psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовил Иосиф Фурман 
PSYCHOLOGIES №31

Я принимаю свое тело

Любить и принимать свое тело легко далеко не каждому, особенно если оно не совсем такое, как у всех. Героям нашего материала это удалось: они живут полной, насыщенной жизнью, вызывая любовь и симпатию других людей. Их опыт – удивительно достойный пример отношения к себе.

В каждом из них постоянно идет невидимая миру борьба. То, что для большинства людей не представляет ни малейшего труда и воспринимается как нечто самоочевидное, для них – результат каждодневных усилий. Наши герои – не такие, как все, и на пути к себе, к осознанию собственной неповторимости и более того – привлекательности, им пришлось миновать препятствия, которые многим показались бы непреодолимыми. Опыт каждого из них уникален: Аскер нашел себя, поступив в университет и встретив близких по духу людей, Наташа – дав жизнь сыну и дочери…

Наши герои не пытались скрыть, насколько непросто им было прийти к гармонии с собой: пережитая боль, страдания, одиночество – вспоминать об этом им нелегко. И в то же время их рассказы – не об инвалидности как таковой: переживания по поводу собственного физического несовершенства, стремление обладать здоровым, сильным и ловким телом для них – пройденный этап. Сегодня вопросы, которые они ставят перед собой, мало отличаются от тех, которые возникают в душе любого человека – мужчины или женщины, желающих обрести мир со своим телом и научиться радоваться тем возможностям, которые оно им дарит.

Андрей, 40 лет, журналист

 Андрей, 40 лет, журналист

С детства я практически не могу двигаться – последствия родовой травмы. Но по-настоящему я осознал, что отличаюсь от других, лишь в подростковом возрасте. Мои друзья влюблялись, пускались в какие-то авантюры, тайком покуривали, а я – нет. Сейчас мне уже трудно понять, почему так вышло, но я пережил это открытие сравнительно спокойно. Я думал: «Да, я другой. Но ведь у меня же работает голова, я могу общаться». Я закончил Полиграфический институт, работал в газете «Куранты». Как-то я напечатал информацию о том, что создается общественная организация инвалидов. Так я познакомился с Еленой: она позвонила нам в редакцию. Сейчас я получаю второе высшее образование – юридическое. У нас растет сын, ему скоро одиннадцать. У меня есть планы, мечты, желания. Я вовремя понял, что себя надо принимать и любить таким, какой ты есть. И давно не воспринимаю свою непохожесть на других как трагедию». Елена, 34 года, менеджер По состоянию здоровья после школы я не могла выходить из дома, но мне очень хотелось работать, быть кому-то полезной. Знакомые люди научили меня вязать на вязальной машине, и этим я зарабатывала на жизнь, пока не встретила Андрея. Было это 1992 году: в газете писали, что создается организация, которая будет помогать людям с ограниченными возможностями найти работу, чему-то научиться. Сейчас я участвую во всех делах мужа. Еще в юности я сформулировала для себя главное правило: нельзя замыкаться на себе. Всегда найдется человек, которому хуже. И если ты постараешься сделать его жизнь чуть-чуть счастливее, то твои собственные проблемы перестанут казаться неразрешимыми. И вообще, кто сказал, что как-то отличаться от других настолько уж плохо? Многие люди об этом только мечтают, а нам дано от природы!»

Вера, 55 лет, переводчик

Вера, 55 лет,  переводчик

В 9 лет меня укусила бродячая собака. Врачи начали делать уколы от бешенства, но из-за начавшейся аллергии меня полностью парализовало. Однако постепенно аллергическая реакция отступила, и паралич остановился на уровне пояса. Как это ни странно, когда я потеряла подвижность, в моем восприятии мира мало что изменилось. Я перестала ходить в школу, зато ко мне стали чаще приходить друзья. Мы вместе делали уроки, устраивали творческие вечера. Я пела под гитару, играла на фортепьяно, мечтала стать актрисой. Во мне было столько всего, что телесное несовершенство ни тогда, ни сейчас не казалось сколько-нибудь ощутимым изъяном. Возможно, свою роль в этом сыграло и то, что отец занимал высокий пост, и это давало мне чувство уверенности и защищенности. Я была очень хороша собой и не видела ничего неестественного в том, что молодые люди заглядываются на меня, а я – на них. Более того, часто я вела себя очень жестко, испытывая поклонников на прочность. Считала так: кто уйдет, значит, не мой; а тот, кто мне предназначен, останется, несмотря ни на что. Увлекалась я абсолютно всем: литературой, философией, искусством. В какой-то момент заинтересовалась Востоком и в одной компании встретила своего мужа... Сейчас я председатель двух инвалидных обществ – мы помогаем людям с ограниченными возможностями. У меня очень много работы, на себя порой просто не остается времени. И, пожалуй, единственное, что меня тревожит, – то, что я совершенно не умею просить помощи: отдавать могу, а вот брать – нет. Боюсь, что, когда сил и задора станет поменьше, мне будет трудно со всем справляться самой. Но пока что я живу полной, насыщенной жизнью, стараясь радоваться всему, что она мне дает. А если кто-то видит во мне инвалида, неполноценное существо, это его внутренняя проблема, а я здесь ни при чем».

Наталия, 34 года, социальный работник

 Наталия, 34 года, социальный работник

В детстве у меня начался отит, который сопровождался ужасными головными болями, и врачи решили, что это опухоль мозга. В общей сложности я провела в больницах четыре года: в 11 лет практически лишилась зрения, у меня началась водянка, прекратился рост... Последняя операция прошла относительно успешно. Но боль была невыносимой: казалось, что в меня втыкают сотни иголок. Возможно, это звучит наивно, но мне помогла космонавт Светлана Савицкая. Отец работал в Звездном городке и попросил космонавтов передать для меня их фотографию сразу после полета. Савицкая прислала послание, адресованное лично мне: «Наташенька, лечись скорее, и ты будешь третья женщина-космонавт». Я так мечтала об этом, так рвалась. И поняла: единственный способ этого добиться – наладить контакт со своим измученным телом. Я пыталась стоять, делала гимнастику, понемножку начала ходить. Потом увлеклась восточными единоборствами. Ходила в группу здоровых, зрячих людей, которые относились ко мне с большим пониманием. В двадцать с лишним лет я поступила в университет, познакомилась со своим мужем Игорем. Главной мечтой было родить сына, и она сбылась. Имя своему мальчику я придумала уже на пятом месяце беременности: Игнат – от Игоря и Наташи. Три года назад у меня родилась  дочь, Устинья. Вторая беременность и роды прошли очень тяжело, но все обошлось – слава богу, дети растут здоровыми. Я с ними танцую и пою, а в этом году снова пошла на тренировки. Но только сейчас, когда через меня проросли две новые, прекрасные жизни, я почувствовала, что научилась не просто принимать свое тело как неизбежную данность, но и любить его: в конце концов, именно оно подарило мне это счастье!»

Андрей, 34 года, психолог

 Андрей, 34 года,  психолог

Мое заболевание – врожденная хрупкость костей. Оно наследственное, но передается не по прямой линии: даже у здоровых родителей может родиться ребенок с таким недугом. Я появился на свет с переломом и в дальнейшем перенес еще 17 травм. Обычно это продолжается до переходного возраста, а потом ситуация стабилизируется. Хотя, конечно, физические нагрузки противопоказаны и в дальнейшем. Когда-то я мог ходить: пусть не быстро, держась за мебель, но по квартире я передвигался самостоятельно. А в 17 лет, после последнего перелома, мне пришлось фактически осваивать искусство жизни с нуля – с тех пор я перемещаюсь только на коляске. Это было очень трудно: казалось, весь мир перевернулся. Но я решил, что нужно оставаться самим собой. В конце концов, маленький рост, полнота или длинный нос – это трудности того же порядка, что и коляска. Неприятность, проблема – да, безусловно, но не трагедия. Я уверен, что адаптироваться к жизни тяжело всем. И даже от абсолютно здорового человека поиск своего «я» требует немалых усилий. Разумеется, красота и здоровье открывают множество дверей, но надеяться, что они сделают за тебя всю работу, по меньшей мере наивно. Поэтому-то я и не комплексую по поводу своего состояния. Я знаю: что-то я могу, чего-то – нет. А кто-то другой не может того, что могу я. И, если твое тело справляется с тем, что для тебя важнее всего, это, на мой взгляд, более чем достаточный повод относиться к нему с благодарностью и теплом. Сегодня я общаюсь со многими людьми, езжу в университет, выхожу гулять и делаю зарядку, чтобы держать себя в форме, – и мое тело во всех этих делах служит мне надежным помощником. Я живу ради удовольствия, ради самореализации. И знаю, что полезен людям».

Аскеp, 21 год, студент

Аскеp, 21 год, студент

Врач ошибся, когда принимал роды у моей мамы, и я появился на свет с детским церебральным параличом. В 15 лет мне сделали операцию, и только после этого я смог свободно передвигаться. Но и сейчас у меня практически не действует левая рука, а какое-то время назад были проблемы с левой ногой. Самый тяжелый период моей жизни пришелся на младшую школу: другие дети меня не любили, обижали, дразнили «калекой». Мне и самому было непросто себя принять: собственное тело казалось таким никчемным... И тут очень помогли родители: они прививали мне мысль, что в жизни нужно исходить из реальных возможностей, которые не безграничны у каждого человека – как здорового, так и больного. Любой физический недостаток можно компенсировать другими качествами – душевными и интеллектуальными. Именно поэтому я никогда не зацикливался на своей болезни: мне гораздо интереснее было искать дело, которое было бы мне по плечу, общаться с людьми, пробовать себя в разных областях. И постепенно я начал замечать, что другие видят меня таким, каким я вижу себя сам. Не буду идеализировать ситуацию: к людям с ограниченными возможностями окружающие часто относятся настороженно. Я замечаю, что многие опасаются со мной сближаться. Но чем старше я становлюсь, тем меньше это для меня значит. Сегодня я учусь и общаюсь с людьми, которым гораздо интереснее и важнее, что я представляю собой изнутри, чем то, что я не умею бегать или, скажем, плавать. Я уверен: если найти себе дело по душе и правильно сформировать круг общения, проблема принятия себя и своего тела решится автоматически: ты просто начнешь жить обычной человеческой жизнью, не думая о том, что внешне ты не такой, как другие».

Источник фотографий: МИХАИЛ ПОДГОРНЫЙ
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье