psyhologies.ru
тесты
текст: Дарья Михеева,  Лиза Золотарева 

Когда матери «шутят»

Ирония, досада или неприязнь – порой «безобидные» слова матери способны нанести раны, которые ее дочь будет нести в себе долгие годы. Что это – дух соперничества, бестактность? Нет, объясняют эксперты, дело в самой природе материнской любви. И дочери нужно научиться преодолевать ее двойственный характер.
alt

«Mаме, похоже, очень нравится вспоминать, как ее разочаровало мое появление на свет, – рассказывает 34-летняя Марианна. – «Надо же, девочка – опять не повезло!» Ошибочно думать, что отношения между матерью и дочерью должны быть безоблачны только потому, что обе «слеплены из одного теста». Некоторые материнские слова ранят очень сильно. И шрамы от них остаются надолго. Порой эти фразы произносятся вскользь и даже с улыбкой, но дочь испытывает настоящую боль и смятение: что же хотела сказать этим мама?

«Не понимаю, о чем ты говоришь»

Когда по совету психотерапевта Марианна попыталась объяснить маме, что ее «юмор» доставляет ей страдания, та ответила с невинным видом: «Бедняжка, я бы тебя пожалела, но у меня совершенно нет времени! К тому же я не понимаю, о чем ты говоришь». Почему злые шутки матерей обладают такой силой? «Дочь слышит их с раннего детства, когда ребенок идеализирует мать, считает ее всемогущей, – объясняет юнгианский аналитик Анна Скавитина. – И не протестует в надежде рано или поздно услышать от нее слова любви, в которых она так нуждается».

«Отражаясь» в дочери, она замечает черты, которые ей трудно признать в себе.

«Почему мама так сурова со мной?» – этот вопрос задают себе многие дочери. «Причина кроется в самой природе материнской любви, – рассказывает Анна Скавитина. – Дочь в символическом смысле становится для матери зеркалом, в котором та видит собственное отражение. В том числе и черты, которые не признает в себе самой. Отсюда и двойственность ее чувств, и оттенок агрессивности».

«Если бы я не была против абортов»

«Лет в 14 наши отношения с матерью стали настолько напряженными, что у меня начались приступы астмы, – вспоминает 27-летняя Наталья. – Какой-то врач посоветовал ей отвести меня к психологу. Мама ответила, что они с отцом и так тратят на меня уйму денег и не собираются разоряться на лечении, от которого все равно не будет пользы, потому что у меня очень упрямый характер». Даже если (как в этом случае) ребенок не подвергается прямому насилию, ценность его жизни оказывается под сомнением. «Если бы я принципиально не была против абортов, ты бы вряд ли появилась на свет», – эта фраза, которую мать произнесла спокойным тоном, подействовала на 15-летнюю Еву как удар в сердце. А 32-летняя Татьяна до сих пор помнит, как она попала в больницу после не очень серьезной автоаварии: «Мама пришла навестить меня и, видимо, чтобы поддержать, пошутила: «Еще бы чуть-чуть, и все твои проблемы были бы решены».

«Не слишком нежные, ироничные, любящие подтрунивать над детьми – такими матерями движет агрессивность, которую они полностью не осознают, – подчеркивает французский психотерапевт Жерар Дюперон (Gerard Duperon). – Нередко в их отношениях с дочерьми вновь проигрывается история давнего конфликта с их собственными матерями. И такие женщины уверены, что имеют полное право вести себя именно так».

«Агрессия по отношению к собственному ребенку – чувство, в котором женщине трудно признаться даже самой себе, – добавляет семейный психолог Виктор Каган. – Но оно находит сотни обходных путей, чтобы выразить себя. Даже если мать осознает, что жестковата с дочерью, она ищет для этого обоснования. Например, говоря: «В жизни надо уметь защищаться – вот пусть и учится, иначе потом пропадет».

...А рождение ребенка женского пола напоминает ей о том, что она не всесильна.

Кроме того, на бессознательном уровне рождение дочери воспринимается некоторыми женщинами как фрустрация, тщетное ожидание. «Рождение ребенка мужского пола символически наделяет мать фаллосом, придает ей ощущение силы, тогда как девочка напоминает ей, что она не всесильна», – объясняет юнгианский аналитик Юлия Казакевич. «Узнавая в дочери черты, которые она не приемлет в себе самой, мать невольно желает отстраниться от нее, – добавляет Анна Скавитина. – В то время как, глядя на сына, она с радостью обнаруживает в нем сходство с собой».

«Место осталось только для двоих: для меня и твоего брата»

alt

«Когда мы были маленькими, школьные успехи моего брата приводили ее в восторг, – вспоминает 38-летняя Надежда. – Мои хорошие оценки были просто нормой. Если он приносил двойку, это была случайность, а если я – значит, скатилась в двоечники. Сейчас мать живет одна, поэтому я ей помогаю, покупаю продукты, звоню каждый день. Брат живет совсем рядом, но он редко ее навещает. И все равно по-прежнему остается для нее героем и любимчиком». Мама 47-летней Лоры проявила недюжинную бестактность, когда с сокрушенным видом объявила дочери: «Знаешь, мы тут навели справки: к сожалению, на нашем участке на кладбище осталось только два места – одно для меня, другое для твоего брата. Мы подумали, для тебя это не так важно».

«Мать может воспринимать дочь и как свое нарциссическое продолжение, и как конкурента, – отмечает Юлия Казакевич. – Некоторым матерям кажется, будто дочь уже самим фактом своего существования крадет частицу их существа, их женственности и тем самым представляет для них угрозу». Впору вспомнить: «Свет мой, зеркальце, скажи, кто на свете всех милее».

«Ты похожа на мешок с картошкой»

Внешность дочери нередко становится первым плацдармом атаки. «Ну ничего-то тебе не идет, – причитала мама 11-летней Жанны, когда та примеряла новое платье. – Прямо мешок с картошкой!» И затем «утешала» ее: «Ты мой маленький гадкий утенок!» «Мать без конца твердила, что я неуклюжая, – вспоминает 26-летняя Ксения. – Во втором классе она повела меня на хореографию. И все занятие грозила из-за двери кулаком: «Не ходи враскоряку! Не стой как квашня! Что ты топаешь, как бегемот в юбке!» Спустя какое-то время она добавляла: «Жаль, что ты так похожа на своего папашу и так мало на меня».

Половое созревание – возраст, когда девочка начинает утверждать свою женственность, – напряженное время в отношениях матери и дочери. «Когда у меня в первый раз появились месячные, она сказала мне непринужденно: «Не волнуйся, это всего лишь дурная кровь. Она течет каждый месяц», – вспоминает 20-летняя Эрика.

«Высказывания матери по поводу меняющегося тела дочери во многом влияют на ее дальнейшую женскую судьбу, – объясняет психотерапевт Юрий Фролов. – Важно, чтобы в этом отношении мать общалась с ней на равных и помогла дочери осознать, что она вступает в важный жизненный этап, – это поможет девочке принять себя в своей новой ипостаси». Однако то, что мать говорит дочери в подобной ситуации, зависит от ее личного отношения к сексуальности. И нередко мать старается закрепить за дочерью статус маленькой девочки, очень далекий от понятия «сексуальный объект».

А некоторые матери получают истинное удовольствие, вторгаясь в жизнь своих дочерей. «Однажды, когда мне было 15, мама нашла мой дневник и зачитала вслух перед всей семьей некоторые отрывки, – вспоминает 36-летняя Яна. – «Ах, моя девочка влюбилась!» – умиляясь, говорила она. Все страшно веселились. Я еле сдерживала слезы, злилась, меня душил стыд. Три года спустя она позвонила моему другу, чтобы сообщить ему, что я в него влюблена и что он должен проявить ко мне внимание, потому что я хрупкая и наивная девочка. Она и сейчас оправдывает вмешательство в мою личную жизнь тем, что «действует исключительно в моих интересах».

Жестокие значит незрелые?

Большинство агрессивных, любящих подтрунивать над собственными детьми матерей обладают очень многими чертами, присущими так называемому незрелому родителю.

Психологический портрет такого человека – незрелого родителя – прекрасно описала французский психоаналитик Жизель Аррус-Ревиди (Gisele Harrus-Revidi)*. Незрелые родители, как правило, не чувствуют ни вины, ни ответственности, оставаясь вечными эгоцентричными детьми. Психическая зрелость предполагает умение контролировать собственные порывы. Но такие матери на это не способны. Их часто переполняют зависть и ревность. Все окружающие люди им чем-то обязаны, и все, что есть у других, а особенно у их дочерей, ущемляет их. Кажется, они прекрасно адаптированы к социальным требованиям, а иногда даже преданы своим детям: они хорошо их кормят, заботятся о них, отводят в школу и т.д. Но по-настоящему их заботит только собственная персона. Мысль о старости для них невыносима, и, что любопытно, они часто выглядят моложе своих лет!

Л. З.

* G. Harrus-Revidi «Parents immatures et enfants adultes». Payot, 2001.

«Ты ждешь девочку? Мне ее уже жалко»

Отношения могут наладиться, когда дочь сама становится матерью, но так бывает не всегда. Некоторым женщинам очень важно навсегда остаться единственной «настоящей» матерью. Это тоже порождает сомнительные шутки. «Когда я сообщила маме, что жду девочку, – рассказывает 27-летняя Елена, – она ответила с широкой улыбкой: «Мне уже ее жалко. Ничего, когда буду с ней сидеть, все расскажу про то, какая ты на самом деле».

«Дочка, ты плохая мать», – эта мысль занимает первое место среди критических замечаний новоиспеченных бабушек. «Считать дочь плохой матерью – это способ снять вину с себя, обвиняя другую, – говорит Юлия Казакевич. – Такая женщина будто оправдывается: «Это не я была плохой матерью, плохая мать – это ты». «Ей кажется, будто выросшая дочь посягает на святая святых, – добавляет Анна Скавитина. – Она словно говорит: ты не можешь отобрать у меня главное – мою материнскую власть, я не допущу тебя». Однажды я поделилась с ней своим беспокойством: не слишком ли я опекаю своего сына-подростка – вспоминает 48-летняя Наталья. «Неужели? – ответила мама с искренним удивлением. – А мне казалось, ты им вообще не занимаешься!»

Так кем же должна предстать перед дочерью ее собственная мать? Святой? Злой ведьмой? Нет, всего лишь женщиной! Чтобы стать взрослым человеком, высвободиться из-под ее влияния, дочь должна научиться сохранять дистанцию и перестать воспринимать ее суждения как закон. Такова цена самостоятельности. Но эта внутренняя работа совершается медленно и сложно. «Мама убеждала меня, что я ничего в своей жизни не достигну, – вспоминает 29-летняя Лариса. – Я доказала, что она была не права: вышла замуж, у меня есть любимая работа. Но вот завести ребенка. Я никогда не видела от нее ласки и теперь боюсь, что не смогу быть хорошей мамой – нежной, чуткой, именно такой, какой мечтаю стать». Такое опасение справедливо: если у женщины была неласковая мать, в свою очередь она, помимо своей воли, может воспроизводить модель поведения, от которой страдала сама. Но, осознав проблему, сценарий можно изменить. Человек может дарить другим то, чего не получил или не испытал сам. Даже если нас не слишком любили в детстве, мы способны и любить, и преуспеть в жизни. Это подтверждает опыт многих людей, и это знает наука. Дарить, доставлять удовольствие другим, любить – это умеет каждый человек, такова наша природа. «Отделяясь от матери внутренне, становясь ей равной и взрослой, женщина получает возможность совершенно новой – уже не основанной на неудовлетворенных детских потребностях – душевной близости с мамой, – уверена психотерапевт Екатерина Михайлова. – И это может стать чудесным подарком для обеих».

Месть дочери

После смерти Марлен Дитрих ее дочь Мария Рива написала книгу «Моя мать Марлен Дитрих», в которой решила пожаловаться всему миру, какой плохой матерью была звезда – эгоисткой, манипулятором, тираном и циником*. Но сама Мария Рива пользуется методами из арсенала женщин, которые любят вмешиваться в личную жизнь своих детей: читает дневники матери, вторгается в сферу ее любовной переписки. Так, дочь звезды рассказывает о первом сексуальном опыте своей матери и о том, что та обожала мужчин-импотентов. Поступая так, она словно пытается нанести удар по женственности своей матери и этим отомстить за себя. Отомстить той, которая была слишком самовлюбленной и всю жизнь винила дочь (с самого ее рождения) за то, что якобы от ее кормления у нее обвисла грудь.

Л. З.

* М. Рива «Моя мать Марлен Дитрих». Лимбус Пресс, 2004.

Материнские мечтания

Так британский педиатр и классик детского психоанализа Дональд Винникотт назвал этот важный феномен.

По словам Дональда Винникотта (Donald Winnicott), именно он во многом определяет особенности психического развития детей. На каждое действие и даже звук маленького ребенка мать откликается своими мечтаниями, фантазиями, представлениями о том, какой он, в чем нуждается. И очень хорошо, когда она улавливает его истинные потребности и склонности, а не фиксируется на своих собственных представлениях, не взваливает на ребенка свою программу развития. Многие современные матери с гордостью говорят: «Я ничего не навязываю своим детям». Но такая отстраненность может привести к обратному эффекту: когда мать ничего не ждет от ребенка, у него не возникают ориентиры и он не знает, куда ему двигаться. В результате дети таких «продвинутых» мам страдают почти так же, как те, кто вырос без родителей.

Анна Каватина

Об этом

  • Каролин Эльячефф, Натали Эйниш «Дочки-матери. Третий лишний?» Институт общегуманитарных исследований, 2006.
  • Екатерина Михайлова «Я у себя одна» Класс, 2003.
читайте такжеОбязаны ли мы любить свою мать?
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Любая мать любит своего ребенка так, как может. Когда "обиженные" взрослы дети это поймут, то у них исчезнут любые претензии к своим родителям.
Psy like0
  • Ludmila   
    306 недель назад

Я полностью с вами согласна. У меня, насколько я понимаю, похожие отношения с моей мамой - сначала она меня все мое детство морально давила, нормально не заботилась, зато не забывала лезть в душу, когда просят и (особенно) когда этого вообще не надо делать! А когда я закончила школу, отправила меня учиться в один из самых отстойных вузов, где таких, как там учатся, у нас в школе (нормальной и продвинутой, с нормальными и большей частью умными детьми) считали откровенным быдлом или отстоем!!! И это при возможности учиться в том же Университете (Шевченка), где были даже знакомые! Пока я училась и жила в другом городе, мама никогда не давала денег даже чуть-чуть достаточно, это была сумма ровно прожить 1 неделю с туго затянутым поясом, но выдавалась на месяц-полтора... Я вспоминаю ЭТИ годы не как веселые студенческие, а как КОШМАР! И вот, когда я встретила, к своему счастью, очень хорошего (и обеспеченного) парня, который был согласен на мне и жениться тоже, моя чудесная мама, не будучи с ним знакомой, по телефону наговорила ему и его маме СТОЛЬКО гадостей!!!!! Я не знаю, как он не настоял на разрыве или просто не отморозился, как это сделали бы большинство парней. И еще было оооочень много самых разных и странных вещей... Поэтому последние 4 года я вообще не разговариваю со своей матерью - ни по телефону, никак. Только иногда присылаю открытки на праздники. И ВСЕ. Как ни странно, жить мне стало легче. Реально. Никто не звонит и не долбит мозги, не говорит, что ты бестолочь и ничего не достойна, что у тебя ничего не получится, что ты в плохом смысле не такая как все... Хотя неприятно только то, что кто-то из родственников или их знакомых случайно увидит меня и начнет бесцеремонно и нагло приставать:"Чего же ты, такая-..., с родной матерью не общаешься? И не стыдно - она тебя выкормила, воспитала, дорогу в жизнь дала..." На эти все претензии у меня только один ответ - если то, что было, это "выкормила, воспитала и дорогу в жизнь дала", то тогда моя жизнь - с самого детства сплошное нелегкое испытание, которое я должна с достоинством пройти. И все.
Psy like1
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Услышать сигналы тела и суметь их расшифроватьУслышать сигналы тела и суметь их расшифроватьБудет ли легкомыслием думать, что наше лицо, фигура, кожа, руки или форма ушей говорят нечто важное о нашем темпераменте, эмоциях или личной истории? Что мы можем узнать с помощью телесной психотерапии о нашем уникальном способе бытия в мире? Что знал Фрейд о языке симптомов и какую пользу работа с телом принесла нашей героине? К каким методам следует относиться с осторожностью и почему принципы психосоматики особенно эффективны при лечении детей? Краткий весенний курс взаимопонимания тела и души. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты