psyhologies.ru
тесты
текст: Елена Шевченко,  Юлия Варшавская 

Мы придумали способ быть вместе!

Жить по соседству на даче; общаться с другом, уехавшим на другой конец света; вместе вести бизнес; раз в год выезжать компанией в археологическую экспедицию… Нашим героям удается найти время друг для друга, несмотря на высокий темп жизни, огромные расстояния и вечную занятость.
alt

С возрастом дружить становится все сложнее: каждый из нас поглощен собственной жизнью и уже не чувствует той острой потребности в дружеском общении. Находить душевную энергию, вкладываться в близкие отношения, вместе переживать повседневные мелочи и важные события – кажется, что на это уже нет ни времени, ни сил. «Это вполне закономерно, – считает социолог Игорь Кон. – Круг друзей у людей среднего возраста сужается, а расходуемое на общение с ними время уменьшается. Если подростки проводят в обществе друзей до 29% своего времени, люди среднего возраста – всего 7%. Меняется и эмоциональный тонус дружбы. Чувства взрослого человека сложнее, тоньше, дифференцированнее детских эмоций. Взрослые точнее воспринимают и расшифровывают чужие переживания. Однако их чувства лучше контролируются разумом»*. И именно разум поможет нам изобрести новые способы дружить, чтобы сохранить отношения, которыми мы дорожим, которые дают нам эмоциональную поддержку, счастье понимания и возможность быть до конца самими собой. В этой новой, взрослой реальности нам не всегда нужны частые встречи и долгие разговоры. Иногда достаточно позвонить по телефону, отправить сообщение или вместе пообедать в рабочий день... Небольшое усилие и, как результат, – большая радость: «хорошо, что есть друзья».

* И. Кон «Дружба» (Питер, 2005).

«Нам понравилось дружить домами»

«Нам понравилось дружить домами»

Алексей, Анна, Андрей и Алла стали соседями по даче 15 лет назад. Алла рассказывает, как за это время приятельство двух семейных пар превратилось в настоящую дружбу. «У нас с Алексеем родился сын, и мы решили, что летом лучше жить на даче. Стали искать участок поближе к городу: я не очень понимала, как буду обходиться там совсем одна, и, конечно, мне хотелось, чтобы муж мог приезжать к нам после работы. Но когда появилась возможность построить дачу рядом с участком наших приятелей, я сразу же согласилась, невзирая на расстояние – 90 км от города! Нам понравилась эта перспектива – дружить домами , иметь под боком не просто хороших соседей, но близких людей, с которыми легко и приятно проводить время, на помощь которых можно рассчитывать… Кстати, так и получилось: в первый год мы стали строить дом и летом целый месяц жили у них. Сразу же запланировали калитку между участками. В следующем году, когда строительство закончилось, а дети подросли – они у нас одного возраста, – мы с Аней стали многие бытовые обязанности делить между собой: готовили для детей по очереди, водили их на детскую площадку или оставляли с ними одну бабушку на двоих. Дети очень подружились, и мы почти целый день были вместе. Я, признаюсь, очень общительный человек, не терплю одиночества. И проводить время не только на любимой даче, но и в прекрасной компании – для меня очень ценно. Хотя я всегда считала, что друзья родом из детства, юности и что во взрослой жизни трудно встретить близких по духу людей... Вероятно, нас в первую очередь сблизили всякие совместные дела – то мы Анину собаку спасали, то гостей вместе принимали… Но дело тут не только и не столько в готовности помочь. Мы как-то все сразу понравились друг другу, успели о многом поговорить, найти общий язык, точки соприкосновения. И я рада, что рядом с нами есть люди, с которыми можно дружить, общаться, весело и с удовольствием проводить время».

«Бизнес только укрепил наши отношения»

«Бизнес только укрепил наши отношения»

Наталья и Елена 3 года назад основали фабрику-музей «Коломенская пастила». Наталья уверена, что, вопреки стереотипам, работа не помешала их дружбе: наоборот, они стали еще дороже друг другу.«Мы познакомились лет десять назад, когда начали заниматься проектом восстановления музея в Коломне. Мы проводили вместе много времени – этого требовала наша исследовательская работа – и очень подружились. Поэтому, когда в 2007 году появилась идея возродить традицию приготовления пастилы и открыть при музее фабрику, мы обе легко согласились на этот проект. Я знаю, многие считают, что друзьям сложно вести совместные дела – слишком велика вероятность, что наступит разлад, мы станем ссориться, и тогда или дружбе, или бизнесу придет конец. Но то ли потому что мы всегда относились к этому проекту как к культурологической работе, то ли потому что обе равнодушны к успеху, бизнес никогда не мешал нам дружить. Наоборот, мы всегда ставили общение на первое место и рады, что у нас появилась возможность так много времени проводить друг с другом. Работа – наш образ жизни. К тому же мы совершенно не можем обходиться друг без друга. У Лены аналитический склад ума, она всегда все раскладывает по полочкам, а я, наоборот, люблю спонтанные, даже сумасшедшие идеи и решения. В итоге получается весьма неплохой результат. И даже сейчас, когда у нас нет возможности быть вместе (Елена проходит лечение за границей. – Прим. ред.), мы всегда находим время поговорить. А поскольку я знаю, что каждый вечер она ждет меня у компьютера, есть ощущение, что мы по-прежнему вместе и нас ничего не разделяет. Если же что-то мешает нам созвониться, я физически начинаю чувствовать себя хуже. Поэтому, даже когда я очень устаю, я звоню, чтобы просто сказать ей «привет», узнать, как дела, услышать ее голос».

«Видеться в городе нам сложнее»

«Видеться в городе нам сложнее»

Александр, Анастасия, Дмитрий и Илья в 1999 году оказались в одной и той же археологической экспедиции в Крыму. С тех пор каждый год они отправляются на раскопки. «Однажды сложившись, наша компания, расширяясь, сужаясь и видоизменяясь, дожила до нынешнего года, – рассказывает Илья. – Нам хорошо, весело и интересно друг с другом. Именно поэтому мы стремимся хотя бы часть отпуска проводить вместе. Лично для меня это очень важно – выломаться из жизненной текучки и с надежными, предсказуемыми людьми уехать куда-то просто так. Конечно, можно видеться и в городе, но это сложнее – у всех работа, семьи, дети. И тем приятнее те моменты, когда нам удается собраться вместе». С тем, что времени собраться вне экспедиции маловато, соглашается и Анастасия: «Конечно, мы общаемся и вне раскопок, переписываемся в Сети, но все это не заменяет живого общения... Мне кажется, мы ездим в Крым уже не ради археологии, а для того, чтобы побыть вместе – хотя бы неделю. Там исчезают статусы и стереотипы, появляется возможность узнать человека таким, какой он есть на самом деле. Это очень сближает. Я уверена, что в обычной жизни не встретила бы таких разных и удивительных людей. Кстати, там же я нашла свою лучшую подругу». То, что раскопки стали традицией, частью жизни, считает и «старейший» участник выездов, Дмитрий: «Впервые я попал в Крым лет двадцать назад. Тогда у студентов был небольшой выбор: походы, байдарки и, пожалуй, экспедиции. И так получилось, что благодаря знакомству с теми, кто туда приезжал, раскопки стали важной частью моей жизни. Я даже вижу особый смысл в том, чтобы общаться с друзьями только раз в год. Просто иногда бывает необходимо соскучиться друг по другу. А потом – жадно встретиться. Главное, что без именно этих, важных для меня людей я уже не готов выезжать в очередную экспедицию».

«Нам дорого время нашего детства»

«Нам дорого время нашего детства»

Илья и Андрей, бывшие одноклассники, нашли друг друга через много лет после окончания школы и стали общаться как ни в чем не бывало. По словам Ильи, даже 12-часовая разница во времени не может им помешать...«Ничего сверхнеобычного в нашей истории нет. Мы вместе учились в школе, особенно сдружились классе в девятом… А сразу после школы Андрей уехал – его семья эмигрировала в США. Напоследок он взял у меня игрушку на память о родине – Карлсона с пропеллером. Вот, собственно, и все – никаких писем, звонков. У него там жизнь как-то складывалась по-своему, мне тут было ни до чего: я влюбился и пропал лет на десять… Но когда появился сайт odnoklassniki.ru, мы стали потихоньку там собираться. Чувствовалось, что все прямо изголодались по общению. Почти сразу мы с Андреем начали общаться в Live Messenger: включали камеру, играли в шашки или нарды, говорили обо всем, вместе музыку слушали, выпивали... Единственная сложность – между Москвой и Лос-Анджелесом разница 12 часов. То есть мы с ним довольно редко совпадаем в настроении. Сначала мы общались очень часто, иногда даже каждый день созванивались, чтобы пару партий сыграть или дела какие-то обсудить. Еще мы показывали друг другу, что творится у каждого дома, что происходит за окном: брали ноутбук и носили его с собой везде. А однажды он попросил меня сфотографировать его старый дом… Это, конечно, ностальгия. Не только у него, но и у меня: мне очень дорого то «наше» время. Я и музыку до сих пор слушаю ту, на которой мы выросли, все клипы музыкальные помню, к одноклассникам отношусь как к родственникам. Мы, конечно, прошлое часто вспоминаем. Иногда ссоримся, особенно из-за политики: однажды полтора месяца не общались. Но обычно долго не выдерживаем, все-таки политика – ерунда по сравнению с нашей дружбой».

Источник фотографий: АЛЕКСАНДР РЕШЕТИЛОВ, ВЛАДИМИР ФЕНИЧЕВ
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье