psyhologies.ru
тесты
текст: Галина Черменская 
PSYCHOLOGIES №6

Можно ли дружить со своими детьми?

Вместе проводить время, смеяться, спорить, радоваться, быть уверенными в том, что они к нам благосклонны и доверяют нам не меньше, чем мы им, – какие родители не мечтают об этом? Остается узнать, выполнимо ли это, и более того, желательно ли...
дружить со своими детьми ФОТО Getty Images 

«У вас такие близкие отношения, это просто потрясающе! Твой сын общается с тобой как с подругой!»

Эти восторженные слова коллеги поставили Юлию в тупик. «Я рассказывала ей, что сын прислал мне «для вдохновения» интересную лекцию.

Мне было приятно, что она так отреагировала, я почувствовала гордость. А вот слово «подруга» вызвало во мне протест. Я мама, а не подружка! Но ведь при этом мы правда дружны…»

Дистанция сближает?

«Я хочу, чтобы мы были друзьями», – сплошь и рядом говорят родители, особенно, пожалуй, мамы. Дружба с выросшим ребенком для многих – предмет гордости, один из показателей успешного родительства. Подтекст здесь примерно такой: я не просто вырастила ребенка, не просто дала ему образование, но и сумела выстроить с ним теплые, доверительные отношения. Он уже самостоятельный человек, и все же мы по-прежнему нужны друг другу, нас связывают не только вопросы практической жизни, но и взаимная потребность общаться.

Сама по себе идея дружбы со взрослыми детьми не нова, но, пожалуй, никогда эта тема не была так популярна, как в последние лет двадцать-тридцать. Одна из причин, по мнению семейного психотерапевта Марины Бебчук, заключается в том, что, повзрослев, молодые люди теперь предпочитают жить отдельно от родителей. А это принципиально иная ситуация по сравнению с прежними временами, когда разные поколения жили под одной крышей. «Вынужденное совместное существование порождало много агрессии, претензий, конфликтов, – говорит Марина Бебчук. – А когда дистанция в буквальном смысле увеличилась, оказалось, что мы умеем не только ссориться, мы хотим общаться, ходить друг к другу в гости, ездить вместе отдыхать». Она отмечает и другие точки сближения: семейный бизнес или другие общие проекты, помощь друг другу в трудоустройстве. Кроме того, взрослые дети теперь неизбежно думают о том, где и как лечить своих старших. Это, конечно, лишь предпосылки сближения.

Подводные камни

А еще существуют соцсети. Не они ли сегодня еще больше сближают родителей и детей? 43-летняя Роза радуется виртуальной дружбе со своей 18-летней дочерью. «Мы обмениваемся картинками, короткими сообщениями и как-то по-новому раскрываемся друг другу, – размышляет она. – Мне кажется, мы стали ближе с тех пор, как я тоже завела аккаунт». Быть френдом своего ребенка в Facebook или «ВКонтакте» – для многих что-то вроде справки, подтверждающей: «N. хороший родитель, ведь он дружит со своим ребенком, это видят все». Тем обидней, если дети в этой дружбе отказывают. 19-летняя Аглая признается, что закрыла матери доступ к своей странице. «Я считаю, это странно – зафрендиться с мамой. Ее мой отказ обидел: якобы все ее подруги дружат с детьми в соцсетях. Но я не уступила. Моя страница – это моя личная территория».

Парадокс в том, что, искренне стремясь стать друзьями своим детям, мы можем перегнуть палку

Страсти вокруг соцсетей проявляют давно известное противоречие: ставка родителей на дружеские отношения с ребенком может быть воспринята как вторжение в личное пространство. «Подростку важно, чтобы родители не все знали про его жизнь, про его чувства и мысли, – рассказывает психо­аналитик Александр Усков. – И постепенно это собственное должно расширяться. Нарушая автономию, чрезмерно привязывая к себе ребенка, родители мешают ему стать самостоятельным, сформировать отношения со сверстниками». За формулой «я хочу дружить со своим взрослым ребенком» могут скрываться разные мотивы, объясняет Марина Бебчук. «Это и желание сохранить родительский контроль, и потребность чувствовать себя нужным, и страх одиночества, и даже конкуренция за внуков с другими бабушкой и дедушкой».

Парадокс в том, что, искренне стремясь стать друзьями своим детям, мы можем перегнуть палку. Безоблачные, «идеальные» отношения, в которых невозможен никакой конфликт, обычно вызывают восхищение и даже зависть окружающих. Но на самом деле это тормоз для развития ребенка. Ведь в его чувствах к родителям смешаны любовь и ненависть. И ему надо дать возможность проявлять свою злость, конфликтовать со старшими – без риска разрушить отношения с ними. «Так он учится отстаивать свое «Я» и решает важную задачу отделения от родителей, – объясняет Александр Усков. – А когда родитель исключительно мягкий, все понимает и позволяет – как на такого злиться? Ребенок здесь попадает в ловушку, он подавляет и вытесняет свою злость, а в итоге не проходит важного этапа развития».

Зачем становиться «френдами» в соцсетях

Если родители и дети зарегистрированы в одной и той же сети, то чаще всего там состоят в «друзьях». Не дружат с родителями ни в каких соцсетях лишь 12% активных пользователей «ВКонтакте» и 8% тех, кто предпочитает Facebook. В «Одноклассниках» таких всего 2%. Родители активно посещают страницы детей, но лишь немногие могут объяснить зачем: 6% – чтобы контролировать ребенка; 3% – чтобы узнать о его новостях; 2% – чтобы посмотреть фотографии; 1% – чтобы пообщаться с дочерью или сыном. Дети «заглядывают» к родителям, чтобы посмотреть фото и видео (6%), узнать новости из их жизни (6%), пообщаться (3%)1.

дружить со своими детьми ФОТО Getty Images 

За и против

Тогда возможна ли вообще дружба родителей и выросшего ребенка? Мнения наших экспертов расходятся. «Я не верю в такую дружбу, – говорит Марина Бебчук. – Я верю в добрые, теплые, искренние, глубокие, насыщенные отношения между родителями и детьми». Почему нужно говорить «я дружу со своим сыном», а не сказать «у меня чудесные отношения с сыном»? Если мы назовем эти отношения дружбой, то их суть потеряется, считает семейный психотерапевт, ведь дружба предполагает равенство, которого не может быть между родителями и детьми: «В этой подмене мне видится бегство от реальности. Например, из-за того, что иерархические отношения не складываются. Допустим, у матери или отца были сложности с собственными родителями, и было принято решение: я не буду как они, я стану другом своему ребенку. Но это же самообман!»

Александр Усков не столь категоричен, хотя тоже подчеркивает, что отношения детей и родителей изначально асимметричны. «Конечно, у родителей и выросших детей могут быть общие взгляды, душевная близость, взаимный интерес. В хороших отношениях есть элемент дружбы. Но это совсем другая дружба, нежели со сверстниками».

Близость с родителями может тормозить развитие ребенка. Ведь в его отношении к нам смешаны любовь и ненависть

Скорей всего, именно об этой «другой дружбе» и мечтают многие из нас: чтобы нам с нашими взрослыми детьми было хорошо вместе, чтобы мы могли быть искренними друг с другом. До определенных пределов, разумеется. «Ясно, что есть темы, которые не стоит обсуждать детям и родителям, – напоминает Марина Бебчук. – Например, свои сексуальные предпочтения или своего партнера. Это нарушение границ, в том числе пространства интимности. А с друзьями об этом говорить допустимо».

Как же возникает эта особая дружба, что ее питает? «Дружеские отношения не падают с неба, их не создашь волевым решением, – уверена психоаналитик Катрин Ванье (Catherine Vanier). – Они складываются – или не складываются – в течение всей истории отношений между родителем и ребенком. Их слагаемые – это взаимное уважение, доброжелательность и такт, а также принятие отличий, инаковости другого человека. Родитель должен отказаться от идеального ребенка, а ребенок – от идеального родителя. На этой основе может сложиться дружба»2.

Уникальные отношения

27-летний Матвей признается, что в дружеских отношениях с отцом, хотя в 17 лет поссорился с ним из-за того, что тот ушел из семьи. «Со временем я перестал злиться. Мне нравится проводить с ним время, играть нашу любимую музыку, помогать ему перестраивать дом. Я делаю это не из чувства долга, а для удовольствия. В каком-то смысле я могу сказать, что мой отец – мой друг. С братом он не так близок, у них меньше общего».

«Такие отношения всегда уникальны, – замечает Александр Усков. – Это не значит, что нельзя иметь дружеские отношения со всеми детьми. Но с каждым они будут своими, особыми». И кроме того, дружеская близость с ребенком не должна исключать другого родителя.

Юлия в конце концов рискнула спросить сына: «Как бы ты сказал: у нас «классические» отношения матери и сына, дружеские отношения или мы просто друзья?» И получила уверенный ответ: «Что-то между классическими и дружескими. Но мы точно не друзья». Что ж, иногда детям виднее.

1 Данные исследования Фонда «Общественное мнение» 2016 года, подробнее см. на сайте fom.ru.
2 Подробнее см. в книге «Что мы сделали Фрейду, что у нас такие дети?» («Qu’est-ce qu’on a fait à Freud pour avoir des enfants pareils?», Flammarion, 2012).
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье