psyhologies.ru
тесты
текст: Записала Алла Ануфриева 
PSYCHOLOGIES №36

Шаг по дороге, ведущей к себе

Певица, этнолог, писательница, режиссер, бизнесмен... Сегодня все они успешны и счастливы тем, чем живут и занимаются. Но каждый хотя бы однажды искал и нашел свою жизнь и себя в ней по-своему. Пять рассказов о встрече с собой.
alt ФОТО Getty Images 

Очень сложно принять и полюбить себя, ощутить вкус к жизни, если не знаешь, кто ты в ней есть, на что способен и в чем сможешь по-настоящему себя выразить и воплотить. Кому-то из нас везет: таким людям уже с детства даны и ощущение собственной ценности, и вера в себя, а вместе с этим и некое изначальное знание своего предназначения. Тем, кого называют «цельными натурами», остается лишь терпеливо и радостно следовать в том направлении, по которому их ведет судьба. Другие – и таких большинство – расстаются с отрочеством, по сути, едва зная самих себя, а потому начинают двигаться по новой, взрослой жизни, почти на ощупь определяя в ней свой путь. Встреча с самим собой – один из самых значимых и слабо предсказуемых эпизодов в личной истории. И у каждого из нас только свой, уникальный повод для такой встречи – детское увлечение, гениальный фильм, трагический случай или просто веяние времени... Пять человек – Сергей Арутюнов, Татьяна Ахрамкова, Антон Табаков, Ирина Богушевская и Юлия Латынина – рассказали нам свои, очень разные истории об этом удивительном моменте узнавания и обретения самого себя.

ИРИНА БОГУШЕВСКАЯ автор-исполнитель собственных песен

ИРИНА БОГУШЕВСКАЯ автор-исполнитель собственных песен

Аспирантуре философского факультета она предпочла сцену, музыку и стихи, которые принесли ей признание и громкие титулы. Но только пережив страшную автокатастрофу, Ирина в полной мере оценила верность своего выбора. «Cудя по записям, которые папа делал на катушечном «Грюндиге», я начала сочинять песни в возрасте трех лет. В пять мама отвела меня в студию эстетического развития; моим первым педагогом по фортепиано стала Ирина Николаевна Малахова, автор уникальной развивающей методики. Когда в журнале «Семья и школа» вышла о ней статья, ее предваряла моя фотография с подписью: «Маленький Моцарт». Тем не менее мои родители были уверены в том, что жизнь артиста непредсказуема, нестабильна и что нет ничего прекраснее, чем быть профессором МГУ. Я не особо с ними спорила и, повзрослев, поступила на философский в МГУ. Надо сказать, что я ни разу в жизни не пожалела об этом. Тем более что мое призвание привело-таки меня с моими песнями на сцену – в музыкальную студию при Театре МГУ, которую возглавляли Васильев и Иващенко. Началась безумная, счастливая двойная жизнь: с утра – аудитории, вечером – репетиции, споры, страсти! На каникулах – гастроли. Компания собралась феерическая – люди, мнение которых мне до сих пор дороже всего на свете. CУДЬБА ДАЛА МНЕ ПОНЯТЬ, ЧТО ТРАТИТЬ СВОЕ ВРЕМЯ МОЖНО ТОЛЬКО НА ТО, ЧТО ЯВЛЯЕТСЯ ТВОИМ ПРИЗВАНИЕМ А потом родился мой сын – и свободное время закончилось раз и навсегда. Стало как-то само собой понятно, что без науки обходиться я могу, а без музыки – нет. В 1993 году я получила доказательство того, что веду себя правильно: я выиграла Гран-при на Конкурсе актерской песни имени Миронова. Это был невероятно окрыляющий успех! Мой родной театр сделал мне бенефис, на котором я спела 18 своих песен. Я вдруг почувствовала, что мне есть что сказать залу и что я знаю, как это сделать. Ощутила невероятный подъем и веру в себя. Нужно ли было ожидать от судьбы более внятных указаний о том, по какому пути двигаться? Спустя два месяца после бенефиса я попала в автокатастрофу и чудом осталась жива. Вот это и есть главный поворотный пункт в моей биографии. Когда небо так внятно дает понять, что жизнь хрупка, коротка, ты осознаешь, что тратить время можно только на то, что является твоим призванием. С тех пор – уже больше десяти лет – я счастлива каждый день».

АНТОН ТАБАКОВ ресторатор

АНТОН ТАБАКОВ ресторатор

Бизнесмен, владелец десятка московских ресторанов, кафе, кофеен и ночных клубов, автор популярной книги «Кулинарные истории Антона Табакова» убежден, что к успеху его подтолкнуло само время. «Я родился в семье успешных актеров, и вопрос выбора профессии передо мной никогда не стоял. Я рано начал сниматься в кино, подростком играл в «Современнике» и, вопреки мнению отца, который считал, что степень моего дарования не соответствует требуемому уровню, поступил именно в театральный институт. Не потому, что считал иначе, – я просто плыл по течению. Все было безоблачно: я учился, работал в театре и даже ездил на гастроли за границу, снимался в кино, что не каждому студенту было дозволено. Но постепенно я начал понимать, что что-то не сходится: мне было безразлично, хорошо я сыграл или плохо, амбиций не было никаких абсолютно. А потом изменилось время. Начались перемены в стране, и появились возможности для реализации моих деловых способностей. Я НЕ МЕЧТАЮ ПЕРЕВЕРНУТЬ МИР. Я ПРОСТО ВСЕГДА ДЕЛАЮ ТОЛЬКО ТО, ЧТО МНЕ НРАВИТСЯ, – ВИДИМО, ПОТОМУ, ЧТО ОЧЕНЬ ЛЮБЛЮ СЕБЯ Я никогда не думал, что мое призвание – ресторанный бизнес. Просто у меня получалось удачно купить и продать и таким образом заработать деньги, не прикладывая к этому больших усилий. Однажды мой приятель сказал, что есть помещение, где можно сделать клуб. Зачем клуб, для чего? Но пошли делать. Со мной разговаривали чиновники – конечно, из-за моей фамилии. Кроме того, я коммуникабелен, и у меня всегда был большой круг общения – это тоже помогло начать свое дело. Постепенно я втянулся и начал параллельно заниматься сразу несколькими проектами. И все получалось! Это удивительное ощущение: ты ничего не умеешь, ничего не знаешь, но все складывается в твою пользу. Если бы все мои работы в театре, кино были бы так же успешны, как мои движения в области бизнеса, я, наверное, остался бы актером. Но и бизнес меня не захватывает целиком, и я до сих пор не понимаю, в чем мое истинное призвание. В то же время я всегда делаю только то, что мне нравится, – видимо, потому, что очень себя люблю. Я не мечтаю перевернуть весь мир. У меня есть узкий круг друзей, есть мангал, шампуры и уголь, на котором я могу приготовить для них шашлыки, и от этого я получаю максимальное удовольствие».

ТАТЬЯНА АХРАМКОВА режиссер

 ТАТЬЯНА АХРАМКОВА режиссер

Она – автор многих аншлаговых спектаклей столицы, главный режиссер Драматического театра им. Станиславского. Утверждает, что своей яркой карьерой она обязана... Якову Свердлову, Франко Дзеффирелли и Уильяму Шекспиру. «По большому счету провести грань между «люблю» и «не люблю» иногда просто невозможно. Я, например, не люблю театр, потому что работаю в театре и знаю про него все. Каждый вечер я морочу людям головы, предлагая на несколько часов некое придуманное мною подобие жизни, которое к их собственной не имеет никакого отношения. Обманывать и морочить людям головы – мое самое главное занятие, потому что я – режиссер. Моя нелюбовь к театру возникла сразу, как только родители повели нас с братом на детский спектакль, где главную роль играла тетенька, которая пыталась заставить всех поверить в то, что она – пионер-подросток. Крылатое «не верю» закралось в душу мгновенно. В ЭТОМ ФИЛЬМЕ БЫЛО НЕЧТО, ЧТО РАЗРУШИЛО МОЕ ДЕТСТВО ДО ОСНОВАНИЯ, А ПОТОМ СТАЛО ЛИХОРАДОЧНО СОЗИДАТЬ МОЕ НОВОЕ «Я» Театр я полюбила не в театре. Театр я полюбила в кино. В ближайшем клубе – имени Якова Свердлова крутили «Ромео и Джульетту» Франко Дзеффирелли. Картина ошеломила меня сразу. Я захлебнулась, прорыдала весь день после утреннего сеанса, а вечером пошла снова. В этом потрясении было нечто, что разрушило мое детство до основания, а потом стало лихорадочно созидать мое новое «я». Сегодня я знаю наверняка, что иной художественный обман сильнее реальной жизни. Люди идут в театр, чтобы обмануться или быть обманутыми. Это дает им пьянящее чувство игры с собственным воображением, когда, оставаясь самим собой, можно раздвинуть пространство и время, изменить гороскоп, вселиться в чужую оболочку, как Король-Олень, и вернуться назад. Главное в нашем деле – не заиграться. Сеанс гипноза заканчивается: на счет «три» мы просыпаемся, и – «Здравствуй, жизнь! Мы уже немножко другие!». Аплодисменты».

ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА писательница

ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА писательница

Экономический журналист, филолог, автор многих книг, в числе которых «Охота на изюбря», «Стальной король», «Промзона», «Джаханнам», «Ниязбек» и др. Она уверена, что встреча с самим собой у каждого человека всегда впереди. «Я росла в писательской семье, и моим любимым детским развлечением было «писать книжку», то есть выводить на обложке: «собрание сочинений», а внутри – «оглавление» и «список опечаток». Все, чем я занималась в дальнейшем, было, как ни странно, отрицанием этой детской мечты. Я вернулась к ней достаточно поздно, когда поняла, что, во-первых, мне хочется писать, а во-вторых, писать не про себя, а про то, как устроен мир. С тех пор литература – самое главное для меня занятие. Журналистика и даже жизнь – это черновик. Когда я понимаю, что пишу хорошо, то получаю огромное удовольствие. Но когда книжка написана, она как-то отмирает, и я уже думаю о будущем. Я УБЕЖДЕНА, ЧТО ЧЕЛОВЕК ДОЛЖЕН ВСЕГДА ИСКАТЬ СВОЮ СУДЬБУ, СОБИРАТЬ СЕБЯ ПО КУСОЧКАМ, КАК ПАЗЗЛ Я уверена, что человек всегда может сделать что-то еще лучше, чем он делает. Более того, если ты совершил что-то хорошее и остановился на этом, успокоился, то ты неизбежно деградируешь – морально и физически. Могу честно сказать, что я до сих пор окончательно себя не нашла. Все, что я делаю, – делаю для того, чтобы доказать себе, что я что-то могу. В этом смысле у меня есть большой комплекс неудовлетворенности, который, кстати, очень положительно на меня влияет, потому что мне всегда надо себе что-то доказывать. Встреча с самим собой, как мне кажется, происходит только в момент встречи с Богом, то есть в день твоей смерти. А все остальное время человек должен искать себя и свою судьбу, собирать себя в процессе жизни по кусочкам, как паззл. В конце дороги он соберется целиком – вот тогда-то и будет самое интересное. Книжки, которые я пишу, – это лишь кусочки будущего паззла».

СЕРГЕЙ АРУТЮНОВ этнолог

СЕРГЕЙ АРУТЮНОВ этнолог

Член-корреспондент РАН, крупнейший специалист по истории и культуре народов Крайнего Севера, Дальнего Востока и Кавказа. В 13 лет решил, каким будет его жизненный путь, и ни разу с этого пути не сходил. «Не могу сказать, что мой путь к себе и поиск своего места в жизни был долог и мучителен. Все было определено еще в детстве. Среди моих предков по материнской линии были моряки, которые часто ходили в Японию. Дома меня окружали японские картины, вазы и другие безделушки XIX века, некоторые сохранились до сих пор. Иероглифы, загадочные и непонятные, интересовали меня страшно. И в 12 лет я решил, что займусь востоковедением. Брал в библиотеке книги – китайскую, японскую, индийскую переводную литературу, а к 16 годам уже знал некоторое количество иероглифов и мог читать японские тексты в подлиннике. ПРЕКРАСНО ПОМНЮ ТОТ ЛЕТНИЙ ДЕНЬ, КОГДА Я СФОРМУЛИРОВАЛ ДЛЯ СЕБЯ ВСЮ СВОЮ ДАЛЬНЕЙШУЮ ЖИЗНЬ Я четко помню день – 28 августа 1945 года, когда сформулировал для себя всю дальнейшую жизнь, до 60 лет. Мне тогда было ровно 13 лет и два месяца. Я жил у бабушки в деревне Карденахи (это в Алазанской долине, Восточная Грузия). Заканчивались летние каникулы, и через два-три дня мне предстояло возвращаться в Тбилиси – я собирался в 7-й класс. День был дождливый, я сидел на веранде и думал о том, что надо уезжать, а я не вполне понимал: зачем? Что делать дальше? И тогда я спланировал свое будущее. Все расписал по пунктам: институт, поступление в аспирантуру, кандидатская и докторская диссертации – обязательно по теме, связанной с японской историей и культурой. Более того, я определил, что к 60 годам стану членом Академии наук. Так все и произошло, даже с опережением: членкором я стал в 58 лет. И я не вижу в этом ничего удивительного: цельный путь – это не редкость, а скорее, правило для ученого (особенно гуманитария), чьи интересы формируются в детстве. Уже в 16 лет я знал тему своей будущей диссертации. И всю жизнь я занимался востоковедением с огромной любовью. До сих пор для меня нет ничего более интересного».

Источник фотографий: Максим Духанов, Олег Климов, Сергей Гаврилов, Юрий Феклистов
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье