psyhologies.ru
тесты

Давиде Антоньяцца: «Ребенок имеет право на любые чувства»

Знания и оценки постепенно отходят на второй план в мировой системе образования. Главной задачей школы становится развитие эмоционального интеллекта детей, считает педагог Давиде Антоньяцца. О преимуществах социально-эмоционального обучения он рассказал в интервью Psychologies.
эмоции ФОТО Getty Images 

Современному человеку важнее умение налаживать связи, чем все знать, считает Давиде Антоньяцца (Davide Antognazza) – профессор Университета прикладных наук Швейцарии, сторонник школьных реформ. Психолог и педагог уверен, что мир нуждается в новом поколении эмоционально образованных людей, которые будут не только понимать сущность и влияние эмоций на нашу жизнь, но также смогут управлять собой и гармонично взаимодействовать с окружающими.

Psychologies: 

Что лежит в основе системы социально-эмоционального обучения (SEL), с рассказом о которой вы приехали в Москву?

Давиде Антоньяцца:  

Простая вещь: понимание того, что наш мозг работает как в рациональном (когнитивном), так и в эмоциональном ключе. Для процесса познания важны оба этих направления. И оба следует активно использовать в образовании. Пока же в школах акцент делается лишь на рациональном. Многие специалисты, и я в их числе, считают, что этот «перекос» необходимо исправить. Для этого и создаются образовательные программы, нацеленные на развитие у школьников эмоционального интеллекта (EI). Они уже действуют в Италии и Швейцарии, активно работают в этом направлении США, Великобритания, Израиль и многие другие страны. Это объективная необходимость: развитие эмоционального интеллекта помогает детям понимать других людей, управлять своими эмоциями, принимать более удачные решения. Не говоря уже о том, что в школах, где действуют SEL-программы, улучшается эмоциональная атмосфера и дети лучше общаются между собой – все это подтверждено результатами многих исследований.

Вы упомянули объективную необходимость. Но ведь объективность оценки – одна из главных проблем в изучении и измерении эмоционального интеллекта. Все основные тесты EI основаны либо на самооценке участников, либо на мнении неких экспертов, которые могут ошибаться. А школа строится именно на стремлении к объективной оценке знаний. Нет ли здесь противоречия?

Д. А.:  

Полагаю, что нет. Мы можем не сходиться в оценке переживаний героев классической литературы или того, какие эмоции испытывает человек на картинке (один из известных тестов для оценки уровня EI). Но на самом базовом уровне отличить переживание радости от переживания горя может даже маленький ребенок, здесь разночтения исключены. Однако важны даже не оценки, важно знакомство с эмоциями. Они присутствуют в жизни школьников каждый день, и наша задача – обратить на них внимание, научиться распознавать, а в идеале – и управлять ими. Но прежде всего – понять, что не бывает хороших и плохих эмоций.

«Многие дети боятся признаться в том, что они, например, сердятся или грустят»

Что вы имеете в виду?

Д. А.:  

Многие дети боятся признаться в том, что они, например, сердятся или грустят. Таковы издержки сегодняшнего воспитания, которое стремится сделать всех хорошими. И это правильно. Но нет ничего плохого в том, чтобы испытывать негативные эмоции. Допустим, дети играли на перемене в футбол. И их команда проиграла. Естественно, они приходят в класс в плохом настроении. Задача учителя – объяснить им, что их переживания абсолютно оправданны. Понимание этого позволит в дальнейшем понимать природу эмоций, управлять ими, нацеливая их энергию на достижение важных и нужных целей. Сначала в школе, а затем – и в жизни вообще.

Для этого и сам учитель должен хорошо понимать природу эмоций, важность их осознания и управления ими. А ведь учителей десятилетиями ориентировали прежде всего на показатели успеваемости.

Д. А.: 

Вы абсолютно правы. И педагогам в рамках программ SEL нужно учиться не меньше, чем ученикам. Мне приятно отметить, что практически все молодые учителя демонстрируют понимание важности развития эмоционального интеллекта детей и готовы учиться.

А как обстоят дела у педагогов со стажем?

Д. А.:  

Я вряд ли смогу назвать точный процент тех, кто поддерживает идеи SEL, и тех, кому сложно их принять. Есть и такие педагоги, которым трудно переориентироваться. Это нормально. Но я убежден, что будущее – за социально-эмоциональным обучением. И тем, кто окажется не готов его принять, придется, вероятно, подумать о смене работы. Так просто будет лучше для всех.

«Учителя с развитым эмоциональным интеллектом лучше справляются со стрессами и менее подвержены профессиональному выгоранию»

Кажется, вы предлагаете форменную революцию самой системы образования?

Д. А.:  

Я предпочел бы говорить об эволюции. Необходимость перемен назрела. Мы установили и осознали важность развития эмоционального интеллекта. Пришло время сделать следующий шаг: включить его развитие в образовательные процессы. Кстати, говоря о важности SEL для педагогов, нельзя не отметить, что учителя с развитым эмоциональным интеллектом лучше справляются со стрессами и менее подвержены профессиональному выгоранию.

Учитывают ли программы социально-эмоционального обучения роль родителей? Ведь если говорить об эмоциональном развитии детей, то первое место все же принадлежит не школе, а семье.

Д. А.:  

Разумеется. И программы SEL активно вовлекают родителей в свою орбиту. Педагоги рекомендуют родителям книги и видеоматериалы, которые способны помочь, а на родительских собраниях и в индивидуальных беседах уделяют много внимания именно вопросам эмоционального развития детей.

Этого достаточно?

Д. А.:  

Мне кажется, любые родители хотят видеть своих детей счастливыми и успешными, обратное – уже патология. И даже не зная базовых правил развития эмоционального интеллекта, руководствуясь одной только любовью, родители способны сделать очень многое. А рекомендации и материалы педагогов помогут тем, кто мало уделяет времени детям, например, из-за сильной занятости на работе. Привлечет их внимание к важности эмоций. К тому, что эмоции не следует делить на хорошие и плохие, их не нужно стыдиться. Конечно, мы не можем претендовать на то, то наши программы станут универсальным рецептом счастья для всех семей. Выбор в конечном счете всегда остается за людьми, в данном случае – за родителями. Но если они действительно заинтересованы в счастье и успехе своих детей, то выбор в пользу развития EI сегодня уже очевиден.

Редакция благодарит за организацию интервью созданный Международным центром КТК проект EIKIDS, официально представляющий в России Давиде Антоньяцца и его методики.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье