текст: Подготовила Анастасия Аскоченская 

Душевное здоровье: как выйти из «пограничной зоны»?

Почти 40% европейцев страдают тем или иным нарушением мозговой деятельности. Пограничная зона между психической патологией и здоровьем достаточно велика - в нее входят панические атаки, фобии, депрессии... Мы встретились с экспертами, чтобы обсудить эти данные и получить экспертный анализ.
Душевное здоровье: как выйти из «пограничной зоны»?
  • Алла Холмогорова, доктор психологических наук, профессор МГППУ, председатель Общества когнитивных психотерапевтов и консультантов.
  • Елена Вроно, психотерапевт, заведующая лабораторией помогающей деятельности Института психолого-педагогических проблем детства РАО.

Тысячи европейцев из 27 стран ЕС приняли участие в уникальном исследовании нарушений в работе мозга и нервной системы. Социологов интересовал широкий спектр проблем: от головных болей до панических атак. Выяснилось, что 38,2% населения Европы страдают тем или иным нарушением мозговой деятельности*. Накануне Всемирного дня психического здоровья, который отмечается каждый год 10 октября, мы встретились с клиническим психологом Аллой Холмогоровой и психиатром Еленой Вроно, чтобы обсудить эти данные и услышать экспертный прогноз.

Psychologies:  

Цифра 38% впечатляет. А какие тенденции отмечаете вы в последние годы?

Елена Вроно:  

Пограничная «серая зона» между душевным здоровьем и болезнью достаточно велика, и в ней находятся расстройства, которые чрезвычайно снижают качество жизни. Немало женщин и мужчин страдают тревожными расстройствами, паническими атаками, социальными фобиями, депрессиями.

читайте такжеСправиться со своими фобиями
Алла Холмогорова:  

И все больше тех, кто обращается к врачу с самыми разными болями, которые на самом деле не связаны с поражением органов, а имеют психосоматическую природу. Так тело реагирует на душевные переживания, негативные эмоции или неосознаваемый внутренний конфликт. В России такие пациенты составляют 30% тех, кто приходит в поликлиники. Выявлять и лечить их стали более активно, в том числе используя психотерапевтические методы.

Есть ли нарушения, которые чаще встречаются у женщин или у мужчин?
А. Х.:  

Суицидальные попытки чаще совершают женщины, а погибают в результате них – мужчины. Мужская депрессия имеет специфику: мужчины реже, чем женщины, жалуются на настроение, упадок сил, часто страдание маскируется алкоголем.

Е. В.:  

Есть, например, расстройство – дипсомания: это запои, связанные с депрессией. Приходится признать, что столь эффективных «антидепрессантов», как алкоголь и кокаин, существует мало. А между потреблением крепкого алкоголя и смертностью населения (в том числе и количеством суицидов) есть прямая зависимость.

читайте такжеБудь здоров! 16 элементов психического и эмоционального здоровья от Нэнси Мак-Вильямс
Значит, депрессия – проблема номер один?
Е. В.:  

Нет, это не так. Ко мне сегодня обращаются 30-летние успешные профессионалы, которые не в состоянии даже пообедать с коллегами: взять при них вилку, поднести пищу ко рту. Так проявляется социофобия. Жизнь в мегаполисе с ее темпом и разобщенностью способствует повышению социальной тревожности.

Читайте также:

А. Х.:  

Изучая такую «социальную» тревожность, социальный психолог Филип Зимбардо (Philip Zimbardo) выяснил, что, например, многие студенты не решаются прибегать к помощи других людей, даже когда она им крайне необходима. Они боятся негативной оценки с их стороны. Исследования МГППУ показывают, что социофобией страдает 15–25% школьников. Это опасно в том числе и тем, что такие дети сильнее других чувствуют свое одиночество, чаще становятся жертвами школьного насилия.

Сегодня мы все чаще слышим о панических атаках. Есть ли средство с ними справиться?
Е. В.:  

Самый эффективный способ лечения этого пограничного расстройства – точно подобранная лекарственная схема плюс сотрудничество психолога с психиатром. Самое трудное – объяснить важность такого комплексного подхода: многие боятся таблеток и не доверяют психологам.

Да, ведь у нас все еще очень силен страх перед карательной психиатрией, принуждением, насилием в психиатрических больницах, куда попадали здоровыми, а выходили больными…

13,9% жителей Европы страдают тревожными расстройствами*. О психосоматических заболеваниях говорят 4% опрошенных. Панические атаки испытывали 1,8%. Фобии и депрессии одинаково распространены – по 6,9%. 5,7% европейцев мешает бессонница, и почти каждый третий (30,6%) жалуется на головную боль.

* Процент относительно населения ЕС –502,5 млн жителей на 1 января 2011 года.

А. Х.:  

Снять страх перед обращением за помощью к психиатру – важная задача. Помимо психоневрологических диспансеров, в России работают кабинеты неврозов при районных поликлиниках, куда люди с тревожными и депрессивными расстройствами обращаются гораздо охотнее. Сегодня главные тенденции развития службы психического здоровья во всем мире – расширение амбулаторной помощи людям с психическими расстройствами и ее соединение с общей медицинской сетью.

Е. В.:  

Но есть такие состояния, например острый психоз, которые все-таки требуют стационарного лечения. Это важно и для сохранения семьи: человек с психозом невыносим, а нередко и опасен для близких, поэтому именно они должны быть заинтересованы в том, чтобы поместить такого больного в стационар.

Что бы вы посоветовали тем, кому постоянная тревога реально мешает жить?
А. Х.:  

Тревога – базовая человеческая эмоция, и жить не тревожась вряд ли получится. Разве можем мы не реагировать на то, что происходит в наших семьях, на работе, в государстве? Главный буфер, который может защитить нашу душу в повседневных стрессах, – это наши близкие и друзья, их поддержка, то есть реальная социальная сеть каждого человека. Но если речь идет о тревожном или депрессивном расстройстве, необходима профессиональная помощь, и тогда нужно искать специалиста с хорошей подготовкой. Увы, на рынке психотерапевтических услуг много людей с низкой квалификацией**.

Е. В.:  

И стоит больше читать – ведь все, что происходит с нашей душой, много раз описано, особенно в русской литературе.

* Подробнее об этом исследовании см. в журнале European Neuropsychopharmacolоgy, 2011, vol. 21.

Антидепрессанты: пить или не пить?

Сегодня дискуссия вокруг психотропных препаратов разделила специалистов на два лагеря. «Есть те, кто видит причину депрессии в нарушениях химических процессов головного мозга, что предполагает медикаментозную коррекцию, и те, кто призывает ограничиться психотерапией», – поясняет клинический психолог Рональд Пайс (Ronald Pies). При этом механизмы воздействия терапии и таблеток различаются. Антидепрессанты действуют «снизу вверх», на нижние доли мозга, отвечающие за эмоции, а психотерапия – «сверху вниз», изменяя нервные реакции в верхних лобных долях*. «Я честно говорю пациентам, что антидепрессанты – это мост между «я чувствую себя плохо» и «я чувствую себя хорошо», – признается Рональд Пайс. – А перейти от одного берега к другому человек должен сам». Однако иногда пациенты с сильной депрессией так эмоционально истощены, что лишь после трех-четырех недель приема препаратов могут эффективно включиться в процесс психотерапии.

Сабина Сафарова

* J. Lacasse, J. Leo «Serotonin and depression». PLoS Med., 2005, vol. 2, № 12.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Совершенно согласна, что психотерапевты должны находиться в обычной поликлинике. И этот вид помощи должен быть доступен для любого, т.к. психотерапевтическая помощь в частных клиниках большинству людей просто не доступна. В последнее время столкнулась с двумя вещами, которые мне кажутся недопустимыми. 1) Невролог назначает антидепрессанты. Во-первых, в амбулаторных условиях сложно подбирать антидепрессанты даже психотерапевту и проверять, действуют ли они на человека. Во-вторых, я всегда считала, что это не специальность невролога (даже если он понимает, что у человека психосоматика). 2) ПНД или кабинеты при стационаре отказываются оказывать амбулаторную помощь и предлагают лечь в стационар. В наше время провести минимум месяц в стационаре мало кто может себе позволить. Если у человека нет возможности не работать столько времени, он рискует просто за это время потерять работу. Почему же такому человеку, находящемуся в пограничном состоянии, не могут оказать хоть минимальную но амбулаторную помощь? Совершенно согласна с точкой зрения в "Антидепрессанты: пить или не пить?": лучше всего комбинация лекарств и психотерапии. Когда мы ломаем ноги никому же не приходит в голову использовать конечность без гипса и костыля. Потом гипс снимаем и начинаем ходить без костылей. Антидепрессанты - "костыли", а психотерапия - реабилитационная физиотерапия.
Psy like1
новый номерДЕКАБРЬ 2017 №23140Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты