psyhologies.ru
тесты
текст: Елена Губайдуллина 

Владимир Мирзоев: «Идет холодная война между
потомками жертв и палачей»

Владимир Мирзоев – о том, как жить во времена антигероев.
alt

В театре им. Евг. Вахтангова вышел спектакль «Безумный день, или Женитьба Фигаро» по комедии Бомарше. Режиссер Владимир Мирзоев увидел в пьесе XVIII века много параллелей с сегодняшними проблемами.

Psychologies:  

В финале спектакля граф Альмавива просит прощения у каждого персонажа спектакля. Своевременное раскаяние способно многое спасти. Но почему в жизни так трудно вовремя произнести слово «простите»?

В. М.:  

Вероятно, бесконтрольная власть ослепляет, как молния, – причем любого человека, независимо от его ума, дарований, принципов. Супермен говорит «простите» только в последний момент, в момент личной катастрофы, когда небо становится с овчинку и приходит последняя ясность. Я помню жалкие глаза Саддама Хусейна в яме – просто несчастный, до смерти перепуганный старик, уже не диктатор, не сверхчеловек.

При всем феноменальном обаянии Суханова, все же граф – антигерой. Сейчас время не героев, а антигероев?
В. М.:  

Пожалуй, да. Нашу реальность, похожую на дурной сон, скверный анекдот, на «роман скандалов» Достоевского, определяют и энергично формируют именно антигерои.

читайте такжеОпьянение властью
alt

Хотя Фигаро и Сюзанна – мои любимые герои, они по всем параметрам уступают графу Альмавиве. У этих ребят нет ни денег, ни статуса, ни связей, ни родителей, ни собственной крыши над головой. Они – обычные молодые люди из провинции. Правда, у них есть голова на плечах и есть любовь. Они есть друг у друга, и это делает их невероятно сильными, почти неуязвимыми для козней местного царька-феодала. Если бы граф был банальным глупцом-ловеласом, мы бы не стали так уж переживать – схватка оказалась бы условной, неопасной. Впрочем, она в итоге такой и оказалась. Но не потому, что Альмавива слабый противник, – просто Сюзанна и Фигаро непобедимы. Как непобедимо движение жизни и стремление современного человека к свободе, прочь от родоплеменной архаики.

Ваш спектакль называется «Безумный день». В чем, на ваш взгляд, заключается безумие сегодняшнего дня?
В. М.:  

Мы проживаем удивительный отрезок нашей истории. Для социального психолога, для писателя и режиссера – исключительно ценный материал, уникальный. У меня почти физическое ощущение, что страна опять (в который уже раз) пытается выйти из осевого времени в циклическое. Где эволюции не существует, где нет ни Дарвина, ни Эйнштейна, ни Вернадского, где о дееспособном парламенте можно только мечтать.

alt

Я говорю «страна», а имею в виду, конечно, элиту, правящий класс, захвативший монополию на все мыслимые ресурсы: политические, бюджетные, медийные. То есть конкретная группа физических лиц совершает аборт модернизации, хочет вернуться, так сказать, в свое традиционное лоно: с феодальной зависимостью всех уровней, всех слоев общества – от монарха и его двора до последнего вертухая в зоне. Идеально организованный мир для этого типа сознания – казарма. Вопрос, зачем они это делают, не имеет смысла – эта стратегия на сто процентов эгоистична.

читайте такжеВласть выявляет… и достоинства тоже

Для меня главный вопрос другой: население тоже этого хочет? Или советский человек столь пластичен? Лепи что угодно, он только спасибо скажет? Вероятно, антрополог дал бы такой ответ: травмы ХХ века чудовищны, раны не залечены, холодная война между потомками жертв и палачей продолжается. Мало того, ее сознательно провоцируют отечественные поклонники Макиавелли – разделяй и властвуй, веселись и барствуй. Вбивать клинья, раскалывая население по всем возможным линиям – религиозной, имущественной, национальной, – это не тактика государственных мужей. Государство для того и придумано, чтобы сглаживать конфликты, искать баланс интересов, которые неизбежно противоречивы, – современное общество не гомогенно, а, напротив, многослойно и фрагментарно.

alt

На мой взгляд, желание залезть в берлогу и там забыться сладким сном еще лет на сто пятьдесят глубоко антиисторично и опасно для будущего страны. Разве нужна еще одна геополитическая катастрофа? Правильно – не нужна. Значит, нужно адекватно отвечать на вызовы современной цивилизации, а не клеить грим персонажей Владимира Сорокина.

читайте такжеЧто такое буллинг?

И все-таки: можно ли вернуться в циклическое (зацикленное на прошлом) время, или это безумная антиутопия? Видимо, можно. Для этого нужен сущий пустяк – уничтожить или свести в правовом смысле на нет европейскую Россию. По разным оценкам это 15–20 миллионов граждан. Иван Грозный нашел простое решение «европейского вопроса» – убивал целыми семьями, разорял руками своих опричников не только бояр, но и купцов, крестьян, захватывал собственность. Сталин выучил урок, чекисты продолжали уничтожать элиту, снимать плодородный культурный гумус, слой за слоем, по алфавиту, пока не добрались до каменной породы. Думали, что это фундамент советского храма, а оказалось – кости динозавров.

alt

Мечта «новых дворян» (определение Патрушева) – выдавить образованный класс за границу, чтобы под ногами не путались и не мешали воспитывать народные массы. В ближайшее время нас ждет введение выездных виз.

Что помогает вам противостоять безумию?
В. М.:  

Я тяжело переживаю искусственный раскол внутри общества, с трудом справляюсь с эмоциями. Вспоминаю французов: они, находясь в компании, никогда не говорят ни о политике, ни о религии – считают неприличным. Возможно, нам всем стоить взять этот принцип на вооружение, хотя бы временно. Не хочу терять людей, с которыми дружу по сорок, тридцать лет. Что помогает справляться с безумием? Профессия помогает.

Пьер-Огюстен Карон де Бомарше «Безумный день, или Женитьба Фигаро». Театр им. Евг. Вахтангова. Постановка Владимира Мирзоева. В главных ролях: Максим Суханов, Марина Есипенко, Анна Антонова, Павел Попов, Полина Кузьминская, Леонид Бичевин, Лада Чуровская.

Спектакль идет 19 и 26 октября, 11 и 23 ноября, 23 и 30 декабря.

Источник фотографий: Александр Куров/ТАСС
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье