psyhologies.ru
тесты
текст: Наталия Ким,  Мария Щеглова 
PSYCHOLOGIES №30

Долгая дорога навстречу

Между нами и нашими родителями может оказаться немало препятствий: невысказанные упреки, противостояние, горечь обиды… Но мы способны их преодолеть, уверена психолог Екатерина Михайлова.

Нам хочется вернуться в детствоНередко наши обвинения вызваны тем, что мы продолжаем чувствовать себя детьми. Мы требуем от родителей внимания, считая их ответственными за свои неудачи.

Позволить себе упрекать ихНезалеченные душевные раны порождают печаль, фрустрацию, чувство унижения. Поняв, в чем именно мы упрекаем родителей, можно начать жить иначе.

Перестать идеализировать родителей, воспринимать их как обычных людей с их достоинствами и недостатками – это помогает нам взрослеть и лучше относиться к самим себе.

Екатерина Михайлова – психотерапевт, профессор МГППУ, автор более 70 научных и популярных публикаций, нескольких книг, ведущая авторской рубрики в нашем журнале.

Psychologies:  «Принять своих родителей» – что это означает?
Екатерина Михайлова:  В общих чертах, принять родителей – значит вникнуть в обстоятельства их жизни, особенности их воспитания и отношений между собой, детали работы, их успехи и неуспехи вне семейного круга – во все то, что составляет жизнь человека. Это не так просто: ведь для нас родители – в первую очередь мама и папа. Принять – значит повернуться к ним лицом, увидеть их в самых разных ролях, а не только в родительской. Только открыв в них личность с интересами, запросами, чаяниями, не связанными с нашей жизнью, мы сможем принять какие-то их черты, даже те, что нас не устраивают или сердят.
То есть принять – значит перестать хотеть, чтобы они были другими?
Е. М.: Абсолютно верно. Это значит принимать их такими, какие они есть. Отказ от идеального образа родителя – такого, которого мы бы хотели иметь, – позволяет нам примириться с его реальным образом. Но этот процесс не всегда связан с воссоединением: иногда бывает так, что человек может принять своих родителей, лишь если видится с ними крайне редко или после их смерти, то есть тогда, когда они уже никак не смогут ему больше «навредить».
Существует ли какой-то определенный период в жизни, когда мы более всего готовы изменить свое отношение к ним?
Е. М.:  Таких периодов может быть много, потому что на протяжении жизни не раз меняемся и мы, и наши родители. Это невозможно сделать лишь в раннем детстве: ребенку нет дела до тех сторон жизни мамы или папы, которые не имеют к нему прямого отношения, они ему просто неинтересны. Большинство из нас лояльнее начинают относиться к своим родителям после того, как сами сталкиваются с жизненными трудностями. И тогда может прийти понимание: «Вот что чувствовала мама, когда советовала мне это». Но так бывает не всегда. Нередко у взрослых детей по отношению к своим еще более взрослым родителям возникает чувство раздражения, когда те ведут хозяйство по-своему – едут, к примеру, на далекий оптовый рынок, чтобы купить килограмм яблок на три рубля дешевле, чем в магазине рядом. Дети видят в таком поведении упрек в том, что они недостаточно заботятся о родителях, и считают его несправедливым. «Для них главное, чтобы я почувствовал себя виноватым!» – нередко говорят они. Хотя, если вдуматься, такое поведение старших скорее всего просто привычка, продиктованная воспитанием и временем. Важно задать себе вопрос: почему я так сержусь? Потому ли, что мне жалко маму, которая мотается через весь город, или потому что чувствую, что действительно не уделяю ей достаточно внимания? Многие из нас упрекают родителей в том, что они не такие, какими мы хотели бы их видеть, и упорно пытаются их изменить, урезонить, пристыдить или «расквитаться» с ними. Но мы всегда требуем от своих родителей больше, чем они могут нам дать: больше любви, больше защиты, больше ума, больше оригинальности…
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье