psyhologies.ru
тесты
текст: Елена Шевченко,  Артем Демин 

«Я нарисовал глобус Боровска»

Владимиру Овчинникову 76 лет. Всю жизнь он работал инженером-строителем. А 16 лет назад переехал в Боровск... и стал рисовать. Около ста его фресок на стенах города – целый просветительский проект, реализованный почти в одиночку.
alt

«Все началось так: я приставил к стене обычного городского дома лестницу и стал рисовать. Оказалось – получается. До этого я писал, как все, – на мольберте. Перерисовал все здешние виды и уже было решил, что исчерпал себя. Идею рисовать на домах мне подсказал друг, художник Вячеслав Черников. Вернее, сначала мы обратились к боровским художникам, чтобы каждый из них воспроизвел на стене дома свою лучшую картину. Но отклика не получили. Тогда я решил работать сам.

Первые две фрески – городские пейзажи. «Плачущее небо под ногами» – центральная площадь Боровска, главный городской собор, дождь. И «Песня весны» – берега над рекой Протвой пробуждаются после зимы. Кстати, на днях я ее восстановил и дал название поскромнее: «На косом овраге». Перед тем как приступить к работе, я договорился с администрацией: вместе с мэром (теперь уже бывшим) мы прошли по городу, посмотрели, где можно сразу рисовать, а где нужно стены сначала привести в порядок (что я потом и сделал). Я ему показал несколько эскизов, и он дал мне полный карт-бланш.

читайте такжеЛюди, которые меняют нашу жизнь

Вскоре после того, как появились мои первые работы, одна знакомая сказала, что на стенах нашего древнего городка хорошо бы смотрелись сюжеты, связанные с его прошлым. Мне эта мысль понравилась, и я погрузился в изучение истории Боровского края. Я и раньше ей интересовался, но теперь старался увидеть то, что можно передать в картинах. Так появились портреты знаменитых боровчан: адмирала Дмитрия Сенявина, ученого Константина Циолковского, математика Пафнутия Чебышева… Для каждого героя я старался найти какой-нибудь интересный, необычный ход: фрагмент письма включить или цитату поставить… Просил жену написать стихи, которые дополняли бы изображение. Кстати, синтез стиха с изображением – это то, что отличает мои картины от фресок в других городах и странах.

Есть работы, посвященные ярким событиям, которые происходили в городе, к примеру ночевке Наполеона, отступавшего после сражения в Малоярославце. Бонапарта я изобразил на фоне картины Прянишникова, уроженца нашего уезда, «В 1812 году». Или еще «казнь» боярыни Морозовой – хотя не знаю, можно ли смерть от голода назвать казнью...

читайте такжеЛюди, которые меняют нашу жизнь-2

Мне хотелось, чтобы после знакомства с картинами у горожан появлялось желание узнать подробнее о том, что они увидели. Вот, например, работаю я и слышу, как старшеклассники про моего Циолковского спрашивают – кого рисую? А сами гадают: Чехов, Солженицын, Достоевский... Потом оказалось, что слышали фамилию, но чем знаменит, не могут сказать. А у меня на картине целое письмо: что он 12 лет в городе проработал, наблюдал болид над Боровском…

Или мужчина с огромным огурцом на плече. Так я решил показать, что огородничество – традиционное занятие боровчан. Многие ли знали, что раньше жителей города называли «огуречниками»? Или картина «Этимология Боровска»: от какого слова пошло название города – от «бора» или «борова»? Пушкин писал в письме к другу Каверину, то ли в шутку писал, то ли всерьез: «свиной городок»… Есть у меня «Глобус Боровска». Название условное, но изображены на картине настоящие местные достопримечательности: к ним я придумал остроумные подписи, а еще собрал там героев моих предыдущих работ.

Когда я начинал, я не знал, как отреагируют на мои работы жители, ожидал вандализма, думал, что придется потом чинить картины. Но жители и приезжие отнеслись благожелательно: до тех пор пока не случился конфликт с властями, не была тронута ни одна картина…

читайте такжеЛюди, которые меняют нашу жизнь-3

Конфликт начался с письма районного архитектора мэру, где было написано, что мои работы нарушают вид города, мешают воспринимать его ансамбль. Короче: «не положено». Ну а когда, уже при другом мэре, появилась картина с намеком на безучастность чиновников к судьбе культурного наследия, началось закрашивание картин и запреты – «как бы чего не вышло». Придумали худсовет. А могут после худсоветов выходить небанальные работы? Я не уверен. Мне было очень тяжело, когда картины стали под разными предлогами уничтожать. Они мне как дети, может быть, есть малоудачные, но за большинство мне не стыдно. Рисовать я закончил резко, в один день. Оттого что не понимал, как бороться дальше за свои картины. Тогда я подумал, что буду изучать историю своего рода. Ездил на родину предков, перезнакомился там с краеведами, списался с многочисленными родственниками, посидел в архивах, собрал большой материал, издал книгу. А после решил заняться большой историей – террором и репрессиями в годы советского режима. Отчасти потому, что мой отец тоже был репрессирован. Его арестовали в Москве в 37-м году за то, что он якобы хотел сжечь какие-то секретные документы. Вернулся он после десяти лет лагерей, а селиться можно было только за 101-м километром от Москвы. Так, кстати, он, а затем и я оказались в Калужской области, в Боровске.

В Боровском районе террор затронул около 4000 человек. В 2010 году 156 человек получали льготы как репрессированные, и я стал им звонить, объяснял, что занимаюсь темой репрессий, хочу издать книгу, и приглашал их участвовать. Меня к тому времени в городе хорошо знали. Именно поэтому не отказывали, хотя обычно люди об унижениях стараются не вспоминать: это для всех больное место, семейная тайна. В результате я собрал 50 воспоминаний и поместил их в книгу «Расстрелянное будущее» (вышла в 2011 году как самиздат). С тех пор я записал еще 20 историй, получил подробные сведения из архивов о каждом осужденном и теперь хочу выпустить Книгу памяти.

читайте такжеЛюди, которые меняют нашу жизнь- 4

Еще в планах – установить памятник жертвам террора. Советская власть, подменив понятия, назвала их врагами народа. Эти «враги» на самом деле – герои сопротивления режиму. Благодаря им, в том числе, и распался советский строй. Местная власть упирается, говорит – «преждевременно». Я предлагал шесть вариантов памятников: начиная от мемориальной доски на доме, где размещалось ОГПУ, до монумента. Ни в какую. Но справедливость рано или поздно восторжествует. Отказ администрации – катализатор моей работы, заставляет меня, да и других, глубже разбираться в вопросе…

Окончательно перестать рисовать у меня не получилось. Рядом с моим домом есть высокий забор. С разрешения хозяина я перенес туда некоторые картины, которые уничтожили в городе. Протопопа Аввакума восстановил, Наполеона… Появились и новые работы. Бывает, погода подводит. Нарисовал, но пошел дождь и смыл непросохшую краску. Но ничего, важно, чтобы люди помнили и знали свою историю. И я делаю для этого все, что могу».

Картины Владимира Овчинникова и книгу «Расстрелянное будущее» можно увидеть на персональном сайте художника parallel-city.ru

Источник фотографий: ЗАРИНА КОДЗАЕВА
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье