psyhologies.ru
тесты

Оказаться в темноте

Азия – это необычные чувственные ощущения, но не только вкусы и запахи. В Таиланде я изучала, как делать массаж, в Сингапуре плавала в камере сенсорной деривации, а в Гонконге отправилась исследовать мир слепых, записавшись на мероприятие под названием «Dialogue in the Dark» – «Диалог в темноте».
alt

Проходит оно в непримечательном торговом центре спального района, и пока я туда добиралась, мною все больше и больше овладевал скепсис. Вся моя жизнь связана со зрительной информацией: я читаю, пишу книги, смотрю вокруг. Что может быть интересного в темноте? Чему меня научит человек, который ничего не видит? Наверное, я могу его пожалеть, но и только.

В холле перед началом сеанса показывают фильм про слепую девушку. Я смотрю его вполглаза, но неожиданно увлекаюсь: девушка работает массажисткой и параллельно ведет популярный в интернете блог про еду.

Ей хочется стать журналисткой. А отец против: он считает, что массаж – это гарантированный кусок хлеба на черный день. Этот незамысловатый сюжет напоминает мне мое собственное детство, только родители-музыканты настаивали, чтобы я стала пианисткой, а я хотела изучать иностранные языки.

Наша маленькая группа состоит из пяти человек: я и семья из Великобритании. Все, что может блестеть и светиться – очки, часы, украшения, телефоны – у нас забирают, и выдают палочки. С ними мы отправляемся в темноту.

Я вообще ничего не вижу. Кто-то наступает мне на ногу. Я шарю рукой в воздухе и путаюсь в чьих-то волосах. Но нашего проводника зовут Серенити – «спокойствие», и действительно, ее голос действует на меня успокаивающе. «Идите на мой голос, – терпеливо повторяет она. – Надя и Джеймс, стойте, где стоите, Джастин и Кора, сделайте шаг вправо. Мэри, два шага назад». Она знает точное расположение людей и предметов в пространстве – для нас это недоступная роскошь.

– Что вы слышите?

– Шум... шум леса.

– Нет, – настаивает Серенити, – что конкретно вы слышите?

Мы напряженно вслушиваемся и перечисляем: птицы, лягушки, цикады...

– А ветер?

Да, теперь я отчетливо слышу ветер.

– Не совсем, – уточняет наш гид. – Ветра не слышно, но вы его ощущаете кожей. Откуда он дует? Влажный или сухой? Какие запахи он приносит?

Общее ощущение «мы в лесу» начинает распадаться на составные части, каждая из которых заслуживает отдельного изучения.

В следующую комнату я пытаюсь идти чуть быстрее, тем более что английские дети уже совсем освоились и перемещаются туда-сюда с завидной скоростью. Но тут происходит катастрофа: у меня развязывается шнурок. Я понимаю это, когда наступаю на него и едва не падаю. На свету завязать шнурок дело пяти секунд. А в темноте – как? Я не сразу нахожу мою собственную ногу, хотя, казалось бы, прекрасно представляю, где она должна быть. Пока я вожусь с ботинком, остальные изучают ассортимент продуктового магазина: Серенити учит отличать картошку от сливы и огурцы от кабачков.

Потом мы оказываемся в спальне слепого человека: нащупываем компьютер, но без монитора – слепым он не нужен. Пытаемся понять, в каком порядке стоят на полке косметические баночки, и узнать, сколько сейчас времени. Выходим из квартиры, и Серенити помогает нам перейти через дорогу с оживленным движением – хотя умом я понимаю, что это только звуки, никаких машин тут нет, но меня все равно накрывает волна паники. Без проводника с этим заданием я бы не справилась.

Чтобы успокоиться, заходим в бар. Я заказываю сок, и тут обнаруживается еще одно полезное умение, которым обладают слепые, а мы – нет: прикасаясь к монетам и купюрам, они моментально определяют их достоинство.

На прощание Серенити демонстрирует нам еще один «фокус»: она сообщает всем участникам наш рост, с точностью до сантиметра, и возраст, с точностью до пары лет. Я пытаюсь проделать то же самое с ней: мне показалось, что она совсем взрослая женщина с богатым жизненным опытом. На самом деле ей всего 23 года, но опыт у нее действительно есть: она закончила университет, поработала в Китае и сейчас пишет диссертацию по средневековой китайской литературе.

Мы выходим на свет. Внезапно мои глаза снова «работают», показывают мне яркие краски дня. Только теперь я знаю, что за этой картиной скрывается другой мир – невидимый для зрячих, но ничуть не менее богатый и интересный.

читайте такжеДэниел Сигел: «Майндсайт – вроде умения видеть в темноте»
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье