psyhologies.ru
тесты
текст: Елена Шевченко 

Владимир Овчинников: художник, который воздвиг памятник

Владимир Овчинников знаменит не только фресками, которыми на протяжении многих лет украшал стены домов в Боровске. Его главное стремление – установить в городе памятник репрессированным, и для этого он сделал уже не одну попытку договориться с местными (и не только) властями. В августе такой памятник наконец появился: 18 портретов репрессированных, которые художник нарисовал на… заборе своего соседа.
Стена с портретами ФОТО Владимир Овчинников 

На этом заборе – все последние работы Владимира Овчинникова. Он давно не рисует в городе, после того как под разными предлогами его картины стали закрашивать. Ведь творчество Владимира Овчинникова – это всегда попытка расшевелить, заставить думать, размышлять, задавать вопросы, искать ответы… Но на заборе можно, сосед не возражает. Две недели работы на стремянке с перерывами (у 77-летнего художника болит спина), и там появилась новая картина «По ком звонят боровские колокола».

Psychologies:  

Сколько лет вы боретесь за то, чтобы памятник появился?

Владимир Овчинников:  

Десять лет. Последний раз я встречался с новым мэром в апреле, передал ему все документы, чтобы он ознакомился и принял решение. Он замолчал надолго, а потом в интервью сказал, что ждет, пока к нему обратится общественность. Но это демагогия чистой воды. Сколько памятников у нас в городе, и ни один из них не был поставлен по инициативе снизу: это всегда было решение сверху или сбоку. Памятник адмиралу Сенявину – никто понятия не имел, что он появится. Циолковский и Федоров подарены «Этномиром». Недавно появился Гагарин, который к Боровску отношения не имел. Просто кто-то где-то сделал памятник, который надо было пристроить. Вот и прислали нам. Воодушевления у населения все это не вызывает, не говоря уж об инициативе.

читайте также

«Я нарисовал глобус Боровска»

А как относится общественность к идее памятника?

В. О.:  

В 2012 году я проводил акцию по сбору подписей. Собрал 400 с лишним подписных листов, и только одна подпись была против – от главы района с резолюцией «Преждевременно». В апреле я предъявил подписи новому мэру. Никакой реакции. Дело, конечно, не в инициативе жителей. Местная администрация встроена в вертикаль власти. Они исполнители, боятся, возможно, думают, что это очернение нашего прошлого… А я считаю это объективной подачей материала: люди должны знать историю, кто не хочет знать прошлого – плюет в будущее.

И вы решили сделать то, что в ваших силах?

В. О.:  

Да, я делаю что могу. Все десять лет, пока идет борьба за памятник, я собираю информацию о репрессированных, встречаюсь с семьями, изучаю информацию в архивах. Издал книгу, делаю сайт с тем же названием: «По ком звонят боровские колокола».

читайте также

Последний адрес

Чьи портреты вы нарисовали?

В. О.:  

Из 40 фотографий, которыми я располагаю, мне удалось выбрать лучшие по качеству, кроме того, я хотел, чтобы была представлена география района, не только один Боровск, но и деревни. На каждого человека у меня есть подробная справка: биографические данные, имущественное положение, состав семьи, обвинительное заключение, на чем оно базируется. И приговор – «Расстрелять».

А сколько людей вообще в вашем списке?

В. О.:  

Я не подсчитывал. У меня есть информация о тех, кто проживал в Боровском районе (с 1917 по 1952 годы), и о части тех, кто покинул район, не дожидаясь, пока его арестуют. Впрочем, большинство из них все равно отловили в близлежащих районах… По юридическому критерию несовершеннолетние дети в момент ареста тоже считаются репрессированным. Поэтому надо умножать на число детей, а семьи в те годы были очень большие. Значит, общее число увеличивается в 4–5 раз. И мы получаем цифру, которая составляет пятую часть от довоенного населения Боровского района.

читайте такжеЗачем я прихожу к Соловецкому камню

Вы будете сообщать родственникам о памятнике?

В. О.:  

Не планирую. Думаю, весть сама разлетится. Работа необычная, выбивается из ряда памятников репрессированным. Их много по стране, а этот отличается: он рожден в условиях запрета.

18 портретов на стене ФОТО Владимир Овчинников 

Возможно, это даже ценнее того, что могла сделать официальная сторона. Ваша работа – это не вызов власти?

В. О.:  

Можно расценивать как вызов. Или как укор. Но вообще, мне больше хотелось, чтобы люди помнили. Пару дней назад я был возле картины, ко мне подошла женщина, рассказала, что она из Рощи (село при Боровском монастыре) и что у них в семье был арестован дедушка, в 1941 году, Наноев Дмитрий Григорьевич. Я сказал, что у меня есть сведения о каждом. Пришел домой, посмотрел: действительно, есть такой Наноев, арестован в декабре 1941 года за антисоветские разговоры в армии, высшая мера наказания. Значит, моя картина побудила ее вспомнить о близких, это и есть моя цель.

Не будут ли закрашивать?

В. О.:  

Думаю, что не решатся. Это слишком сильный вызов. Просто будут замалчивать.

Подробнее см. на сайте «По ком звонят боровские колокола».

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Удивительно, как звездам удается быстро худеть. Оказывается, что не так все сложно, вот в интервью Полина Гагарина рассказала как ей удалось похудеть БЕЗ диет и спортзала, вот само интервью - dum.ps/polina Все очень просто, легко и безопасно для организма. По ee мeтoдике , я yжe зa пapy нeдeль сбpoсила 7 Kг!
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье