psyhologies.ru
тесты
текст: Галина Юзефович,  Вита Малыгина 

«Какой мне хотелось быть для тебя...»

Говорить с детьми о вещах личных не всегда легко. По нашей просьбе четыре известные писательницы взялись за перо, чтобы поделиться со своими детьми мыслями и чувствами, которые иногда так непросто высказать вслух.
alt ФОТО Getty Images 

Выдержать правильную интонацию, пытаясь сообщить собственному ребенку – сколько бы лет ему ни было – что-то важное и личное, касающееся наших с ним отношений, всегда непросто. Обоюдная неловкость может легко свести на нет все наши усилия, заставляя мучительно подбирать слова, вместо того чтобы сосредоточиться на главной задаче – выразить свои чувства и убедиться, что нас поняли. Отчасти в этом может помочь письмо – наедине с бумагой легче сформулировать то, что не удается сказать «глаза в глаза».

Мы обратились к четырем писательницам – женщинам разных поколений – с просьбой написать своим детям о том, о чем им не удавалось поговорить с ними вслух. Кто-то взялся за эту работу с энтузиазмом, кто-то долго колебался, прежде чем дать согласие. Очень разными оказались и сами письма. Единственное, что их объединяет, – это невероятная эмоциональная насыщенность. Впрочем, письма, написанные женщинами своим детям, едва ли могут быть другими.

alt ФОТО НАТАЛЬЯ РОДИОНОВА И ВАДИМ ЖОЛОБОВ 

Анна Старобинец, дочери 2 года

Последняя вышедшая книга – «Убежище 3/9» (Лимбус Пресс, 2006).

«Здравствуй, родная моя.

Садясь за это письмо, я чувствую себя этаким персонажем из приключенческого фильма. Он сидит на необитаемом острове, болтая голыми ногами в лазурной океанской воде, рядом с ним – пустая бутылка, в руках – клочок бумаги. На нем герой выводит корявым нервным почерком: «Я не знаю, кто вы. Надеюсь, когда вы прочтете это письмо, будет еще не слишком поздно. Такого-то числа такого-то месяца я потерпел кораблекрушение у таких-то берегов…».

Только ты, Санька, пойми меня правильно. Я вовсе не имею в виду, что ты стихийное бедствие сродни кораблекрушению (хотя, чего уж там, после твоего рождения многое в моей жизни перевернулось с ног на голову). Я имею в виду, что, когда ты получишь это мое послание, то есть когда ты освоишь чтение, ты ведь будешь уже совсем другая. Я не знаю, какая.

Пытаться как-то прогнозировать, а уж тем более корректировать твою будущую личность – не в моих силах. Слишком уж много времени ты проводишь не со мной, а со всякими няньками или бабками-дедками (действительно слишком – прости, пожалуйста). Зато ты, вероятно, никогда не услышишь от меня традиционное раздраженно-надрывное: «Я тебе все отдала...»

Так вот, я не знаю, кто ты. Сейчас, когда я это пишу, ты все еще покладистое, похожее на хомячка существо, говорящее о себе во втором лице («хочешь мультики смотреть», «хочешь мишку возьмить»). Но я надеюсь, я очень надеюсь, что, когда ты это прочтешь, «будет еще не слишком поздно». Надеюсь, я не успею еще повторить всех ошибок моих родителей, но при этом успею повторить то хорошее, что сделали для меня они. Надеюсь, мы с тобой будем родными. Надеюсь, у меня хватит мозгов на то, чтобы правильно распределять свое время и чаще быть с тобой рядом. Надеюсь, у тебя хватит великодушия на то, чтобы прощать меня, если меня рядом нет».

читайте такжеАнна Гавальда «Билли»
Источник фотографий: FOTOBANK.COM, НАТАЛЬЯ РОДИОНОВА И ВАДИМ ЖОЛОБОВ(2), ОЛЕГ ЗОТОВ
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье