровщики и диагональные) должны быть эффективными и стабильными в атаках, особенно в концовках партии или игры. На доигровщиков возложена еще одна важная функция – прием подач. Как правило, именно нападающие второго темпа несут на себе основной груз игры в решающих моментах матча. Игроки этих амплуа, имеющие устойчивую нервную систему, устойчивый и стабильный характер, лучше других выполняют свои обязанности в игре. Им, как правило, не нужно «заводить» игроков эмоционально. Обычно они ведут команду за собой своей результативностью, выручают в сложные моменты.

Т. Р.: 

Ты описываешь темперамент флегматика. Люди с таким темпераментом обладают устойчивым типом нервной системы, они, как правило, не слишком общительны, но стабильны в стрессовых ситуациях.

Е. К.: 

Ты права, темперамент «флегматик», похоже, подходит игрокам этих амплуа. А вот нападающие первого темпа (или блокирующие) имеют другие обязанности, главные из которых – блокирование и быстрые атаки. Они должны уметь быстро принимать решения, быстро стартовать и перемещаться и не выпадать из игры в нестандартных ситуациях. А еще игроки этого амплуа должны быть «заводными», поднимать эмоциональный тонус команды, стимулировать самоотдачу игроков. Нападающим первого темпа ставится задача «поднять» своего блокирующего имитацией атаки, чтобы нападающие второго темпа боролись с одиночным блоком. Здесь, помимо игрового мастерства, необходимы артистические способности, чтобы центральные блокирующие поверили в атаку и прыгали на блок.

Т. Р.: 

И тут хорош заводной холерик?

Е. К.: 

Да, тем более что он чаще всего освобожден от нападения в концовках, что не требует такой высокой ответственности, как от нападающих второго темпа. Однако холерики часто сникают после неудачных действий. Более стабильную игру при прочих равных условиях показывают игроки этого амплуа с темпераментом сангвиника. Но им сложнее поднимать эмоциональный тонус команды. Наверное, тренеры специально должны этому учить сангвиников еще в детском волейболе.

Т. Р.: 

Какие требования предъявляются к тебе как к связующей?

Е. К.: 

Я должна быть и заводилой команды, и одновременно трезво мыслить, так как я должна решать, кому и куда отдавать передачу в каждом розыгрыше. Я должна быть связующим звеном между тренером и командой, уметь и любить общаться, одновременно быть стабильной и устойчивой.

Т. Р.: 

И ты сангвиник?

Е. К.: 

Да. Я думаю, то, как мой темперамент соотносится с игровыми задачами, во многом поспособствовало моей успешности. Например, в 2012 году меня приглашали в сборную как либеро. Я не могла отказать национальной команде, но чувствовала, что это не мое место.

Т. Р.: 

Твоя мама была связующей, твой брат тоже связующий, оба завоевали немало титулов. Они сангвиники?

Е. К.: 

Думаю, да. Помимо этого у них колоссальные бойцовские качества. Нас с братом родители и тренеры ориентировали на достижения, стимулировали стремление совершенствоваться. Перфекционизм прививался нам с самого детства. Стремление достигать наилучшего результата укрепилось, когда я начала выступать за национальную команду.

Лидерские качества

Т. Р.: 

Ты капитан национальной сборной по волейболу. Каково это? Какие твои качества помогают справляться с капитанскими обязанностями?

Е. К.: 

Я не чувствую особенных различий с другими девчонками по команде, мне нравится быть капитаном. Мне это легко. Часто приходится быть связующим звеном между командой и тренером. Пример: тренер назначил выходной на один день, девочки хотят в другой день, я пытаюсь это улаживать. Капитаном команды была еще в спортшколе. В сборной особенная атмосфера: собираются лидеры команд.

Rio 2016, Екатерина Косьяненко ФОТО Getty Images 

Надо сказать, что когда собираются лидеры, бывает, что случается борьба. В таком случае, я считаю, нужно разделять сферы лидерства. Кто-то берет на себя инструментальное лидерство, это более реалистично для нападающего, который забивает, зарабатывает очки; кто-то эмоциональное: например, я как «связка» слежу за психологическим климатом команды, стараюсь быть лидером и в быту. Если противостояний лидеров не возникает, то лидерство становится мощным оружием.

Т. Р.: 

В составе сборной ты регулярно выступаешь против других национальных команд. Отличается ли психологическая атмосфера в командах разных стран?

Е. К.: 

В разных странах по-разному выстроен процесс. Например, в команду Америки девочки попадают из чемпионата университетов, они вдвойне настраиваются, так как у них нет регулярного чемпионата страны и нет возможности играть на таком уровне. У попавших в сборную игроков горят глаза. Тренер американской сборной проповедует быструю комбинационную игру, тактика очень впечатляющая – всегда сложнее бороться с тренером и командой, чем просто с командой.

В команде Китая очень дисциплинированные игроки. Кстати, их тренер Лан Пин в свое время играла против моей мамы на Олимпийских играх в Сеуле. В нынешней сборной очень высокорослые волейболистки, что звучит странно, плюс они хорошо оснащены, и, конечно, дисциплина: каждый на своем месте. Все команды с очень хорошими техническими и физическими данными игроков с высокой дисциплиной. Здесь на первый план выходит настрой, самоотдача, выдержка, устойчивость игроков – в общем, психология.

Т. Р.: 

Какой настрой на Олимпийские игры?

Е. К.: 

Можно сказать, что я просто не дышу в ожидании Олимпиады – это моя мечта. Все 4 года в сборной я об этом думаю. До сборной не могла об Олимпиаде и мечтать, было все нереально. Готовила себя к тому, что на сборах нужно будет выложиться по полной, показать все, что я умею. Только в самолете поверила, что лечу на Олимпиаду. Вся наша команда настраивалась на олимпийские игры – чувствовался общий мощный настрой! Сделаем все, что в наших силах!

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье