«Я похудел на 66 килограммов»

Тамазу Мчедлидзе 51 год, семь лет назад он принял решение привести в порядок свой вес и образ жизни. Без диет и операций в течение года он похудел с 160 до 94 кг и написал об этом книгу «Возвращение к себе»*. Он и сегодня полностью сохраняет свои убеждения и форму.
alt

«Сегодня многие спрашивают меня, как же мне удалось так похудеть. И только один человек спросил: «Как это ты себя довел – как набрал такой вес?» И это правильный вопрос. Вес – результат наших привычек: все свои неприятности я заедал. Многие так поступают. У меня характер такой, мне хочется все сделать лучше всех. Но что-то не получалось, кто-то был недоволен, и еда становилась тем положительным переживанием, в котором я нуждался. Время от времени я спохватывался: надо бы похудеть. Я люблю экспериментировать, в том числе и на себе. Так что я перепробовал множество диет. Не помогало. А потом – как плод зреет и падает наконец, так и я созрел для этой мысли: я уже не мог позволить себе быть таким, как раньше. Это больше не соответствовало моему представлению о самом себе и, главное, – о деле, которым я занимаюсь. Потому что как раз тогда я вместе с коллегами начал задумываться о медицине здоровья.

По первому образованию я стоматолог. Когда люди улыбаются, это красиво. Но вот вылечили зубы, а теперь морщинки мешают. Значит, будем убирать. Так у меня появился интерес к эстетической медицине. Дальше – больше: снаружи навели порядок, но изнутри вылезают болезни… Вот если бы не только исправлять то, что испорчено, но и настраивать организм, как музыкальный инструмент: здорового делать идеально здоровым.

Какое это удивительное ощущение – чувствовать свое здоровье и выглядеть на все сто!.. И тут я оглянулся на себя. Посмотрел и думаю: «Как же я буду убеждать людей, когда я сам выгляжу как олицетворение всего того общества, которому хочу помочь: нездорового, не думающего, нарушающего все правила здравого смысла…» Единственное, чего я не делал плохого, – это не курил. А все остальное – работать до упаду, потом есть до упаду, подставлять себя под стрессы – ведь я все это делал сам! Если бы я увлекался чем-то другим, не медициной, не знаю, что было бы. Я по натуре трудоголик: когда думаю о деле, забываю о себе. И если бы я о другом деле думал, наверное, так и умер бы заложником своих привычек. Осознав, что я сам (в том виде, в каком был) являюсь полным противоречием моей идеологии, я нашел опору в себе. Это и стало основой моей мотивации: во что бы то ни стало нужно привести себя в порядок. Сказано же: «Врач, исцелись сам!» После этого я уже не мог оставаться прежним, потому что это было бы поражением всей системы моих ценностей.

Но мне было важно не просто похудеть, а сделать так, чтобы через год не вернуться к прежнему. Как и многие другие, я легко обманывал себя самооправданиями: «Я немного пухленький, но мне так удобно». Тогда я задумался – а что такое это «удобно», почему мы за него так держимся? Оно определяется нашими привычками, а среди них есть и полезные, и вредные. Но наши привычки – это не то, как мы от природы задуманы. Мы постепенно обрастаем ими, а потом начинаем от них зависеть и оправдывать их. Я спросил себя: откуда они берутся? Ведь мы часто даже не можем вспомнить, как вышло, что одно мы любим, а другое нет. Вот представим себе такую картину: младенец у материнской груди, ему хорошо, спокойно, он открывает глаза: у матери голубое платье. Поэтому ему начинает нравиться голубой цвет. Потом, например, он видит две вазы: одна голубая круглая, а другая квадратная зеленая. Конечно, ему больше понравится первая. Он уже любит голубое, теперь ему нравятся круглые формы. Одна случайность прилепилась к другой, и в результате сформировалось предпочтение. Будет ли оно полезным? Может быть, да, а может, и нет. Условно говоря, «голубое и круглое» может в какой-то момент оказаться ядовитым. Хотя то, с чего все началось – кормление, сытость, мать, – это все было очень полезно и приятно. Но со временем «полезное» и «приятное» начинают расходиться. Иногда очень далеко расходятся. Вот курение, ему нет физиологического оправдания, это стопроцентно вредно, но многим это нравится. Наше поведение зависит от привычек, которые во многом сложились случайно. Когда это понимаешь, то начинаешь к себе относиться по-другому: ведь доктор не обижается на больного за то, что тот кашляет. Мы ведем себя так, потому что по-другому не можем. Нам кажется, что «удобно», когда удовлетворены наши желания. Но это часто не желания нашей натуры, ничего подобного; и удобно нашим привычкам, а не нам самим, нашей сути, нашему предназначению.

А как отличить одно от другого? Критерий очень простой: физическое здоровье. Ведь стопроцентный я – это такой я, у которого все работает, который стопроцентно живет. Можно обмануть свой разум, убеждая себя, что все в порядке, но суставы обмануть нельзя: они начинают болеть. Если благодаря привычкам у меня портится физическое здоровье, значит, это вредные привычки. Но ведь мои привычки – это все-таки не я сам. Осознав это, я понял, как себя переустроить. Как заместить, уже осознанно, одни привычки другими.

«Когда я начал меняться, то некоторые думали, что я страдаю. И пытались мне помочь, накормить – сделать для меня то, что они считали хорошим...»

Чтобы по-новому жить, надо по-новому думать. Я изменил свой образ жизни, начал по-другому выбирать для себя еду, создал свой собственный стиль питания – такой, который подходит именно для меня, для моего образа себя. С тех пор прошло семь лет. Я остаюсь в своем весе, и это неудивительно: именно этот вес – мой. Хотя не все привычки мне удалось изменить. Я, например, тренировался есть палочками – не японскими, а палочками для канапе, чтобы есть медленней и меньше. И так этому и не научился. Хотя я считаю, что это принципиально. Но раньше я мог макать хачапури в жир, оставшийся от жареной баранины. Теперь я никогда такого не делаю. Я выбираю для себя другие продукты. Конечно, я могу съесть кусок торта. Но мне этого не хочется.

Стремиться исполнить задуманное – это основа успеха. Но при этом я понимаю, что я не робот, а человек со своими слабостями. К тому же мы живем в обществе, и я с этим считаюсь. Я же не собираюсь стать отшельником – я хочу быть частью общества и помогать ему, я хочу встречаться с друзьями, садиться вместе с ними за стол... Когда я начал меняться, то некоторые думали, что я страдаю, и так к этому и относились. Это понятно: комфорт многие считают главной ценностью. Когда мои друзья, близкие видели, что я в чем-то себя ограничиваю, им казалось, что я себя мучаю. И они пытались помочь, сделать для меня то, что они считали хорошим. Подкладывали мне какие-то вкусные кусочки: попробуй. И это не со зла, наоборот! Они заботились обо мне, хотели, чтобы мне было приятно. И я так это и понимал. Поэтому, когда меня настойчиво уговаривали что-то съесть, я не отказывался, но говорил: «Нет, я не хочу этого, но если это так для вас почему-то важно, я могу это сделать. Вот видите, я это ем, но мне не нравится, мне неприятно, меня тошнит потом». И когда друзья убеждались, что это правда и я честно это говорю, они соглашались со мной.

Мой опыт навел меня и на философские мысли. О том, что у каждого из нас своя жизнь, свое предназначение. Поэтому здесь нет универсального пути – не всем нужно худеть. Если кто-то хочет стать сумоистом, ему, может быть, наоборот, нужно толстеть. Чтобы понять, как действовать, важно осознать: чего мы хотим от своей жизни? Я, например, для этого представляю себя в глубокой старости и смотрю на свою жизнь оттуда. Так все понятно, и можно расставить метки, чтобы по жизни идти...»

* Т. Мчедлидзе «Возвращение к себе» (Издательство МЕDИ, 2006).

читайте такжеОслепительна, несмотря на вес
Источник фотографий: ПЕТР ТИТАРЕНКО
P на эту тему
  •   

Psy like
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерСЕНТЯБРЬ 2017 №20137Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты