psyhologies.ru
тесты
текст: Алина Мерк 

«Я научилась драться и никогда не сдаваться»

Я была удивлена и огорчена, я поражалась своей беспринципности и чудовищности производимой мною лжи: обманув мужа, я улетела к другому. Из Германии в Россию. Навсегда.
Девушка в прыжке ФОТО Getty Images 

Я всегда была твердо уверена в себе и своей супружеской верности. Даже солнечный Тренто, студенческие винные вечеринки и романтичный итальянец не смогли сломить меня. Пережив прощание с Италией и ее dolce vita, выплакав все слезы на прощании с удрученным возлюбленным, я с чистой совестью вернулась во Франкфурт, где мы жили с мужем. Однако то, что не случилось в Италии, случилось в России.
Я не сразу поняла серьезность положения. У меня была спокойная, стабильная жизнь в Германии. Через год я оканчивала университет по специальности «Международный менеджмент», тогда же я должна была получить немецкое гражданство. Я была среди лучших на потоке, и у меня были неплохие шансы сесть за рабочий стол в одном из небоскребов Франкфурта. В Москву же я приехала только на практику и через два месяца улетала обратно. «Чтобы уже никогда не вернуться», – думала я. «Чтобы написать диплом, сдать экзамены и вернуться ко мне», – твердо полагал мой новый самоуверенный ухажер.

пройдите тесты

Вы можете перевернуть страницу и начать новую жизнь?

Старт в России

«Как, вы не любите продавать? Наша компания занимается продажей оборудования», – генеральный директор был неприятно удивлен и напряженно ждал моего ответа. «Я не люблю продавать, когда я не уверена в качестве продукта. Впаривать – это не для меня», – сказала я, не моргнув глазом. Директор облегченно вздохнул. Кажется, самый главный экзамен на том собеседовании я сдала на «отлично».
Я приехала в Москву всего неделю назад, а у меня уже было в кармане три предложения о работе. Я не могла поверить такому успеху и своей самоуверенности на встречах. Похоже, моя новая любовь меня окрыляла, и все в жизни казалось достижимым.
Я не учла только одного: я все еще была замужем за другим, от которого я скрыла истинную причину своей поездки в Россию. «Ты оскорбила меня, теперь я должен убить и тебя, и себя!» – кричал он мне в трубку в один из очередных выматывающих телефонных разговоров. Кажется, даже телефонные провода багровели от его злости и отчаяния. Тот жизненный этап я окрестила «Моя мыльная опера №2». И как любой сериал данного типа, она закончилась счастливо: разводом и новым замужеством, спустя всего каких-то три года.

читайте также

Людмила Петрановская: «Мы не особенные, нам просто больше досталось»

Культурный шок

Все в Москве приводило меня в шок. Снег до середины апреля, угрюмые лица на улицах, поведение людей в метро в час пик, фраза, растянутая по-маасковски «Девушка-а, ну что вы хаатите…» с последующей непереводимой игрой слов. Отсутствие сервиса, грубость на официальном уровне и открытость, душевность и готовность помочь на уровне личных отношений приводили мои «онемеченные мозги» в состояние легкого когнитивного диссонанса.
При всем при этом я в первый раз в жизни чувствовала себя в своей тарелке! Что там говорили про генетическую память? Возможно, это были именно ее проделки. Мне казалось, я знаю этот город как свои пять пальцев и вижу все ходы и выходы. А еще: здесь все говорили на моем родном языке. В Литве, откуда я была родом, на русском говорил лишь небольшой процент населения. Я с детства общалась на обоих языках, а первое высшее образование получала на литовском. Здесь же русская речь звучала кругом и без перерыва – это было странно и одновременно здорово.
Некоторое время спустя я поняла, что жизнь в России лучше любой техники по развитию креативности. Каждый день тут подкидывал такие сюрпризы и ситуации, которые любой немец принял бы за маленький конец света. А русские придумывают множество вариантов, как их решить, да еще и в кратчайшие сроки. И решают! Через пару месяцев работы в Москве у меня даже появилась дежурная фраза: «Я уже ничему не удивляюсь в этой стране». Я все еще не была уверена, что смогу тут жить.

читайте также

Леонид Гозман: «Изменения в обществе определяются нашими иллюзиями»

Россия–Германия 2:0

В то время (середина 2000 годов) Россия переживала экономический подъем, Германия только оправлялась после событий 11 сентября, которые так долго сказывались на ее экономике.
В Москве все строилось, расширялось, крутилось, вертелось. В Германии же можно было по полгода искать работу в какой-нибудь унылой конторе, борющейся за свой кусочек пирога на перенасыщенном европейском рынке. Можно было работать годами в компании, так и не узнав толком, кто твои коллеги. Я молчу про скучные немецкие вечеринки, когда каждый приносил по картофельному салату, а развлечением служило обсуждение погоды и футбола. В России же я сразу обросла друзьями, и посиделки на кухне стали неотъемлемой частью жизни. Как, впрочем, и дача, и ночные купания в реке, и походы за грибами… Я неуютно чувствовала себя в темных лесах Германии, где когда-то заплутали Гензель и Гретель. А смешанные леса Подмосковья одаривали меня ощущением светлой радости и легкости бытия. Окунувшись в этот «праздник жизни», я вынырнула только десять лет спустя. Евро приближался к отметке в 100 рублей, и в воздухе запахло жареным.

читайте также«Мне стало стыдно, что я и мои дети слишком хорошо живем»

«Мыши продолжали есть кактус»

Меня сократили, и я была вынуждена теперь сама заниматься своей визой. Готовиться к такому повороту судьбы-злодейки я начала заранее, но четырех месяцев оказалось недостаточно, чтобы подать документы. Муж и свекровь недоумевали, а я всерьез рассматривала вариант, что мне придется покинуть Россию и жить у мамы в Литве.
Когда в очередной раз возникла проволочка с бумагами, десятый раз за последние полгода, я подумала: «Может, бросить все это и вернуться в Германию? Там у нас будет сытая и спокойная жизнь. Почему я борюсь за все вот это?»
«Зачем мыши едят кактус, он же невкусный?» – спросила дочка, когда услышала анекдот про несчастных грызунов. «Чтобы стать мышежами, им тогда никакой кот не страшен будет!» – ответил папа. Вот и я решила стать таким чудо-зверем. Все эти годы в России я провела не зря. Я научилась драться и никогда не сдаваться. У меня в планах встретить свое восьмидесятилетие на даче под Рузой в кругу друзей и семьи.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье