psyhologies.ru
тесты
текст: Наталья Удонова 

Саша Галицкий: «Мои старики не доиграли»

«Когда я начал работать со стариками, то, как уже состоявшийся начальник среднего звена, думал, что буду говорить им: «Делайте, и чтобы к завтрашнему дню все было готово». Но оказалось, что сказать так особо некому. Они стучат ногами, требуют: «Поменяй мне воду, дай мне то, дай это». А моя задача, как у стюарта, сделать то, что они хотят, и все». Необыкновенная история художника Саши Галицкого, который бросил все, чтобы вести творческие кружки в домах престарелых.
Саша Галицкий ФОТО Владимир Яковлев 

«Все специальности в мире делятся на две категории: сфера, в которой люди имеют дело с машинами, и сфера, где люди имеют дело с людьми. У меня всегда было желание общаться с людьми и это одна из причин, которая подвигла меня сделать этот шаг. Вторая причина в том, что по характеру я свободолюбивый человек, и находиться в офисе, быть составляющей в системе финансовых пирамид в какой-то момент мне просто надоело. Эта история неуправления собственной судьбой очень меня напрягла.

Когда меня пригласили поработать со старичками, я категорически отказался. Когда-то в Москве я закончил художественное училище и занимался резьбой по дереву, я отдавал себе отчет в том, что доверять такую работу пожилым людям весьма рискованно, ведь им придется держать в руках острые инструменты. Но я попробовал. Я увидел очень честные отношения между людьми, у которых нет нужды что-то доказывать или строить из себя кого-то перед другими людьми. И я подумал, что я тоже буду с ними таким, каким я хочу быть.

пройдите тесты

Узнайте свой внутренний возраст

Сегодня я уверен, что если бы я принял это решение раньше, было бы еще лучше. У меня нет конкурентов. Наверное, потому, что работа требует очень большого психологического напряжения. Нужно уметь решать не только профессиональные вопросы, касающиеся скульптуры, материала или логистики, но и иметь душевные и духовные качества.

Я всегда провожу некую черту, барьер. Иначе невозможно, иначе просто не выдержишь. Ведь эти люди, они находятся на грани между жизнью и смертью, я называю их «пограничниками». Но есть и любовь. Она проявляется в знаках внимания. Очень важно понять, что такое – этот знак. Если в юности знаком внимания к женщине может быть цветок, то в 85 лет – это два стула, поставленные один на другой, чтобы она была чуть повыше. И когда ты понимаешь, что она придет и сядет на это место, и ставишь для нее заранее эти два стула, это покруче, чем букет цветов. Этот знак внимания и есть любовь.

читайте также

Колумбы третьего возраста

Иногда старики рассказывают мне истории из прошлой жизни, и я смотрю на них и понимаю, что вот эти деды и бабушки, которые передвигаются с ходунками, совсем недавно были веселыми парнями и девушками. Это ощущение вечной жизни и вечной молодости, оно проходит, причем быстро. Я небольшой философ, но для себя понял, что день в пятидесятилетнем возрасте в 10 раз короче, чем день в пятилетнем. Как мои деды говорят, он раскручивается как туалетная бумага – чем дальше, тем быстрее.

Мне хорошо с ними, я чувствую себя примерно так, как сказал мне один дед: «С тобой общаться – как две рюмки водки выпить». Я просто очень близко подхожу к людям, я могу помочь, а когда чувствую, что они не нуждаются во мне, ухожу.

У меня есть одна бабушка, она очень больна, но выглядит хорошо и всегда улыбается. Сейчас она делает портреты своих детей, одного уже сделала, теперь второго. Надо сказать, это довольно взрослый, мясистый уже дядя. И вот она трудится, а я подхожу, прикасаюсь к затылку ладонью. «Как ты?» – спрашиваю. «Плохо. Пришла к врачу и прошу у него то то, то это. А потом смотрю на него и говорю: «Наверное, я уже слишком многого от тебя требую»... «Ну, сколько мы можем – тянем». «Да, – отвечает, – но запасы уже заканчиваются».

Говорить на такие темы тоже надо уметь, открыть душу для этого.

читайте также

Владимир Яковлев: «Старость может стать счастливейшим временем нашей жизни»

Старость – это внутреннее освобождение от всевозможных обязательств. Вот он хочет сделать лошадку, он ее и вырезает из дерева. И это понятно: мои старики не доиграли. В их жизни были войны и потери, а детства не было. И мы порой даже не представляем, через что они прошли, как выжили. Эта острота всего поколения меня очень притягивает. Здесь люди, собравшиеся со всего мира, и каждый из них пережил личную драму. Например, один дед по имени Арье встречает меня русским матом, он хоть и родился в Австрии, но юность провел в сибирских лагерях и это время запомнил навсегда.

Недавно один 90-летний мужчина говорит соседу по лавочке: «К нам сегодня новенький пришел, видел его жену? Такая старая, некрасивая». Я потом подошел к нему, спросил, какого он года, оказалось – 24-го! «Вот, – думаю, – ничего себе, чья-то жена ему старая и некрасивая, а ему самому 91 год!»

Возраст – это вдруг невозможность делать то, что ты делал вчера, – быстро встать, пробежаться. А в душе человек остается таким же, как был, абсолютно. Изнашивается лишь физическая оболочка, она как старая машина, у которой все скрипит и ломается.

читайте такжеСчастливый возраст

В детстве нам всем объясняли, что такое смерть, и мы все знали, что это случится, но не думали, что так быстро. Время летит, и ты понимаешь, насколько важны моменты. Для меня это творчество людей уходящих. Я делаю выставки их работ… Я вообще считаю, что каждый близкий человек, когда уходит, оставляет у нас внутри, в нашей раковине душевной, жемчужину. И она через всю боль, связанную с уходом этого человека, делает нас мудрее, богаче. Я в этом смысле счастливый человек, у меня много таких жемчужин.

Ко мне приводят людей, которые через минуту забывают, куда и зачем их привели. И вот тогда я думаю – сколько я выдержу? Занимаемся с одним, вижу, он дергается, спрашиваю: «Что случилось?» Отвечает: «Уже вечер, мне нужна машина, чтобы домой поехать». А он живет на третьем этаже этого дома, и никуда ему не надо. И я говорю: «Ну, я тебя на своей машине отвезу». «Хорошо», – отвечает и успокаивается. В такой момент не важен ответ, не важна сама история, важно то, что он успокоился на несколько минут. И каждое занятие – это возможность дать его близким немного отдохнуть. Это стоит того.

читайте такжеКак ценности меняются с возрастом

Лет до сорока я все ждал, что вот сейчас дверь откроется, кто-то войдет и скажет: «Саша, ты же такой талантливый человек, давай мы дадим тебе то место, которое тебе подобает. Смотри, какие у тебя хорошие рисунки, какой ты мудрый, давай мы все для тебя сделаем». Потом я понял: мир огромный, а я маленький, и мир совершенно спокойно справляется без меня и даже не знает о моем существовании. Но, с другой стороны, мир огромный, а я маленький, и никто ко мне сейчас не зайдет и не скажет: «То, что собираешься делать, не делай!», никто не запретит, и можно просто быть самим собой – жить как хочется, поступать так, как подсказывает сердце, и ничего не ждать, потому что завтра будет только хуже. Лучше не будет. Вы хотите что-то сделать – сделайте это».

Саша Галицкий пишет книгу «Мама, не горюй», где рассказывает о том, как общаться со стариками, и о том, чему они его научили.

«Это как книга о полезной здоровой пище, только вместо рецептов – советы для людей. Ко мне часто приходят люди со своими проблемами, недовольные, обиженные на жизнь, на судьбу, на вселенную, люди, которые не могут найти общий язык с самыми близкими людьми – родителями, дедушками и бабушками. Я тесно общаюсь с пожилыми на протяжении 15 лет и получил некий опыт, который и решил изложить в книге в виде коротких вопросов и ответов, поделиться советами, как общаться со стариками, и рассказать о том, чему они меня научили.

Основная цель книги – научить понимать вторую сторону, суметь поставить себя на место старика, увидеть в нем себя. Вот мы себе разрешаем все – уронить что-то, пролить, и легко и быстро прощаем себя за это, а близкому человеку порой не прощаем даже мелочи. Вот когда мы поймем, что мы – это они, нам будет легче. Когда мы поймем, что неожиданный всплеск эмоций, гнева, недовольства по отношению к нам связан не с нами, а с тем, что он ждет результата анализа, или с тем, что произошло с ним вчера, нам будет легче».

На сайте Planeta.ru идет сбор денег на издание книги.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье