psyhologies.ru
тесты
текст: Лоранс Лемуан 

«Я поняла, что работаю на своем месте»

Однажды нашей французской коллеге надоела работа в журнале Psychologies. Она чувствовала неудовлетворенность, ее мучили сомнения в том, что она делает, отсутствие перспективы. Чтобы понять, что с ней происходит, она обратилась за помощью к трем разным специалистам. И теперь… работает в редакции с новыми силами.
alt

Это было в прошлом году, в конце лета. Я шла на работу как на каторгу. Сама не заметила, как отдельные фрагменты пазла моей обычной жизни соединились в общую картину кризиса. Я думала, что все дело в журнале (атмосфера, привычка, рутина, кто знает?) – а в чем еще? Неужели в возрасте? Строго говоря, мне было не на что жаловаться. Просто жизнь идет, и с переменами нужно освоиться. Мне исполнился 41 год. До сорока жизнь идет в гору, после – начинается спуск. То, что долгое время было впереди, теперь позади. Я вернулась из декретного отпуска. Вряд ли у меня будут еще дети. На горизонте маячит менопауза.

Я вернулась в журнал, который сменил офис и к тому же владельца. Каждый ищет для себя место в этом новом раскладе. Я тоже ищу – не нахожу своего. Отношения с начальством осложняются: я не понимаю его, оно – меня. У меня ощущение, что я не могу развиваться, не могу выразить то, что думаю. Я становлюсь обидчивой, несдержанной. Я чувствую, что с меня хватит и нужно срочно что-то делать: если я ничего не предприму в этом году, я буду сидеть на этом же стуле и через десять лет, чувствуя разочарование и окончательно упустив шанс попытать счастья где-то еще.

Я обожаю истории о людях, которые бросили все, чтобы начать сначала. Я сомневаюсь в своей профессии, своем образе жизни. Мне нужно разобраться в себе, внести ясность, и для этого мне потребуется помощь. Однажды психоанализ уже вытащил меня из тягостной рутины. Но тогда мне было 30 и у меня было время. Теперь я хочу почувствовать себя лучше прямо сейчас.

Когда я уже решила пойти «хоть к кому-нибудь», меня осенило. В юности у меня была мечта, ставшая хобби: делать украшения. Наверное, если мне сейчас плохо, это потому, что я изменила своему призванию. Да-да, это именно так! Должен же быть какой-то способ проверить эту гипотезу? Метод, позволяющий узнать причины моего неблагополучия. Тест, чтобы решить, для какого дела я создана.

Я переписываю свою историю

«Мне больше нет места? Нет, мне нужно разрешить себе действовать, чтобы изменить собственное место и свою роль!»

Как я до этого дожила? Где я потеряла себя? Я чувствую, что пора отмотать пленку назад, чтобы пересмотреть принятые когда-то решения. То, что я читала о нарративном подходе, разработанном лет 30 назад в Австралии, мне кажется, отвечает этой потребности. Я читала о том, что разговоры терапевта и клиента подобны дороге, на которой попадается немало перекрестков, развилок, ответвлений. Наверняка я смогу найти то место, где свернула не туда.

Я договариваюсь о встрече с Пьером Блан-Сануном (Pierre Blanc-Sahnoun), коучем и одним из основателей образовательного центра «Фабрика нарратива» (La Fabrique narrative). На первом сеансе я вкратце излагаю, как я дошла до жизни такой: «Я сделала неверный выбор после окончания школы». Я хотела пойти в художественное училище, но меня убедили получить «серьезное» образование. Впоследствии я продолжала выбирать рационально, вместо того чтобы слушать свои желания. «Нарративный подход, – объясняет мне коуч, – предполагает, что каждый из нас может стать подлинным автором истории своей жизни. Мы можем вписать себя в не-удачный сценарий, который нас обесценивает (как я только что сделала), или вернуть себе свободу». В ходе сеанса я осознаю, что моя «несчастность» связана не столько с моей биографией, сколько с тем, как я ее (себе) рассказываю. «Вы строите свою историю вокруг жестких альтернатив: серьезное занятие или осуществление желаний, журналистика или творчество…» Я рассказываю ему о том удовольствии, которое получаю, когда что-то мастерю. Как мой дед-плотник. Чуть позже я говорю об отце, передавшем мне любовь к письму. Разматывая эту семейную нить, я вдруг вижу, как мне удалось совместить то, что я считала несовместимым: «На самом деле я занимаюсь журналистикой как прикладным искусством: я вставляю слова в оправу, я шлифую предложения…»

читайте такжеНадо ли говорить с начальником о личном?
  • 1
  • 2
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье