psyhologies.ru
тесты
текст: Елена Шевченко 

Они смогли увидеть прошлое иначе

Конец счастливого детства; невосполнимая нехватка родительской любви; тоска по молодости, которая не вернется... Наши героини смогли – каждая по-своему – расстаться со своим прошлым, чтобы жить дальше.
alt

Стереть пережитую боль, восполнить недостаток того, в чем мы когда-то так нуждались… Как это было бы прекрасно! Но мы не можем переписать свою ис торию. Зато мы вольны истолковать ее по-другому. Потому что, как объяснил философ Поль Рикер (Paul Ricoeur), мы обладаем нарративной идентичностью: мы есть то, что сами о себе рассказываем, и воспоминания – всего лишь наши рассказы*. А раз мы сами – авторы этих историй, то у нас всегда есть возможность их изменить. Немного приукрасить или добавить драматическую нотку, поменять детали местами, посмотреть на ситуацию под другим углом зрения... Именно таким «наведением порядка» занимается наше бессознательное. «И это неизбежно: прошлое остается с нами, оно включено в настоящее, особенно если в нем есть неизжитые волнения, страхи и тревоги», – говорит психоаналитик Андрей Россохин. Впрочем, в этом – и наша свобода: не в силах исправить прошлое, мы можем работать над настоящим, двигаться вперед, стремиться к тому, что нас радует, используя то, что нас питает, выдвигая на передний план лучшее, что происходило с нами. На этом принципе основан и один из видов психотерапии – нарративный подход, который подчеркивает важность настоящего и позволяет составить свой рассказ, что-то оставляя за скобками, а чему-то придавая необходимый вес. «Историю своей жизни пишем мы сами, но есть те, кто постоянно учит нас ее писать: близкие и окружающие, на которых, в свою очередь, влияют общественные установки, – говорит нарративный консультант Екатерина Жорняк. – Но в наших силах увидеть альтернативы, лучше понимать то, о чем мы раньше даже не задумывались, ощущать, что можно быть другими и всегда выбирать, кем быть».

* П. Рикер «Я-сам как другой» (Издательство гуманитарной литературы, 2008).

«Я написала книгу, чтобы избавиться от несказанных слов»

«Я написала книгу, чтобы избавиться от несказанных слов»

Катерина Шпиллер, 46 лет, автор книги «Мама, не читай!» (АСТ, 2010)«Сначала был дневник. Потом появилась книга, в которой есть и те самые дневниковые записи…В это трудно поверить, но сегодня я абсолютно уверена в том, что мать никогда меня не любила. По ее собственным словам, я всегда была «человеком без кожи». Возможно, именно потому ее нелюбовь медленно, но верно убивала меня. Страх и ненужность – вот два ощущения, с которыми я жила в собственной семье. Плюс необходимость соответствовать высочайшим требованиям, быть лучше всех, ведь мать считала: «Мои дети должны быть во всем первыми». Я часто не оправдывала ее надежд, хотя бы потому, что не родилась вундеркиндом. Но она научила меня требовать от себя слишком много, и когда я не могла соответствовать этим требованиям, это означало, что я зря живу на этом свете, что я никому не нужный балласт и, самое главное, – позор для семьи. Так я сама много лет о себе думала. И даже не пыталась ни с кем об этом поговорить. Тем более, с матерью. Мои переживания вылились в болезнь – тяжелую депрессию. Я долго лечилась… И вдруг поняла: мне надо выговориться, выплеснуть все, что копилось во мне годами, десятилетиями, отравляло изнутри, не давало жить. И начала писать я именно для того, чтобы «выпустить пар», избавиться от этой внутренней отравы, несказанных слов, не названных своими именами поступков. Делала я это в первую очередь для себя, и после того, как я разместила книгу в интернете, мне действительно стало гораздо легче. Я освободилась от страшного груза, начала дышать полной грудью, даже мир увидела по-новому. Мне кажется, я просто начала жить. Раньше у меня было ощущение, что я тащу тяжелый воз, неизвестно зачем, неизвестно куда... Что я должна мучиться, терпеть, болеть и не жаловаться. Не видеть ничего хорошего, «мотать» срок. Пожизненный. И вдруг... я увидела и почувствовала, что все может быть по-другому».ФОТО: ЛИЯ ЧЕСНОКОВ

«Я поняла, что смогу справиться»

«Я поняла, что смогу справиться»

Юлия Пинус, 37 лет, преподаватель музыки, руководитель вокальной группы «Клавиши»«Никогда больше»… Эти два слова буквально преследовали меня, когда умерла мама. Никогда больше я ее не увижу, никогда больше мне не будет так хорошо... Закончилась целая эпоха, время, когда на шаг впереди шел родной, любимый человек, который защищал, помогал, оберегал. Любой недуг – но я знаю, что меня вылечат: принесут чаю, повяжут шерстяной платок, уложат в кровать, и мне будет тепло и спокойно. Любая проблема – но меня услышат, поддержат, поймут. Мама была сердцевиной нашей семьи, с детства на ней держалось абсолютно все. Мне было очень страшно расставаться с ней. Но однажды я почувствовала: она должна знать, что я смогу, справлюсь без нее. К тому времени она была уже совершенно замучена болезнью. Я сидела рядом с ней в больнице и шептала: «Мамочка, уходи, если тебе надо, мы без тебя справимся». Я знала, что мне будет трудно, что мне придется стать совершенно другой, взрослой, но я чувствовала, что для этого пришло время. Единственное, чего хотелось, это продлить память о маме. Но как? Однажды ко мне на занятие пришел ученик и принес сборник песен. Листая его, я наткнулась на название «Перед маминой фотографией». Я наиграла песню и поняла, что она про меня, словно я сама ее написала. И тут меня осенило: надо записать песни, которые связывают нас с мамой! Два месяца в любую свободную минуту я записывала альбом. В него вошли песни, которые она любила слушать или просила меня спеть, музыка из фильмов… Но самое главное – я сделала аранжировку малоизвестной колыбельной, которую мама пела мне и брату, а потом я – своей дочери. И теперь эта песня как будто ожила... Я получила тираж накануне маминого дня рождения и сразу начала раздавать его всем, кому мама была дорога. И мне стало легче: да, жизнь круто изменилась, мое счастливое детское прошлое осталось в прошлом, но все-таки у меня есть все, чтобы жить здесь и сейчас». ФОТО: БОРИС ЗАХАРОВ

«Я наконец приняла себя сегодняшнюю»

«Я наконец приняла себя сегодняшнюю»

Салли Брэмптон (Sally Brampton), 55 лет, журналист, писатель, в прошлом главный редактор британского издания журнала ELLE«Я вдруг перестала понимать, кто я. Началось все с картонных коробок, которые я таскала с собой из дома в дом много лет. Я по природе фанат порядка, поэтому каждый раз, переезжая, безжалостно выбрасываю все старье – бумаги, любовные письма, книги, которые я наверняка больше не открою, безделушки, в которых больше нет ни пользы, ни красоты. Но есть три старые коробки, которые я решительно отказываюсь разбирать уже лет десять. Или больше. Я знаю, что в них: не меньше 10 пар джинсов с зауженными бедрами, облегающие платья и до неприличия короткие юбки. Все они мне давно и сильно малы, не говоря уже о том, что они мне давно и сильно не по возрасту. Они принадлежат той, кем я была – и кем остаюсь… в своем воображении.Недавно я в очередной раз переехала и решила, что пора наконец открыть ящики Пандоры. Из них на меня глянула моя юность: мое «Я», которое больше мне не принадлежало. Но часть меня осталась там, замерла, околдованная песней сирены в облике костюма размера S. Я распаковала вещи одну за другой: алое платье с высокой талией, джинсы, которые теперь не удастся натянуть даже на одну ногу, умопомрачительные туфли на шпильках – они-то, наверное, до сих пор мне впору. Беда в том, что пора их носить давно прошла… Дочь, заглянув в комнату, тут же прихватила кое-что себе, восхищенно заметив: «Винтаж!» Винтаж? Ну да, наверное… Но я-то – не удачная находка на блошином рынке. Я живой человек из плоти и крови, а не гулкое эхо прошлого. Так что одежда отправилась в два мешка. А мешки – в магазин секонд-хенд. Если я сейчас не могу принять себя такой, какая я есть, что же со мной будет дальше? На днях я купила себе маленькое черное платье. Просто не такое маленькое, как раньше. Я не стала легче и не уменьшилась в размерах, но, освободившись от прошлого, я почувствовала, что у меня стало легче на сердце».ФОТО: JENNY LEWIS

Источник фотографий: Jenny Lewis, Борис Захаров, Лия Чесноков
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье