psyhologies.ru
тесты
текст: Елена Шевченко 

Они получили в наследство любовные письма

Чувство неловкости, сомнение, страх обнаружить тайну, разочароваться или испытать потрясение… После смерти близких нам достаются их письма и дневники. Как с ними поступить: прочесть, сохранить, сжечь? Три наших героя поддались любопытству.
alt

Самая распространенная наша фантазия – заглянуть в спальню родителей, подсмотреть и понять, что происходит на самом деле в их отношениях. Мы приближаемся к этой мечте, когда – случайно или в результате поисков – находим переписку, дневники, записки: любые свидетельства их личной жизни. Если родители живы, мы знаем, что нарушаем запрет, изучая то, что не предназначено для нас. Но если их больше нет? Можем ли мы читать найденные документы? Это наш долг перед памятью предков или предательство?

«Если мы обнаруживаем аккуратно сложенную и перевязанную ленточкой стопку писем, понятно, что их нужно читать, изучать и хранить дальше, – считает психолог Вероника Нуркова. – Эти бумаги не выкидывали и не уничтожали в надежде, что они дойдут до потомства. Бабушки, дедушки, родители сохранили их, значит, они, сознательно или неосознанно, желали, чтобы их прочли». И все же реакция на находку может быть разной. «Мама умерла шесть лет назад. Я не сразу заглянула в портфель с ее письмами. Но где-то год спустя вынула одно письмо – и прочла в конце что-то вроде «Какая ты все-таки гадина, Сонечка», – рассказывает 44-летняя Марина. – О, после того письма родители еще не раз мирились. И ссорились тоже. А потом – развелись.

И я подумала, что если прочту все это, на меня ляжет целая история чужих отношений, в которых кто-то прав, кто-то виноват, все перемешано… Нужен ли мне груз чужих чувств, прошлых обид и разборок? Спросив себя об этом, я убрала письма обратно и больше их не доставала». Но чаще любопытство берет верх, побеждая неловкость и страх. И уступая место другой буре чувств: волне воспоминаний (не всегда приятных) и сильным переживаниям, от восхищения до горечи...

«Мне сразу стало спокойнее, теплее»

Оксана, 37 лет, архитектор

alt

«Мне было 15, когда родители развелись. Они постоянно ругались, а я все думала – как им вообще удается жить вместе? Потом умер папа, а через пару лет – мама… Прошло 12 лет, я уже жила в другой квартире и решила наконец разобрать мамины вещи. Сразу обратила внимание на чемодан – кожаный, коричневый, с коваными углами. В нем лежали аккуратные перевязанные стопочки писем. Было ощущение, что они приготовлены специально для меня! Часть из них – переписка бабушки и дедушки, открытки. Рядом письма родителей. Я стала читать их без особого любопытства. И была поражена, обнаружив нежные письма отца, которые он писал маме в самом начале их знакомства. Родителей давно со мной нет, и я не успела расспросить их, как они встретились. Так что я не могла оторваться и читала, читала взахлеб несколько часов подряд… Оказывается, мои родители были совсем другими, не такими, какими их помнила я. Мне казалось, что у нас в семье не умеют любить, и я столько лет несла этот груз. Когда в письмах я увидела их молодыми, влюб-ленными друг в друга людьми, мне сразу стало спокойнее, теплее. Сами собой образовались недостающие связи: с семьей, с собой, реальностью… Я бережно храню свой волшебный чемодан. И думаю о том, какое счастье, что я не выкинула его когда-то при переезде!»

Истинный портрет

Дело даже не в том, что именно мы обнаружим в переписке. Прочитав личные записи, мы увидим своих родных с другой стороны, в ином свете. Перед нами возникнут не наши привычные папа с мамой, слегка застывшие в знакомой роли родителей, а мужчина и женщина с их увлечениями, особенностями, страстями, слабостями и сомнениями. «Мы увидим близких не теми, кого мы привыкли видеть, а настоящими, – объясняет Вероника Нуркова. – Ведь не только наши представления о них, но и тот образ, который родители поддерживали много лет, отличается от того, кем они были на самом деле. Он всегда приукрашен, подтянут, выстроен: слабые моменты замалчиваются, удачные подчеркиваются».

Хорошо, если новая информация позволит разобраться, что стояло за не всегда понятными, а порой и ранящими словами и поступками родственников. «Родители часто упрекали меня в том, что я больше думаю о работе, чем о семье и дочери, – делится 37-летняя Лика. – Я объясняла это конфликтом поколений, глобальным непониманием «отцов и детей». Но теперь, читая дневники, я поняла, как отец страдал от отсутствия в его жизни матери (она рано умерла). И нашла подтверждения невероятной холодности бабушки, маминой мамы… Мне стало понятно, почему родители постоянно твердили мне о том, что нужно больше проводить времени с дочерью».

читайте такжеНапишите письмо себе
Источник фотографий: Тимур Артамонов
  • 1
  • 2
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье