psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовила Дарья Громова 

«Мне казалось, что мама будет всегда»

Ольге 39 лет, она умеет ставить перед собой цели и добиваться их. Но так было не всегда: в молодости Ольга ни к чему особенно не стремилась – просто плыла по течению. До тех пор, пока внезапная утрата не изменила ее взгляд на мир.
Мне казалось, что мама будет всегда ФОТО Getty Images 

Казалось, она будет всегда. Не обязательно рядом со мной, совсем близко, а будет – вообще. Но она ушла. Это случилось так внезапно, что я даже не успела попросить у нее прощения. Прежде такие близкие, мы в последнее время словно отдалились, стали меньше общаться и, кажется, даже хуже понимали друг друга. И все же мы оставались самыми близкими людьми. И вдруг я ее лишилась. Навсегда. Мне было всего 25.

Первые дни своего одиночества я помню очень смутно. Я словно потеряла под ногами опору, жила и делала все как будто на автомате. Мне было трудно общаться с людьми: даже чтобы снять трубку и ответить на телефонный звонок, требовалось усилие. Великодушные коллеги позволили мне не ходить на работу. Я проводила дни наедине с собой и вспоминала жизнь вместе с мамой – перебирала мгновение за мгновением. Отчаяние – пожалуй, вот только это чувство я и ощущала тогда.

Мне казалось, мама будет всегда

«Когда закрывается одна дверь, открывается другая, – как-то раз, утешая меня, сказала подруга. – Подумай: мама открыла тебе дорогу». Тогда я ее совсем не поняла. Но эти слова почему-то меня испугали. Что она такое говорит? Я еще не пережила свое горе, и мысль о том, что меня ждет какая-то другая и тоже, возможно, счастливая жизнь, казалась просто дикой.

Но пространство вокруг меня, сплетенное из прожитых минут, дней и каких-то личных событий, действительно понемногу стало меняться.

Одна из таких перемен произошла в отношениях с мужем – они неожиданно и явно обострились. Назвать их несчастными было нельзя, но и счастливыми трудно – может быть, таким счастливым был только первый год после нашей свадьбы. Следующие два мы прожили спокойно и как-то, если можно так выразиться, равнодушно. Уход моей мамы не вызвал у него даже сочувствия. Он не понимал моего отчаяния. В итоге непонимание, постоянные обиды и конфликты между нами зашли слишком далеко – и я совершенно растерялась: что делать? Рушилась вся моя привычная жизнь, и мне было страшно.

Предчувствие перемен, хороших и значимых, становилось все ощутимее

Как-то раз, среди дня, я прилегла отдохнуть и, вероятно, задремала. Внезапно сквозь дрему я очень ясно увидела мамино лицо. Ее родной голос ласково и необычайно отчетливо произнес всего три слова: «Все будет хорошо». Проснувшись, я горько расплакалась… и одновременно, впервые за несколько недель, почувствовала небывалую легкость во всем теле. И в душе. Я еще не пережила свое горе, но с этого момента предчувствие перемен, хороших и значимых, становилось все ощутимее, оно все больше наполняло меня.

Решение о разводе с мужем я приняла быстро и без сомнений. Правда, расстались мы не сразу, еще помучив друг друга до самого финального похода в суд, – но это уже не имело значения. Ведь я ощущала, я твердо знала: события развиваются именно так, как нужно.

Через три недели после маминого ухода меня вызвали в редакцию – в городскую газету, где я тогда работала журналистом. Прежде я была скорее добросовестным исполнителем, но теперь почувствовала азарт. В моей голове рождались смелые, неожиданные идеи, я их предлагала – и мои статьи заметили. Я все больше ощущала прилив сил.

Наконец набралась смелости и предложила сотрудничество ведущим столичным изданиям. И неожиданно все получилось! Меня охотно печатали теперь и в Москве. Я работала с раннего утра и до позднего вечера. И, кружась в таком цейтноте, умудрилась… влюбиться в своего коллегу.

Мы буквально вцепились друг в друга, как два утопающих – в спасательные круги

Возможно, мы просто «совпали по фазе»: его отношения с подругой тогда висели на волоске, а я уходила от мужа. Мы буквально вцепились друг в друга, как два утопающих – в спасательные круги. Страсть, романтика и психологическая реабилитация, восстановление после всех перенесенных страданий – вот чем были наши отношения в тот момент… А спустя несколько месяцев меня пригласили работать в Москву – и мы с другом перебрались в столицу вдвоем...

С тех пор прошло уже больше десяти лет. Сегодня, оглядываясь назад, я с необычайной ясностью вижу, что все события моей жизни закономерны – они вытекают одно из другого. И если бы меня тогда не постигла эта горькая утрата, если бы я не потеряла маму, не произошло бы очень многое из того, что так сильно изменило мою жизнь. В каждом из этих событий – даже в самом трагическом – я научилась ощущать энергию созидания. Это может звучать парадоксально, но для меня это действительно так.

Лучшее, что можно сделать в память о тех, кого мы любили, это жить

Если попытаться сформулировать главный вывод, то я поняла: лучшее, что можно сделать в память о тех, кого мы любили, это жить – жить активно, становиться лучше, пробовать то, что они не успели. И быть счастливой.

Большое горе – это большие перемены. Я изменилась сама, повзрослев в одночасье и осознав те жизненно важные вещи, о которых, возможно, не догадывалась бы еще очень долго, оставайся я под маминым крылом.

В моей жизни за все эти годы, прожитые уже без мамы, конечно, случалось всякое. Были радости, победы, приобретения. Бывали печали, поражения, потери. Я, как и все мы, совершаю ошибки, стараюсь учиться на них – и иду дальше. Пока у меня нет своей семьи, но я верю, что обязательно будет. Потому что именно этого я хочу сегодня больше всего.

Иногда, словно ребенок, я представляю себе, что какой-то всесильный маг предлагает мне вернуть то время, когда мама была жива. Если бы такое было возможно – чего бы я попросила? Сначала мне хочется крикнуть: да, я хочу туда немедленно! Но потом я слышу единственно верный ответ: все хорошо, все идет своим чередом».

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Aglo, я не учла, что здесь мой ник. Я - та Ольга, о ком история, к которой вы писали комментарий. Моя история.
Psy like0

Aglo, начало истории (реанимация, внезапность и несколько дней полубессознательного) - все похоже... Вам пока еще будет больно. Но пройдет какой-то срок, у каждого он свой, и вы начнете, при верном понимании, черпать из происходящего силы. Звучит парадоксально для многих, я знаю, но это так. И это правильный путь развития. Любви вам и созидания. Если вдруг появится потребность поговорить, как с человеком, который знает об этом не понаслышке, пишите в личные сообщения www.facebook.com/events/365404653528705/#!/ORyabinina или delo-r@bk.ru
Psy like0
  • aglo-79   
    228 недель назад

Мною прожит («пережит» пока не могу написать) уход мамы. Я с мамой была очень близка. Тяжело, когда ты разговариваешь с мамой по телефону, а через 4 часа узнаешь, что мама в реанимации в коме, с которой она не вышла и через 10 дней она ушла (мне легче, когда я говорю, что "Мама ушла"). Свыкнуться с мыслью о том, что я не могу не увидеть ее (кроме как во сне), не услышать мне помогло то, что у меня есть возможность прожить 2 месяца в том городе, где она жила в последние годы. Я до сих пор учусь жить без мамы. Ведь прошло только 6,5 месяцев. А чувство, что прошло пол моей жизни. Это тяжело пережить, но, как не странно и как не больно, время лечит. Если оно не будет лечить, то оно будет калечить. Надо жить, дальше жить. Хотя иногда было больно дышать.
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье