psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовила Алина Никольская 

Мне 16, и я живу один в дикой природе

История этого шотландского подростка поразит любого родителя. Трудно – да что там, просто невозможно! – примерить ее к нашим городским детям. И тем не менее любой экстремальный опыт, даже если мы не собираемся его повторить, заставляет нас о многом задуматься.
Мне 16, и я живу один в дикой природе

Я живу на Острове Скай на природе, и найти мое типи – так называют разборную палатку наподобие индейских жилищ – без подробнейших инструкций довольно затруднительно. Наверное, это необычно для 16-летнего парня, но мне вполне комфортно в одиночестве, к тому же я страстно увлечен идеей сохранения дикой природы.

Я вырос в похожих условиях. Мы с моей мамой Гилли (она автор кулинарных книг) и старшей сестрой Яззи жили в Кайрнгорне1. Наш дом находился в удаленном и временами труднодоступном месте. Зимой приходилось вставать на беговые лыжи и отправляться добывать еду и другие припасы.

Довольно рано нам было позволено расти свободно, без надзора

Мама рассказывала нам обо всех опасностях, которые нас могут подстерегать на природе, и учила, как вести себя в таких случаях. Довольно рано нам было позволено расти свободно, без надзора. Еще мы часто путешествовали, отравлялись в другие страны, знакомились с разными дикими племенами и их культурой, иногда жили у них неделями, пока мама изучала их кухню и записывала рецепты для своих книг.

Я так много времени провел в этих племенах, наблюдая их теснейшую связь с землей, что это стало и моей второй натурой. Когда в прошлом году я поступил в Школу приключенческого туризма, то решил пожить в одиночестве в типи, – надо же воплощать на практике то, что я исповедую.

Я выделываю шкуры животных, погибших на дороге под колесами, так что мне есть чем утеплиться

Я сплю на ветхой раскладной кровати, которую мне отдал дедушка. У меня есть два старых армейских одеяла, к тому же я сам выделываю шкуры животных, погибших на дороге под колесами, так что есть чем еще утеплиться. Вечера провожу у костра, обрабатываю шкуры животных и рыб, занимаюсь резьбой по дереву. Одежду и книги я храню в старом металлическом сундуке моей мамы – он весь оклеен стикерами из ее путешествий. Одежду стираю в реке, а сушу на ветру или у огня. Есть у меня и походный душ.

Встаю я в шесть утра и первым делом разжигаю огонь с помощью кремня и кресала. Обычно вчерашняя зола еще не успевает остыть, так что огонь вспыхивает быстро, и я готовлю завтрак – варю овсянку или пеку лепешки. Собираю хворост с расчетом на день, потом иду на реку умываться. Конечно, в плохую погоду, особенно когда заморозки, хочется поскорей нырнуть обратно в типи. Там уже тепло, как в сауне.

Я собираю свой рюкзак, включая еду на день и снаряжение, прикрываю костер валежником (тогда пламя будет небольшим, но не погаснет) и отправляюсь на занятия в Школу, до нее мне идти полчаса. У нас на курсе 12 человек разного возраста. Недавно мы закончили альпинистскую подготовку, делая упор на практических занятиях, проходивших на Красной горе. Скоро будем обучаться сплавляться через пороги на каяках.

Мне 16, и я живу один в дикой природе

Конечно, иногда на природе бывает страшновато. Помню, я отправился в горы, и неожиданно разыгралась непогода. Я заблудился, но сумел сохранить хладнокровие – спасибо маминым урокам. А как-то раз мы с однокурсниками отправились на пару дней отдохнуть в горы в район Троттерниш Ридж. С погодой чудовищно не повезло: когда мы ставили палатки, пурга мела такая, что не видно было собственных ног.

Кто-то из ребят падал с ног от изнеможения, и нашим руководителям пришлось эвакуировать их с горы. А я чувствовал себя отлично, меня воодушевляют вызовы, хотя я сознаю возможные опасности и понимаю, что такие ситуации требуют хорошей подготовки.

Я человек вполне общительный, но мне всегда нравилось быть наедине с собой

Мои друзья всегда любили погостить у нас дома, пожить вольной жизнью, так что моя нынешняя «дикая» жизнь их не удивляет. Надеюсь, скоро кто-то из них навестит меня и тут. Иногда меня спрашивают, каково мне без интернета, но я и раньше нечасто им пользовался, так же как не очень-то смотрел телевизор. Я человек вполне общительный, но мне всегда нравилось быть наедине с собой.

Мобильным я пользуюсь изредка, даже не каждую неделю, созваниваюсь с друзьями или с мамой. Мы видимся с ней раз в месяц, когда я приезжаю домой в Кайрнгорн. Я сотрудничаю с экспертом по выживанию в дикой природе Уиллоу Лором, помогаю ему вести занятия. Иногда отправляюсь в Намибию навестить одно маленькое племя бушменов.

Мой образ жизни кого-то удивит, но мне он по душе. Я очень хочу, чтобы как можно больше людей поняли, что к природе надо относиться бережно, чтобы они не боялись вылазок в дикую природу и знали правила выживания в ней. У меня есть мечта открыть свою школу и готовить туристов к путешествиям на лошадях, так что я бы хотел научиться верховой езде в ковбойском стиле.

Когда закончу учебу, вернусь домой к маме. А пока я чувствую себя совершенно счастливым, когда сижу у костра в первозданной тишине и вырезаю из дерева какую-нибудь ложку, наблюдая на горизонте северное сияние.

Подробней см. на сайте газеты The Guardian.

1 Горный хребет в Шотландии.
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье