текст: Подготовила Елена Ратнер 

«Меня пугает мой страх»

Каждый месяц один из читателей Psychologies получает возможность встретиться с психотерапевтом Александром Бадхеном. Их беседа записывается на диктофон: расшифровка дает возможность понять, что на самом деле происходит в кабинете психотерапевта. В этом месяце на консультацию пришла Ольга.
Меня пугает мой страх

Ольга, 24 года, врач-дефектолог

Александр Бадхен:  Что побудило вас принять предложение Psychologies и согласиться на встречу?
Ольга:  Я очень боюсь крыс. Очень. Я выросла на юге, у нас там крыс нет вообще. А переехав в Москву, я их постоянно вижу: то около магазина, то по дороге на работу, то рядом с домом. У меня есть ощущение, что они преследуют меня. Прочитав на сайте журнала информацию, я поняла, что мне необходимо обратиться к специалисту.
А. Б.:  А что значит, вы боитесь крыс? Чего именно вы боитесь?
Ольга:  Не знаю… Понимаете, вот она пробегает, у меня мурашки по коже, я обязательно закричу, отпрыгну, могу даже заплакать. Когда я иду по улице, стараюсь не смотреть по сторонам, чтобы даже боковым зрением их не замечать. Но все равно регулярно вижу. Мне крысы сниться стали: вот, например, во сне я глажу кошку, а потом смотрю – это крыса.
alt
А. Б.:  Что-то, казалось бы, совсем безопасное, во сне превращается в то, что вас пугает.
Ольга:  Да. Но я ведь взрослый человек и понимаю, что она ничего не может мне сделать. Но с собой справиться не могу. И этот страх надолго внутри меня остается, хотя я и стараюсь его подавлять.
А. Б.:  Можно ли сказать, что сейчас в вашей жизни есть много страха?
Ольга:  Да. Я работаю недалеко от дома и знаю все места, где могу увидеть крыс. Я обхожу их стороной, каждый раз продумывая дорогу. Я и в подъезд одна не захожу. Жду, пока кто-нибудь первым зайдет, а я за ним. Выхожу точно так же. До такой степени мне страшно.
А. Б.:  Вы как-то стараетесь себя оберегать, ищете безопасные маршруты, чтобы избежать неприятных моментов?
Ольга:  Да, это так.
alt
А. Б.:  Вы можете рассказать о себе?
Ольга:  Мне 24 года. Уже год я живу в Москве, а до этого училась на педагога-дефектолога, на юге. Так получилось, что мне предложили здесь работу. Я написала проект о работе с детьми, имеющими задержки в развитии, и выиграла региональный конкурс. Меня пригласили на работу в Москву и даже обещали принять в институт: я хотела получить еще одно высшее образование. Но случился кризис, и с учебой пока не получилось. Зато устроилась личная жизнь: я вышла замуж и сейчас жду ребенка.
А. Б.:  Вы встретили мужа в Москве?
Ольга:  Да.
А. Б.:  Казалось бы, неудача – вы не смогли продолжить учебу, но в то же время у вас интересная работа и вы встретили человека, который стал вам близок, ждете ребенка. А когда появился страх, о котором вы говорите?
Ольга:  Через четыре месяца после переезда. Я тогда первый раз крысу увидела. Мы вечером гуляли с мужем. Вижу – кто-то бежит. И не поверила своим глазам: мне показалось, зверь величиной с кошку. Я тогда очень испугалась, закричала, расплакалась. Но осознала, что это действительно для меня стало проблемой, только месяца два назад. Я сама себе призналась: что-то не так. По телевизору шла передача «В мире животных», в ней как раз про мир крыс рассказывали. Я старалась заставить себя смотреть на экран, но не смогла, у меня возник панический страх, такой же появляется и теперь каждый раз, когда я их вижу на улице.

«КОГДА МЫ ПОЗНАКОМИЛИСЬ С МУЖЕМ, Я НАЧАЛА ЖИТЬ НЕ ТОЛЬКО РАБОТОЙ. ДЛЯ МЕНЯ ЭТО ЧТО-ТО СОВСЕМ НОВОЕ И НЕОБЫЧНОЕ».

А. Б.:  А чего именно вы опасаетесь, когда видите крысу?
Ольга (после паузы):  Меня пугает моя реакция: я совершенно не могу себя контролировать. И еще я людей пугаю: спокойно иду и вдруг начинаю визжать, подпрыгиваю.
А. Б.:  Вам становится неловко?
Ольга:  Да. Мне потом очень стыдно. И неприятно, ведь новый день опять начнется с того, что мне придется прилагать усилия, для того чтобы просто выйти из подъезда…
А. Б.:  Получается, что крысы стали контролировать вашу жизнь.
Ольга:  Да. Но я начала это понимать только два месяца назад.
А. Б.:  Что произошло два месяца назад?
Ольга:  Я впервые увидела их возле своего подъезда. А думала, что наш дом – это безопасное место.
А. Б.:  И теперь этот страх, боязнь их вновь увидеть, сосредоточен вокруг вашего дома.
Ольга:  Да, крысы словно патрулируют границы моего дома. Возможно, если бы мне нужно было ездить на метро или автобусе, я бы не так часто их видела. А так получается, что они меня преследуют.
А. Б.:  Как вы это сами объясняете?
Ольга (неуверенно):  Может быть, я в детстве чего-то испугалась? Я боялась собак, когда они собирались в стаю. До 18 лет я жилас родителями в деревне, и там в каждом дворе были собаки. Родители провожали меня в школу.
А. Б.:  Рядом с ними вы чувствовали себя в безопасности?
Ольга:  Да. Я, конечно, знала, что собаки могут укусить. Но такой паники, как сейчас, никогда не было.
alt
А. Б.:  Скорее это был не страх, а ваши фантазии, вы представляли, что такое может случиться.
Ольга:  Правда, собаки никогда меня не обижали. А поступив в университет, я уехала из дома, и страх прошел.
А. Б.:  Я хочу заметить один момент. Вы, конечно, можете сказать, что так поступают многие люди, и все же: требуется большая смелость, для того чтобы уехать из родительского дома, уехать очень далеко и начать совсем новую, самостоятельную жизнь. Для этого требуются смелость и решительность. И вы это сделали. И я хочу вас спросить: вы переехали в Москву, насколько уверенно и стабильно вы здесь себя чувствуете? Если оставить на минуту крыс в покое?
Ольга:  У меня такая же любимая работа, но появилась своя семья…
А. Б.:  Что это событие привнесло в вашу жизнь?
Ольга:  Новые заботы... Раньше у меня была только учеба. Я очень целеустремленный человек. Например, решила красный диплом получить – и получила... Начала работать – и быстро стала продвигаться. А здесь, когда мы познакомились с мужем, я начала жить не только работой. Для меня это что-то совсем новое и необычное.
А. Б.:  И что это добавило или убавило в жизни?
Ольга:  Добавило, наверное, радости, праздности. Я начала понимать, что кроме работы есть что-то еще. Я всегда считала, что буду делать карьеру, писать проекты, реализовывать их, работать с детьми, которых очень люблю, и что семья мне особо не нужна. И вдруг я поняла, что работа – это не самое важное. Но одновременно я очень переживаю, что все в работе остановилось, что я гуляю по вечерам, а не сижу над проектом, не читаю книги.
А. Б.:  То есть гулять по вечерам, вместо того чтобы читать или работать над проектом, – это что-то новое и необычное?
Ольга:  Да. Я начала раньше уходить с работы. Прогуливала в каком-то смысле: днем уходила по рабочим делам, быстро все делала и вместо того, чтобы вернуться, шла с мужем гулять.
А. Б.:  А как вы сами к этому относились?
Ольга:  Я и сейчас ругаю себя. Постоянно присутствует мысль: я теперь живу с любимым человеком, в таком прекрасном городе, но моя работа остановилась. Мои разработки, мои планы…
А. Б.:  То есть перемены вам даются непросто? Что-то внутри вас не соглашается с ними.
Ольга:  Да. А теперь еще и моя беременность...
А. Б.:  Есть любимый человек, вы ждете ребенка… Но в то же время остается вопрос: как же мои проекты, мои планы? Я обратил внимание, что ваши страхи, связанные с крысами, появляются, когда вы гуляете.
Ольга:  Да.
А. Б.:  Вы сказали, что гуляете по вечерам с мужем, вместо того чтобы заниматься любимой работой. Могут ли ваши страхи быть с этим связаны?
Ольга:  Я об этом не думала. Моя профессиональная жизнь очень быстро развивалась: проекты, благотворительные акции… Я как-то сразу профессионально нашла себя, начала делать карьеру, хотя еще училась в институте…
А. Б.:  Я хочу задать вам вопрос. А как вы узнаете, что больше не боитесь крыс?
Ольга:  Наверное, увидев их…
А. Б.:  Вы сейчас посмотрели на пол.
Ольга:  Да, а вдруг выбежит... Если бы она там сидела в клетке, а я бы спокойно на нее посмотрела, вот тогда я поняла бы, что больше не боюсь.
А. Б.:  Вы продолжаете все время смотреть туда. Что вы представляете, расскажите, пожалуйста.
Ольга:  Клетка как у попугая. И там она сидит, такая большая и черная. А клетка почему-то маленькая. Крысе неудобно, ее зажали.
А. Б.:  Что с вами происходит, когда вы это мне рассказываете?
Ольга:  Я понимаю, что всего этого нет.
А. Б.:  Конечно, это ваше воображение.
Ольга:  Но все-таки я немного дрожу. Но я не закричала бы.
А. Б.:  Как вы себя чувствуете?
Ольга:  Я спокойна. Мне не страшно.
А. Б.:  Еще одно наблюдение, которым я хочу с вами поделиться. Очень часто наши опасения, казалось бы, направленные на какие-то внешние объекты, на самом деле связаны с контекстом нашей жизни и имеют психологический смысл. Они вращаются вокруг чего-то очень для нас значимого. И я подумал, что можно взглянуть на ваши страхи с этой точки зрения. Вы сказали, что в вашей жизни многое поменялось в связи с замужеством, беременностью. И нарушило ваши давно продуманные планы в отношении карьеры, проектов, которые были вам дороги и ценны. И у вас самой внутри себя нет однозначного отношения к этому. Вы и ругаете себя, и корите, как-то вам неспокойно. Что вы думаете делать дальше?
Ольга:  Буду как-то бороться со своим страхом.
А. Б.:  Вы сегодня сделали очень важный шаг: смотрели на воображаемую крысу и не закричали.
Ольга (улыбается):  Да, я ее так живо представила и не испугалась. Может, это не так уж и страшно? Может быть, не крысы виноваты, а есть что-то внутри меня. Этот страх как-то связан с тем, что мне приходится делать выбор между работой и семьей. (После паузы.) И это меня действительно пугает.
А. Б.:  Кажется, сейчас это одно из главных беспокойств в вашей жизни. В ней сейчас так много перемен, требующих внутренней работы, интеграции.

Через месяц

Ольга: Я не ожидала, что встреча с психотерапевтом мне так поможет. Мой страх почти прошел: крысы, которых я так боялась, будто превратились в обычных мышей. А главное, появилась уверенность, что дальше я справлюсь сама. Терапевт открыл мне, что все дело вовсе не в них. Он сказал то, что просто не приходило мне в голову: страх как-то может быть связан с изменениями, происходящими в моей жизни. И еще о том, что я должна без угрызений совести, спокойно их принять. Да, существует работа, связанные с ней планы, но существует в жизни и еще что-то. У меня теперь есть муж, скоро я стану мамой, и это не менее важно. Меня эти его слова словно зацепили, и я начала самостоятельно обдумывать свою проблему и продолжаю сейчас работать над собой: смотрю передачи, читаю. Я с удовольствием прошла бы еще несколько сеансов, но, к сожалению, у меня сейчас нет такой возможности.

Александр Бадхен: Жизнь Ольги стремительно меняется: новые события отвлекают ее от проектов, книг, она переживает, что «все в работе остановилось». И тогда возникает страх. Да еще в необычной форме – страх крыс. Но образы наших страхов зачастую метафоричны. Некоторые перемены в жизни бывает принять нелегко, даже если ты решительный и целеустремленный человек. Какая-то часть нашей души может быть не готова к ним, и тогда внутреннее противоречие заявляет о себе. В данном случае в форме страха. У нас была только одна встреча, и она, я надеюсь, дала Ольге возможность взглянуть на свою жизнь по-новому.

Источник фотографий: ДУСЯ СОБОЛЬ
P на эту тему
  •   

Psy like
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерСЕНТЯБРЬ 2017 №20137Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты