текст: Подготовила Елена Ратнер 

«Я виню себя за свою любовь»

У меня не складываются отношения с мужчинами. Мне всегда было сложно с ними общаться. Видимо, потому, что я не понимаю их психологию и не знаю, как себя с ними держать. Хотя я была замужем и мы с мужем, в общем, счастливо прожили двадцать лет. Но наша встреча все же была случайной: все сложилось как-то само собой. Теперь прошло уже девять лет с тех пор, как муж умер, и я не могу устроить свою личную жизнь.
alt

Каждый месяц один из читателей Psychologies получает возможность пройти консультацию с психотерапевтом Александром Бадхеном. Беседа записывается на диктофон: это дает возможность понять, что на самом деле происходит в кабинете психотерапевта. В этот раз на прием пришла Людмила.

Людмила, 53 года, бухгалтер

«У меня не складываются отношения с мужчинами. Мне всегда было сложно с ними общаться. Видимо, потому, что я не понимаю их психологию и не знаю, как себя с ними держать. Хотя я была замужем, и мы с мужем в общем счастливо прожили двадцать лет. Но наша встреча все же была случайной: все сложилось как-то само собой. Теперь прошло уже девять лет с тех пор, как муж умер, и я не могу устроить свою личную жизнь. Хотя мне очень этого хочется. Сейчас даже есть человек, которого я люблю, но выстроить отношения с ним не могу. И я хотела бы разобраться в себе».

Александр Бадхен:  

Вы сказали, что есть мужчина, с которым вам не удается построить отношения. Что же этому препятствует?

Людмила:  

Этот мужчина – священник, и он женат. Я ведь человек верующий. Бывают моменты, когда мое чувство к нему затухает, а потом опять происходит всплеск. Я понимаю: с ним у меня ничего не может быть, но, вероятно, поэтому я и не могу смотреть на других мужчин так, как нужно смотреть, не могу привлечь их.

А. Б.:  

Вы имеете в виду, что другому мужчине трудно появиться в сердце, которое занято.

Людмила:  

Да, но я очень этого хотела бы, потому что мучаюсь уже девять лет. Со смерти мужа...

А. Б.:  

Правильно ли я понимаю, что отношения со священником продолжаются только на духовном уровне?

«Я НЕ ЧУВСТВУЮ МУЖЧИН, НЕ ПОНИМАЮ, КАК ИХ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ, КАК ИМ ПОНРАВИТЬСЯ...»

Людмила:  

Да.

А. Б.:  

Похоже, в этих отношениях для вас есть что-то очень ценное.

Людмила:  

Конечно. В них есть и боль, и радость. И, наверное, благодаря им мой взгляд на жизнь становится иным, я вижу ее в хорошем свете, стараюсь быть более спокойной, терпимой.

А. Б.:  

Этот человек и сам приобщен к сфере, которая имеет для вас большую ценность.

Людмила:  

Да. Вот проблема!

А. Б.:  

С одной стороны, это проблема, поскольку ваше чувство к нему, отношения с ним вас не отпускают, не дают внутренней свободы. Но с другой стороны, они наполняют вашу жизнь чем-то особенно ценным.

Людмила:  

Да. Cейчас я уже хочу относиться к нему просто как к хорошему человеку, как к другу. Но на сердце все время скребет, потому что я чувствую к нему нечто большее. А вот если бы появился кто-то другой, может, сердце отпустило бы. Но другой не появляется, потому что я не умею общаться с мужчинами.

АЛЕКСАНДР БАДХЕН – психотерапевт, один из основателей Института психотерапии и консультирования «Гармония» (Санкт-Петербург). Соавтор книги «Мастерство психологического консультирования» (Речь, 2006). В интересах конфиденциальности имя и некоторые личные данные были изменены.АЛЕКСАНДР БАДХЕН – психотерапевт, один из основателей Института психотерапии и консультирования «Гармония» (Санкт-Петербург). Соавтор книги «Мастерство психологического консультирования» (Речь, 2006). В интересах конфиденциальности имя и некоторые личные данные были изменены.
А. Б.:  

А откуда вы знаете, что не умеете общаться с мужчинами?

Людмила:  

Я не чувствую их, не знаю, как заинтересовать их, как понравиться. Может быть, мне не хватает женственности... А привлечь внимание к себе очень хочется, чтобы наконец освободиться от своей безнадежной любви.

А. Б.:  

По-моему, это очень понятная проблема – когда не можешь освободиться от отношений, даже если видишь, что они не имеют перспективы. Вы знаете, может быть, это покажется странным, но я сейчас подумал о том, что эти отношения в чем-то безопасные.

Людмила:  

В каком смысле?

А. Б.:  

С одной стороны, они наполнены переживаниями, а с другой – не ведут никуда. Они в том смысле безопасны, что бесперспективны и поэтому не дают развиться всем неизбежным для близких отношений рискам.

Людмила:  

Да, наверное, вы правы. И я сейчас просто теряю время. В 53 года я могла бы еще создать семью, могла бы быть рядом с любимым человеком. Но на меня никто не обращает внимания, потому что, как вы правильно сказали, мое сердце занято другим.

А. Б.:  

Вы знаете, это звучит очень абстрактно: «создать семью». Потому что непонятно, с кем вы могли бы ее создать. Ведь, если я правильно понимаю, сейчас нет мужчин, с которыми вы хотели бы создать семью?

Людмила:  

Их нет.

А. Б.:  

Поэтому я не очень понимаю, что вы имеете в виду, когда повторяете, что ваши чувства к этому мужчине мешают вам создать семью. Мне кажется, наоборот, они многое вам дают. И стоит понять, что именно, если вы так держитесь за эти отношения.

Людмила:  

Может быть, это крест, данный Богом, за какие-то мои проступки или черты характера.

А. Б.:  

То есть вы воспринимаете эти отношения как наказание?

Людмила:  

(Молчит.)

А. Б.:  

Вы задумались.

Людмила:  

Да, я задумалась. Я ведь хотела сначала разбить его семью. Он был дан мне, может быть, для других целей. Я должна была идти за ним, чтобы стать лучше, укрепить веру, а я вместо этого влюбилась в этого человека и готова была на все, только бы оторвать его от семьи. В общем, думаю, это плата за мой грех.

А. Б.:  

Вы имеете в виду, что вам его дали как священника, а вы захотели получить его как мужчину?

Людмила:  

Да, именно так. Я все исказила, испортила.

А. Б.:  

Я не религиозный человек, и в этом контексте мне сложно сказать, что вы испортили. Но мне кажется, что вы как-то стали иначе выглядеть в собственных глазах, ваше отношение к себе изменилось: вы себя укоряете, вините.

Людмила:  

Безусловно, виню. Но в глубине души продолжает гореть огонек любви к нему. А чтобы его заглушить, нужна новая любовь.

alt
А. Б.: 

Людмила, я повторюсь, что я человек не религиозный, поэтому извините меня, если я задам вопрос, который вам может показаться нелепым. Если в душе у человека есть любовный огонь, это как-то нехорошо?

Людмила: 

По отношению к священнику – да. Мы должны на них смотреть другими глазами, с другими чувствами.

А. Б.: 

И поэтому вы ищете другого мужчину, на которого могли бы перенести свою любовь.

Людмила: 

Да. Но у меня всегда так было – если я влюбляюсь, то это чувство всю меня заполняет.

А. Б.: 

Вы с мужем прожили двадцать лет. А как вы познакомились?

Людмила: 

У меня была опять же неудачная влюбленность, меня тот человек бросил. Я сидела в сквере и плакала. И подошел ко мне мужчина, сел рядом на скамейку и стал меня успокаивать. Так наше знакомство и началось. Мне было 22, ему 45.

А. Б.: 

То есть он вас тогда утешил.

Людмила: 

Да. Он сам овдовел за несколько лет до нашего знакомства. Но моя любовь к мужу быстро прошла. Осталось просто уважение. А после его смерти я уже девять лет люблю этого человека.

А. Б.: 

Это длится девять лет и ничем не разрешается.

Людмила: 

Да. Поэтому мне и нужна новая любовь. Если бы в меня влюбился мужчина, оказался бы порядочным, сумел бы заинтересовать меня... Бывает же так в жизни? И я бы переключилась. Ведь не сошелся же свет клином на священнике.

А. Б.: 

То есть вы хотите, чтобы все повторилось, как прежде. Вы ждете, что к вам на скамеечку подсядет мужчина, который будет благородным, сильным, влюбится в вас и уведет вас с собой.

Станьте следующим участником «Первого сеанса»! Вы можете отправить ваш рассказ и вопросы в редакцию по электронной почте info@psychologies.ru

Людмила: 

Да. Но не сядет уже. Мне 53 года.

А. Б.: 

Как вы принимаете свой возраст, те возможности, которые он дает, те ограничения, которые он вносит?

Людмила: 

Я очень боюсь старости. Чувствую себя молодой, но каждый день подмечаю в зеркале, что внешне я уже не та.

А. Б.: 

Хочется быть молодой. И в то же самое время вы чувствуете, что стареете. Вы видите в зеркале, как меняется ваша внешность, с грустью воспринимаете другие ограничения, связанные с возрастом.

Людмила: 

Да.

А. Б.: 

Но вы стараетесь держать себя в форме, вы занимаетесь собой.

Людмила: 

Да, конечно. Но вот это самокопание…

alt
А. Б.:  

Что вы называете самокопанием?

Людмила:  

Я все время сомневаюсь в себе, боюсь совершить ошибку, поступить неправильно. И меня мучают угрызения совести.

А. Б.:  

Я правильно понимаю, что вы чувствуете тревогу и неуверенность в себе?

Людмила:  

Да, это так.

А. Б.:  

Как будто вы боитесь ошибиться, что-то неверно сделать.

Людмила:  

Я очень боюсь, что обо мне будут плохо думать, что от меня отвернутся, что я не понравлюсь…

А. Б.:  

«Не понравлюсь», «обо мне будут плохо думать». Еще какие опасения?

Людмила:  

(После паузы.) Все, пожалуй.

А. Б.:  

Вот и все. То есть, по сути, у вас есть два опасения: что вы не понравитесь и что о вас могут плохо подумать. А знаете, на что я обратил внимание? Эти два вопроса на самом деле вас так тревожат потому, что у вас к самой себе есть именно эти две претензии. Первая претензия – что вы стареете, и вторая – что ваши чувства к священнику неправильные и заслуживают порицания. То есть вы не нравитесь сами себе и сами плохо о себе думаете.

Людмила:  

Я хочу понравиться и не нравлюсь, хочу, чтобы обо мне хорошо думали, но боюсь, что обо мне будут думать плохо…

А. Б.:  

Да, но прежде всего вы не нравитесь самой себе и вы плохо сами о себе думаете. Вот что я имею в виду.

Людмила:  

Но это очень плохо! Человек должен себя любить.

А. Б.:  

Людмила, что вам нужно сделать, чтобы изменить отношение к себе, принять себя? Чтобы принять свой возраст, принять то, что у вас могут быть разные чувства, желания, фантазии.

Людмила:  

Я знаю, что нужно. Чтобы мужчина влюбился в меня. Тогда я, как и любая женщина, расцвету и начну сама себя любить, нравиться себе и, соответственно, нравиться всем.

А. Б.:  

Я хочу вам рассказать о том, что я сейчас заметил. Вы считаете, что вам необходим кто-то извне. Вы говорите: если будет мужчина, то тогда я, конечно же, изменюсь. Тогда я расцвету, стану прекраснее и добрее. А мне кажется, что сначала вам имеет смысл изменить отношение к себе, принять себя, и, может быть, тогда появится кто-то, кто почувствует, что вы себя цените, что вы себя принимаете.

Людмила:  

Я поняла вас. Это правильно, наверное. Нужно увидеть в себе какую-то изюминку, зауважать себя за что-то. И стать увереннее в себе. И тогда окружающие тоже обратят внимание, тоже меня зауважают. Так?

А. Б.:  

Так.

Людмила:  

Ну, я все это знаю. Теорию я всю знаю. А на практике…

А. Б.:  

Теперь остается применить ее на практике. С чего начнем?

Людмила:  

Посмотреться в зеркало и сказать: «Я самая красивая и привлекательная». Как в кино.

А. Б.:  

Но так сказать – значит обмануть себя. Принять себя – это не значит обмануть, это значит увидеть себя такой, какая вы есть, со всеми достоинствами и недостатками, слабостями и сильными сторонами. Мне кажется, что вы путаете «принять себя» и «ввести себя в заблуждение».

Людмила:  

Я поняла вас. Я подумаю об этом. Мне кажется, что это очень важная мысль.

Через месяц

Людмила: «Меня поразила мысль психотерапевта о том, что, приняв свой возраст, те ограничения, которые он накладывает, можно вновь начать себя ценить и уважать. Эта идея дает мне некоторую надежду на будущее. Но, с другой стороны, во время этой единственной встречи я не смогла найти ответа на свой главный вопрос: как избавиться от моей безнадежной любви, от отношений с человеком, у которых нет перспектив, которые ведут мою жизнь в тупик. Я все так же эмоционально включена в эти отношения и не могу ни о чем другом думать. Именно поэтому я решила пройти курс психотерапии. Ведь кажется, что я многое понимаю, но это никак не меняет мои чувства».

Александр Бадхен: «То, что Людмила ищет поддержку в других людях, делает ее зависимой от отношений. Она ждет, что разрешение ее жизненных проблем придет откуда-то извне. «Если бы в меня влюбился мужчина, оказался бы порядочным, сумел бы заинтересовать меня… я бы переключилась». Так уже было в ее жизни, когда на скамейку, где она оплакивала свою неудачную влюбленность, подсел с утешениями мужчина. Он был старше ее, и он стал ее мужем. Любовь быстро прошла, остались уважение и терпение. После его смерти это место занял другой зрелый наставник. Мне представляется, что основная задача, которая может потребовать от Людмилы большой внутренней работы, состоит в том, чтобы повзрослеть. Я имею в виду не физический возраст, психологический – под зрелостью я понимаю способность находить опору в себе, а не в окружающих. Достижение этого потребует от Людмилы серьезной и длительной работы с психотерапевтом».

Источник фотографий: Борис Захаров
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерОКТЯБРЬ 2017 №20138Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты