psyhologies.ru
тесты
текст: Александра Григорьева 

«Меня беспокоит мое одиночество и несбывшиеся мечты»

Она выросла без матери – та оставила дочь на попечение бабушки и дедушки. Став взрослой, она сменила несколько партнеров – нежно заботилась о них, но в один момент уходила от них. Сейчас, когда дети выросли, Кристина пытается понять, что ждет ее в будущем.
Первая консультация ФОТО Bruno Levy for Psychologies Magazine France 

Кристина, 58 лет, специалист по подбору персонала.

«Я всегда вела активный образ жизни и сейчас, когда мои дети выросли, решила, что настало время подумать о собственных желаниях, которые раньше не могла исполнить. В детстве я мечтала стать Альбертом Швейцером, Марией Каллас и Альбером Камю в одном лице! Мне хотелось лечить людей, петь, быть гуманистом. Я старалась добиться чего-то значимого в жизни, но ничего великого так и не совершила. И это расстраивает меня».

Роберт Нойбургер:  

Вы поддерживаете отношения с вашей семьей?

Кристина: 

Да у меня и нет ее, можно сказать… Когда я была совсем маленькой, мать бросила меня и мою сестру. Нас воспитывали бабушка с дедушкой, они объяснили нам, что мать умерла. Я виделась с ней всего три раза. Сейчас ее уже нет в живых, как и моего отца, дедушки и бабушки. Из родных осталась только сестра.

Р. Н.:  

Как сложилась ее жизнь?

Кристина: 

Она трижды была замужем. Такая же активная и неугомонная, как и я. У нее хорошая работа, хотя она так и не закончила институт, не хотела учиться…

Р. Н.:  

А вы?

Кристина:  

Я усердно изучала право и политологию, хотя мечтала о вокале, танцах и музыке. Но все это было под запретом – ведь моя мать тоже любила петь и танцевать. Я должна была сделать карьеру, бабушка очень рассчитывала на меня. Я вышла замуж в 21 год, а в 29 у меня уже было трое детей. Через какое-то время муж моей сестры заболел, и я стала заботиться и о двух ее дочерях.

пройдите тесты

Как вы переживаете одиночество?

Готовы ли вы отправиться в отпуск в одиночестве?

Роберт Нойбургер ФОТО Bruno Levy for Psychologies Magazine France 
Р. Н.:  

Вы до сих пор замужем?

Кристина: 

Нет. Как-то я размышляла о том, что будет с моей семьей после того, как дети покинут ее, и внутренне я ужаснулась. И решила развестись. Позднее я начала новую жизнь, встретив другого мужчину. Мы стали жить вместе с моими детьми и бабушкой. Вскоре я узнала, что он остался без работы, но боялся мне сказать об этом. Я тут же нашла работу, и на мои плечи свалились заботы о нем, бабушке, моих и его детях. Но спустя несколько месяцев, как только он устроился на работу, я ушла от него. Я была просто измотана.

Р. Н.:  

Вы ушли именно в тот момент, когда вам стало легче жить…

Кристина: 

Да, но наши отношения были неравными. Я была для него матерью, сильной женщиной. Мне же хотелось других, настоящих отношений. (Долгая пауза.)

Р. Н.:  

И вот теперь ничто не мешает вам осуществить свои мечты?

Кристина:  

Для этого я должна опять принимать решения, я так устала это делать сама. Мне бы хотелось разделить эту ответственность с кем-то.

Р. Н.:  

Вас беспокоит ваше одиночество?

Кристина: 

Да, сильно беспокоит. Я нуждаюсь в том, с кем могла бы делиться своими тревогами, обмениваться мыслями. Но у меня никогда не было с мужчинами длительных отношений. И это ужасно. Я всегда хотела создать семью в истинном понимании слова. Крепкую семью.

Р. Н.:  

Ваши отношения развиваются по похожему сценарию. Ситуация, когда вы всем руководите, всех опекаете, привычна для вас. Ваши отношения с возлюбленным становятся такими, словно вы – ему мать или сестра, вам это кажется неправильным, и вы все прекращаете.

Кристина: 

Все именно так.

Р. Н.:  

Ваша проблема в том, что в определенные моменты вы берете на себя заботы о другом человеке, решаете его проблемы. Но именно так вас и воспитали: всегда приходить на помощь. Ужасно то, что это замечательное качество разрушает ваши отношения, ранит вас.

Кристина:  

Вот тут мне не удается измениться, хотя я обладаю огромной жизненной энергией.

читайте такжеЖизнь соло: четыре мифа об одиночестве
Меня беспокоит мое одиночество и несбывшиеся мечты ФОТО Bruno Levy for Psychologies Magazine France 
Р. Н.:  

Итак, я подведу итог: задача в том, что вы хотите начать новые отношения, не наступая на те же грабли. И вы бы хотели, чтобы в этом вам помог психотерапевт?

Кристина: 

Да, именно. А то я еще лет тридцать буду одна.

Р. Н.:  

Да, из чувства самоотречения, а не из-за желания быть одной.

Кристина: 

Возможно, я предпочту отречение. Не хочу продолжать безнадежные поиски.

Р. Н.:  

Вы не доверяете себе?

Кристина: 

В одной пьесе я прочитала фразу, которая мне подходит: «На свете всегда найдется бездомная собачонка, которая помешает мне быть счастливой…» Вот это про меня.

Р. Н.:  

Если начать работу с психоаналитиком, неизвестно, что может выйти.

Кристина:  

Вот как раз этого я и боюсь. Боюсь открыть ящик Пандоры…

Р. Н.:  

Трудно считать себя человеком заботливым и обнаружить в себе агрессию, много агрессии. Возможно, вы боитесь того, что эти чувства, ваша ярость выйдет наружу? Ведь злость копилась в вас все эти годы…

Кристина:  

Но я открыто выражаю свои чувства…

Р. Н.:  

Когда ярость вызывают те, кто уже умер, ситуация осложняется… Трудно злиться на того, кто тебя бросил и кого уже нет в живых.

Кристина:  

Да, когда тебя оставляет мать, невозможно быть счастливой. Думаешь про себя: «Вот, моя мать – недостойная женщина», и что с этим делать?

читайте досье

Новая философия возраста

Работа над собой ФОТО Bruno Levy for Psychologies Magazine France 
Р. Н.:  

Вы смогли с ней объясниться?

Кристина: 

Да. Впервые мы встретилась, когда мне было 30 лет. И я поняла, что она так и не примирилась с тем, что оставила нас с сестрой. В 19 лет она вышла замуж за жестокого и ревнивого деспота, каким оказался мой отец. Он просто не выпускал ее из дома. Она была напугана и сбежала, чтобы спасти себя. Она хотела вернуться, но родители отца помешали ей. После ее смерти я узнала, что она все время с разными людьми говорила о нас. Я никогда не питала к ней зла, и мне кажется, ее жизнь была ужасной. Но я злилась на отца, который оказался слабым, безответственным человеком, не способным защитить нас. Но несмотря на это я заботилась о нем в конце его жизни, когда он болел… Я не могла поступить по-другому. Моя сестра испытывала ненависть, а я – нет. Я вообще не могу злиться долго на кого-то. Теперь все они умерли, и я знаю, что уже ничего не исправишь. Но когда они были живы, я надеялась, что получится примирить прошлое…

Р. Н.:  

Вы говорите так, как будто вы обязаны исправить прошлое… Мне кажется, что ваша идея начать психотерапию – это хорошая идея. Невроз сохраняет даже спустя время ваши идеалы, мечты, все самое лучшее в вас. В этом смысле психотерапия или психоанализ не окажет разрушительного воздействия. Но сеансы могут оказаться болезненными из-за воспоминаний. Так что вы можете закончить сейчас, или мы можем видеться трижды в неделю в течение десяти лет…

Кристина (с улыбкой):  

Почему бы и нет?

читайте такжеПочему они не читают? Почему они не мечтают?

Месяц спустя

Кристина: 

«Я решила пройти психотерапию. Эта мысль созрела во мне к концу первой консультации. Но пока я не решила, к кому идти. Во время встречи с психологом я впервые осознала: стремление всем помогать – это, похоже, моя участь, и, возможно, во мне скрыто много агрессии. И над этим нужно работать, чтобы двигаться вперед».

Роберт Нойбургер:  

«Иногда говорят, что психоанализ нужен людям относительно молодым, а если проблемы остались в зрелом возрасте, значит, это невроз. В данном случае под неврозом я имею в виду не болезнь и отношусь к нему как к произведению искусства: люди с неврозами являются избранными. Именно невротики ставят вопросы перед собой и обществом. Они наделены умом и необыкновенной восприимчивостью. Кристина – пример редкого человеческого великодушия, и за исключением отношений с мужчинами она добилась большого профессионального успеха, хотя обстоятельства этому не благоприятствовали. Эмоциональная расплата за такую сублимацию может оказаться высокой и вызвать страдания, которые нуждаются в толковании. Думаю, психотерапия – лучший путь для Кристины».

В целях конфиденциальности мы изменили имена и некоторые личные данные. Запись разговора публикуется с сокращениями и с согласия Кристины.

Роберт Нойбургер (Robert Neuburger), психоаналитик, семейный психотерапевт, возглавляет европейскую ассоциацию «Центр исследования семьи» (CEFA).

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


,sdftn www.kuhnishkaf.ru
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье