psyhologies.ru
тесты

«Я стыжусь своих родственников»

Каждый месяц один из читателей журнала Psychologies получает возможность пройти консультацию с психотерапевтом. Беседа записывается на диктофон: это дает возможность понять, что на самом деле происходит в кабинете психотерапевта. В этот раз на прием к Роберту Нойбургеру пришла Ева.
alt

Ева, 50 лет, помощник директора компании

«С самого раннего детства я чувствую стыд за своих близких, – рассказывает Ева. – Если я знаю, что могу встретить, например, кого-то из коллег, то стараюсь сделать так, чтобы они не увидели меня с родственниками».

Робер Нойбургер:  

Расскажите о своих родных, кто они, чем занимаются?

Ева:  

Мой первый муж очень красивый мужчина, но не очень умный – я этого очень стеснялась. Сейчас я замужем, с Денисом у нас много общего, но внешне он совсем не примечателен. И когда мои знакомые встречают меня вместе с ним, я чувствую себя очень неловко.

Р. Н.:  

Живы ли ваши родители? Есть ли у вас братья или сестры?

Ева:  

Родителей не стало десять лет назад. Нас четверо сестер, я младшая. И мы хорошо друг с другом ладим.

Р. Н.:  

Вы помните, как впервые почувствовали стыд?

Ева:  

Да, это было в детстве. Я никогда не приглашала друзей домой, потому что стыдилась отца. Он был алкоголик. Но почему сейчас, когда прошло столько лет и отца нет в живых, я испытываю стыд за других родственников? Я просто не понимаю.

Р. Н.:  

А кроме отца был ли в вашей семье кто-то, кого вы сейчас стыдитесь так же сильно?

Ева:  

Одна из моих сестер одевается настолько вычурно и эксцентрично, что мне стыдно появляться с ней на улице, хотя я люблю ее. (После паузы.) Еще я стыдилась своей дочери: в детстве она казалась мне слишком неуклюжей и чересчур застенчивой. Хотя сейчас, когда ей уже двадцать и она уехала учиться, я ею восхищаюсь.

Р. Н.:  

То есть сейчас вы стесняетесь вашей сестры и мужа?

Ева:  

Не только. Я бы предпочла не появляться на улице ни с кем из своей семьи.

Р. Н.:  

Ни с кем?

Ева:  

Да, рядом с родственниками я всегда чувствую себя очень неуютно.

Р. Н.:  

Ваши сестры, их мужья, дети, ваш муж – вам неловко рядом с любым из них? Можно сказать, что вы стесняетесь всего личного? Всего, что касается вашей семейной и супружеской жизни?

Ева:  

Да, наверное, так. Я живу в маленьком городе, работаю в самой крупной компании, все меня знают. Стыдливость ограничивает мою жизнь: я не хожу с мужем за продуктами, в кино, мы не ходим с близкими в ресторан…

Р. Н.:  

Вы избегаете таких встреч, но что происходило, когда они все-таки случались?

Ева: 

У меня мгновенно потели руки, начинало колотиться сердце, и я …сбегала. Я очень злюсь на себя за это. Мужа ценят на работе, и наши друзья его любят. И никто не ждет от меня, что у меня должен быть какой-то особенный мужчина.

Р. Н.:  

Ваш муж знает о том, что вы стыдитесь его?

Ева:  

Нет, я никому никогда не рассказывала об этом. Денис часто предлагает меня забрать с работы или подвести на какое-то мероприятие, а я нахожу миллион причин, почему этого делать не стоит. Он, наверное, чувствует что-то, но не спрашивает меня ни о чем.

alt
Р. Н.:  

Вы ладите с его коллегами?

Ева:  

Да, все отлично. Мы вместе с ним ходим к ним в гости, встречаемся в выходные. Это происходит постоянно.

Р. Н.:  

Потому что это не ваше окружение?

Ева:  

Именно.

Р. Н.:  

То есть у вас нормальная жизнь – вы встречаетесь с друзьями, ходите куда-то, вместе путешествуете.

Ева:  

И мне всегда так хорошо, когда мы выезжаем за пределы нашего городка!

Р. Н.:  

Стеснялись ли вы мужа перед вашей матерью или сестрами?

Ева (После долгой паузы, озадаченно): 

Нет. А ведь в нашей семье обращают особенное внимание на внешность. Я всегда знала, что девушка должна встречаться только с красивыми мужчинами. Мой первый муж был красавец, и его любили все мои родственники. А когда я знакомила их с Денисом, то переживала, что он не понравится, но…

Р. Н.:  

Вы не стыдились его, а боялись того, как его оценят родные? Расскажите подробнее об отношении к внешности людей в вашей семье. Оно очень необычно…

Ева:  

Для моих сестер важна только внешность. Мужчина должен быть красивым. Дети должны быть красивыми. Они сами красивые женщины, да и наша мама была красавицей.

Р. Н.:  

Я думаю, что ваше чувство стыда может быть как-то связано с тем, что вы не хотите, чтобы другие люди видели, насколько вы близки с сестрами и с мужем….

Ева:  

С мужем… Да, это так. А с сестрами?

Р. Н.:  

То же самое. В глубине души вы как будто стесняетесь быть частью этой семьи, и своей пары тоже. Как будто в близости есть что-то постыдное.

Ева:  

Это так. У меня на работе нет семейных фотографий, и я не выношу личных вопросов. Не люблю рассказывать о своей семье.

Р. Н.:  

Насколько свободно вы чувствуете себе в сексе?

Ева:  

Вполне свободно.

Р. Н.:  

То есть у вас не было травматичных ситуаций, связанных с вашим отцом или с кем-то другим?

Ева:  

Нет, никогда.

alt
Р. Н.:  

Мне кажется, что ваше чувство стыда вызвано с вашей семейной историей. Не с интимными отношениями, как я мог бы предположить в другом случае. Я думаю, что причины ваших переживаний связаны с какой-то давней семейной историей, с вашими дедушками и бабушками… Что вы знаете о них?

Ева:  

Немного. Мамины родители жили в маленьком городке неподалеку от того, в котором сейчас живу я. Дедушка работал далеко от дома и семьей не занимался. Бабушка вкалывала, чтобы вырастить детей. О папиных родителях я вообще ничего не знаю.

Р. Н.:  

Любопытно, что вы так мало знаете.

Ева:  

Я даже не знаю, где они похоронены. Я на самом деле проводила очень мало времени со своими родственниками.

Р. Н.:  

Даже если и так, есть какие-то истории, предметы и вещи, которые передаются из поколения в поколение…

Ева:  

Мы с сестрами пытались начать какие-то генеалогические исследования. Но никто из родни ни о чем не знает.

Р. Н.:  

И старшие тоже? Тут, возможно, скрыта история, которая затронула несколько поколений. Думаю, что это очень вероятно. Мне кажется, вам нужно копнуть поглубже. Всегда есть люди, которым есть что рассказать. Нужно просто поискать. Наверняка еще жив кто-то из окружения ваших бабушек и дедушек, кто их знал и кто помнит что-то.

Ева:  

Вы имеете в виду какую-то драму?

Р. Н.:  

Я бы сказал, скорее ситуацию стыда. Что могло спровоцировать его в вашей семье? Откуда эта требовательность к внешности? Возможно, за этим кроется не слишком приглядная история. Такой культ красоты в семье встречается крайне редко, и он может компенсировать что-то пережитое семьей в далеком прошлом. Я работаю с семьями, но о таком слышу в первый раз.

Ева:  

Вы знаете, в нашей семье можно быть глупым, но нельзя быть некрасивым. И наоборот, если ты красавец, то все в порядке.

Р. Н.:  

Да, красота скрывает что-то важное. Может быть, что-то произошло во время войны? Может, глубже копать и не придется. Во время войны некоторые ведут себя не так, как в мирное время. Связано ли ваше переживание с тем временем? Ваши сестры тоже носят в себе этот стыд, но в иной форме.

Ева:  

Меня успокаивает, что мне хотя бы не надо идти к психиатру!

Р. Н.:  

Это было бы бесполезно для вас: не узнав свою историю, трудно двигаться вперед.

Ева:  

Да, когда я пытаюсь понять себя, я словно упираюсь в глухую стену.

Р. Н.:  

Отличное сравнение. Так что вперед, будьте первопроходцем в вашей семье!

alt

В целях конфиденциальности мы изменили имена и некоторые личные данные. Запись разговора публикуется с сокращениями и с согласия Евы.

Через месяц

Ева:  

«Совет, данный мне психотерапевтом, предполагает титанический труд. К кому обратиться? Как начать действовать, чтобы никто из моей семьи не знал? В этой гипотезе, конечно, есть рациональное зерно. Но я решила сначала проконсультироваться у психолога, который занимается семейной историей, трансгенерационными связями. И потом, я забыла задать один вопрос, который меня мучает, – почему я не стыжусь себя саму?»

Роберт Нойбургер:  

«Стыд за своих близких» – этот симптом сам по себе ничего не означает. Различные проблемы могут проявляться одинаковым образом. Поэтому психотерапевт каждый раз задает вопросы, делает предположения. Я предположил проблему сексуального характера. Затем возникло более правдоподобное предположение – возможно, в истории этой семьи есть какой-то секрет. Он и породил этот миф о том, что форма важнее содержания. Еве предстоит разобраться в том, что означает этот культ красоты? Что за ним кроется?»

Роберт Нойбургер (Robert Neuburger), семейный психотерапевт. Он возглавляет европейскую Ассоциацию «Центр исследования семьи» (CEFA).

читайте такжеСемья в большом городе
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


значит проблема в тебе они же себя не стыдяться живя в шкуре которй стыдишся ты глупость не порок
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье