psyhologies.ru
тесты
текст: Лоранс Лемуан 

«Я поняла, что работаю на своем месте»

Однажды нашей французской коллеге надоела работа в журнале Psychologies. Она чувствовала неудовлетворенность, ее мучили сомнения в том, что она делает, отсутствие перспективы. Чтобы понять, что с ней происходит, она обратилась за помощью к трем разным специалистам. И теперь… работает в редакции с новыми силами.
alt

Это было в прошлом году, в конце лета. Я шла на работу как на каторгу. Сама не заметила, как отдельные фрагменты пазла моей обычной жизни соединились в общую картину кризиса. Я думала, что все дело в журнале (атмосфера, привычка, рутина, кто знает?) – а в чем еще? Неужели в возрасте? Строго говоря, мне было не на что жаловаться. Просто жизнь идет, и с переменами нужно освоиться. Мне исполнился 41 год. До сорока жизнь идет в гору, после – начинается спуск. То, что долгое время было впереди, теперь позади. Я вернулась из декретного отпуска. Вряд ли у меня будут еще дети. На горизонте маячит менопауза.

Я вернулась в журнал, который сменил офис и к тому же владельца. Каждый ищет для себя место в этом новом раскладе. Я тоже ищу – не нахожу своего. Отношения с начальством осложняются: я не понимаю его, оно – меня. У меня ощущение, что я не могу развиваться, не могу выразить то, что думаю. Я становлюсь обидчивой, несдержанной. Я чувствую, что с меня хватит и нужно срочно что-то делать: если я ничего не предприму в этом году, я буду сидеть на этом же стуле и через десять лет, чувствуя разочарование и окончательно упустив шанс попытать счастья где-то еще.

Я обожаю истории о людях, которые бросили все, чтобы начать сначала. Я сомневаюсь в своей профессии, своем образе жизни. Мне нужно разобраться в себе, внести ясность, и для этого мне потребуется помощь. Однажды психоанализ уже вытащил меня из тягостной рутины. Но тогда мне было 30 и у меня было время. Теперь я хочу почувствовать себя лучше прямо сейчас.

Когда я уже решила пойти «хоть к кому-нибудь», меня осенило. В юности у меня была мечта, ставшая хобби: делать украшения. Наверное, если мне сейчас плохо, это потому, что я изменила своему призванию. Да-да, это именно так! Должен же быть какой-то способ проверить эту гипотезу? Метод, позволяющий узнать причины моего неблагополучия. Тест, чтобы решить, для какого дела я создана.

Я переписываю свою историю

«Мне больше нет места? Нет, мне нужно разрешить себе действовать, чтобы изменить собственное место и свою роль!»

Как я до этого дожила? Где я потеряла себя? Я чувствую, что пора отмотать пленку назад, чтобы пересмотреть принятые когда-то решения. То, что я читала о нарративном подходе, разработанном лет 30 назад в Австралии, мне кажется, отвечает этой потребности. Я читала о том, что разговоры терапевта и клиента подобны дороге, на которой попадается немало перекрестков, развилок, ответвлений. Наверняка я смогу найти то место, где свернула не туда.

Я договариваюсь о встрече с Пьером Блан-Сануном (Pierre Blanc-Sahnoun), коучем и одним из основателей образовательного центра «Фабрика нарратива» (La Fabrique narrative). На первом сеансе я вкратце излагаю, как я дошла до жизни такой: «Я сделала неверный выбор после окончания школы». Я хотела пойти в художественное училище, но меня убедили получить «серьезное» образование. Впоследствии я продолжала выбирать рационально, вместо того чтобы слушать свои желания. «Нарративный подход, – объясняет мне коуч, – предполагает, что каждый из нас может стать подлинным автором истории своей жизни. Мы можем вписать себя в не-удачный сценарий, который нас обесценивает (как я только что сделала), или вернуть себе свободу». В ходе сеанса я осознаю, что моя «несчастность» связана не столько с моей биографией, сколько с тем, как я ее (себе) рассказываю. «Вы строите свою историю вокруг жестких альтернатив: серьезное занятие или осуществление желаний, журналистика или творчество…» Я рассказываю ему о том удовольствии, которое получаю, когда что-то мастерю. Как мой дед-плотник. Чуть позже я говорю об отце, передавшем мне любовь к письму. Разматывая эту семейную нить, я вдруг вижу, как мне удалось совместить то, что я считала несовместимым: «На самом деле я занимаюсь журналистикой как прикладным искусством: я вставляю слова в оправу, я шлифую предложения…»

читайте такжеНадо ли говорить с начальником о личном?

После трех сеансов сценарий моей жизни поменялся. Я не только не ошиблась в выборе пути, но и сумела проложить свой собственный. Я не только не обязана выбирать между журналистикой и ювелирным делом, но могу заниматься и тем и другим сразу. Изменив мою личную историю, я перестаю переливать из пустого в порожнее и обретаю способность действовать.

Я слушаю философа

Скоро месяц, как я записалась на курсы ювелирного мастерства и хожу туда раз в неделю. У меня ощущение встречи с собой после долгой разлуки. Но в журнале по-прежнему не ладится. Я хочу писать на остросоциальные и даже политические темы. Мне трудно смириться, когда я слышу, что таким сюжетам не место в журнале о психологии. Ограничения офисной жизни меня все больше тяготят, и к тому же не оставляет ощущение, что я работаю ради обогащения акционеров, которых я даже не знаю. Я смутно чувствую, что критикую систему исключительно ради того, чтобы не усомниться в своей собственной компе-тентности. Очевидно, что меня мучают уже экзистенциальные, глобальные вопросы.

Я решаю обратиться к философу. Доктор наук Эжени Веглерис (Eugénie Vegleris) одна из первых стала давать философские консультации. Ее задача – вносить ясность в наше существование, побуждать мыслить четче и даже помогать найти смысл жизни. «Психологи заботятся об эмоциях. Философы занимаются понятиями, – рассказывает Эжени Веглерис. – Найти точные слова для того, что вы переживаете, значит уже облегчить ваши трудности». Я начинаю: «По-моему, у меня проблемы с отношениями подчинения», – говорю я ей. Она предлагает мне выразиться яснее: «С самой идеей подчинения? Или с обоснованностью той системы, частью которой являетесь вы сами?»

Я меняю формулировки, уточняю, подбираю слова. С каждым новым вопросом я приближаюсь к выводу, что у меня обостренная потребность в независимости, мне нужно больше раскрываться, активнее проявлять себя. И снова рефлексия выводит меня из ситуации жертвы и возвращает контроль над моей жизнью. Дело не в том, что мне больше нет места в журнале, просто мне нужно разрешить себе действовать, чтобы изменить свое место и свою роль! На прощание Эжени Веглерис предложила мне почитать «Государство» Платона. Это чтение помогло мне найти недостающее звено: теперь я знаю, как говорить о политике в журнале о психологии. Платон задолго до Фрейда проводил аналогию между устройством власти и устройством различных частей психического аппарата человека. И опять оказалось возможным примирить то, что я считала несовместимым.

Я узнаю свои таланты

Положительный эффект консультаций не замедлил сказаться на работе. Я не такая колючая и агрессивная. Я снова чувствую себя профессионалом и частью команды. Мне становится легче, хотя я этого не ждала. Вначале, решившись действовать, я рассчитывала, что специалисты откроют во мне новые таланты – и тем самым разрешат послать все куда подальше, как мне того хотелось...

Есть вопрос?

  • Центр тестирования и развития «Гуманитарные технологии» т. (495) 504 3479, proforientator.ru
  • Центр нарративной психологии и практики т. (916) 730 1865, narrative.ru
  • Центр критического мышления и сократического диалога «Пайдейя», консультации философа Оскара Бренифье, filosofia.ucoz.ru

Пожалуй, этот сценарий отдает манией величия. Но детская фантазия оживает снова, когда на глаза мне попадается еще один инструмент: карта талантов. Ее придумал консультант Жерар Ошем (Gérard Ochem), основатель института Map'UP*. Метод построен на очень длинном опроснике, задача которого – выявить врожденные таланты человека, его глубинные мотивации и оптимальные схемы функционирования.

Шаг первый: я дома на компьютере отвечаю примерно на 300 вопросов о моих вкусах, реакциях, мировоззрении. Через две недели я прихожу на встречу с Жераром Ошемом, чтобы он истолковал мою ментальную карту, нарисованную компьютером. Я жду подтверждения того, что я в душе художник, но вы-ясняется, что мой тип личности – «режиссер-постановщик» с рациональной доминантой. «Вы используете ваши дарования лучше всего, когда следуете какой-либо концепции, которую творчески воплощаете в виде текста», – разъясняет мне консультант. Ну, это-то легко, он же знал, что я журналистка. Но потом он в деталях описывает идеал, к которому я стремлюсь («предупредить и разрешить личные и коллективные проблемы, возникающие в результате кризисов»), и мое творческое кредо: «находить и развивать идеи, которые помогут каждому открыть иное измерение жизни»… Моя ирония улетучилась – Жерар Ошем довольно точно описал рубрику, которую я веду в журнале. Я, сама того не зная, реализовала свой врожденный талант. «Ваши результаты говорят, что передо мной человек, который еще не самоутвердился: либо потому, что ему не доверяют, либо потому, что он не осмеливается отстаивать себя в отношениях с начальством». Тьфу ты! К этому же выводу пришла Эжени Веглерис. Моя ментальная карта показывает мои недостатки и предлагает решения: сохранять беспристрастность, научиться смотреть на себя с улыбкой…

Прошел год. Небо моей жизни прояснилось. Гроза миновала. Какой метод подействовал? Трудно сказать. Каждый раскрыл потребности и способности, которых я за собой не знала. Каждый предложил мне решения, когда я думала, что нахожусь в тупике. Самым главным оказался первый шаг – чтобы возобновить движение вперед и не терять надежду. Мне 42 года. И моя жизнь на подъеме.

* map-up.fr

читайте такжеПостоять за себя на работе
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Услышать сигналы тела и суметь их расшифроватьУслышать сигналы тела и суметь их расшифроватьБудет ли легкомыслием думать, что наше лицо, фигура, кожа, руки или форма ушей говорят нечто важное о нашем темпераменте, эмоциях или личной истории? Что мы можем узнать с помощью телесной психотерапии о нашем уникальном способе бытия в мире? Что знал Фрейд о языке симптомов и какую пользу работа с телом принесла нашей героине? К каким методам следует относиться с осторожностью и почему принципы психосоматики особенно эффективны при лечении детей? Краткий весенний курс взаимопонимания тела и души. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты