psyhologies.ru
тесты
текст: Мария Божович 

Мюзикл «Аладдин» для зрителей с аутизмом

Такое в театре происходит в первый раз. Мюзикл «Аладдин» компании Disney, который уже три года идет в Театре музыкальной комедии Санкт-Петербурга, во Всемирный день информирования об аутизме 2 апреля адаптировали специально для зрителей с аутизмом. Большинство из них пришли в театр впервые. Поэтому к этой встрече готовились и зрители, и организаторы. И все остались довольны.
Мюзикл Аладдин: специальная постановка для зрителей с аутизмом ФОТО Владислав Кобец 

«У меня зловещий смех, я буду смеяться потише». «Не надо, вы испортите рисунок роли. Мы просто уберем эхо. И вообще решения тут принимаю я!» Помощник режиссера немного озабочен, и его можно понять. Адаптация спектакля для детей с аутизмом, многие из которых никогда еще не были в театре, здесь происходит впервые. Расстройство аутистического спектра (РАС), при котором люди оказываются не способны к социальному взаимодействию, неизбежно обрекает их на жизнь в четырех стенах. Кроме того, люди с аутизмом часто страдают той или иной формой сенсорной зависимости – кто-то не переносит яркого света, кто-то полной темноты, кому-то трудно воспринимать резкие звуки или движения – а значит, представление предстоит несколько изменить с учетом потребностей публики.

Опыт уже есть. Ровно год назад компания Disney и фонд «Выход» впервые адаптировали для детей с РАС мюзикл «Красавица и чудовище», а позже, в течение года, – в разных кинотеатрах страны прошли адаптированные показы фильмов «Золушка» и «Головоломка». Фонд «Выход» разработал специальную программу «Аутизм. Дружелюбная среда», которая помогает приспосабливать общественные места для людей с РАС.

Первый этап подготовки – так называемая «социальная история». Это пошаговое описание того, что человека ждет на мероприятии и как себя на нем вести. Обычные (нейротипичные) люди, даже если они впервые попали в театр, понимают, что во время спектакля нужно смотреть на сцену и соблюдать тишину. Для аутичного зрителя это совсем не очевидно, ему нужна подготовка.

Важное условие комфорта – подсказки в виде картинок. Многие из присутствующих ориентируются только по ним. Буфет, туалет, мытье рук, гардероб – для всего есть принятые схематичные изображения, которые называются «визуальным расписанием».

Следующий этап – приспособить представление для людей с гиперчувствительностью: понизить громкость звука, не гасить полностью свет и не закрывать двери, чтобы можно было выходить из зала, а потом возвращаться. Мало кто из зрителей способен высидеть весь спектакль. Для некоторых даже 15 минут – достижение.

Мюзикл для зрителей с аутизмом
Мюзикл для зрителей с аутизмом
Мюзикл для зрителей с аутизмом
Мюзикл для зрителей с аутизмом
Мюзикл для зрителей с аутизмом
Мюзикл для зрителей с аутизмом
Мюзикл для зрителей с аутизмом
Мюзикл для зрителей с аутизмом
Мюзикл для зрителей с аутизмом
Мюзикл для зрителей с аутизмом
Мюзикл для зрителей с аутизмом
Мюзикл для зрителей с аутизмом
Мюзикл для зрителей с аутизмом
1 / 1
пройдите тесты

Насколько вы близки к аутизму?

Наконец, рядом со зрительным залом должна быть оборудована зона сенсорной разгрузки с мягкими креслами-мешками, на которых удобно валяться, сухим бассейном и палаткой, где можно уединиться и отдохнуть до, после и во время спектакля.

В санкт-петербургском Театре музыкальной комедии такая зона оборудована в Ореховом зале с его темно-зелеными стенами, резным потолком, массивным деревянным камином и зеркалом в пышной позолоченной раме. Благодаря разноцветным мячам и мягким матам благородный интерьер смотрится весело и несколько странно – как и Золотое фойе, украшенное перевитыми гирляндами шаров ярко-синего цвета.

Однако главное в адаптации – не красивое помещение, а сам спектакль. Свет и звук уже отрегулировали, но во время прогона актеры все равно волнуются. Им только что подробно объяснили, что такое аутизм, в чем он проявляется, как на него правильно реагировать. Они восприняли услышанное близко к сердцу и теперь не решаются на сцене кричать или делать резкие движения. Вот стражник бросает Аладдина в темницу и приковывает цепями.

«А ты разве не должен еще меня ударить?» – уточняет исполнитель роли Аладдина. «Это лишнее, – отвечает стражник, – дети испугаются». Помреж в диалог не вмешивается – видимо, он тоже решил, что лучше никого не бить, тем более что главный трюк впереди: Аладдин похищает свою принцессу, они на секунду исчезают со сцены, а потом вдруг срываются с верхнего яруса и летят над головами у публики, то опускаясь совсем низко, то взмывая под потолок на эффектно подсвеченной платформе, изображающей ковер-самолет. После консультаций с представителем фонда эпизод с ковром решают оставить без изменений, жалко отказываться от такого зрелища.

Ближе к 16.00 собираются зрители. Это и дети, и взрослые – подопечные центра творчества, обучения и социальной абилитации для людей с аутизмом «Антон тут рядом». Поведение многих посетителей может показаться странным: кто-то из маленьких кружится на месте, взмахивает руками и кричит. Один мальчик ложится на пол и ни за что не хочет вставать, как мама и бабушка ни уговаривают. Высокий парень в круглых очках подходит ко всем подряд с вопросом: «Сегодня праздник, да? Сегодня большой праздник?» Повсюду стоят волонтеры в синих майках с надписью Disney, они специально проинструктированы так, чтобы прийти на помощь во всех сложных, незапланированных ситуациях. Их, впрочем, не наблюдается. На спектакль все реагируют хорошо, не мешает даже множество людей с фото- и видеокамерами, которые стоят в проходах. Во время сцены с ковром-самолетом дети кричат «ура!» и машут из зала актерам, летающим у них над головами.

А со служебного входа тем временем начинают заносить синие бумажные пакеты с игрушками, раскрасками и безглютеновыми сладостями. Подарков множество («для всех и с запасом», как сказали организаторы из компании Disney), некоторые дети берут по два. И все-таки многие из них плачут и не хотят уходить.

читайте также

Стивен Эдельсон: «Поймите, аутизм поддается лечению!»

После спектакля сотрудники центра «Антон тут рядом» собрали отзывы зрителей.

  • Ирина Хорохорина: «Я сама в прошлом театральный критик, и всегда было много возможностей сходить с дочкой в театр, но никак не решалась, было страшновато. Так что это был первый шаг для нас и Ани. Были созданы отличные, даже можно сказать, идеальные условия для детей. Дочке очень все понравилось. Никаких проблем в театре не возникало. Проблемы начались «за бортом» – очень не хотела уходить, до крика».
  • Анастасия Абдулазизова: «Темные залы в кинотеатре для ребенка всегда были проблемой, и очень здорово, что тут все было адаптировано. Хорошо, что звук был приглушен. И угощения, от которых у детей сразу же разбежались глаза! Это был первый театр для Платона, все посмотрел полностью, от начала до конца, не вставал».
  • Наргиз Заманова: «Я под большим впечатлением, хотелось бы почаще попадать на такие мероприятия. Особенно сыну интересно было, когда на сцене были знакомые ему объекты, такие как попугай или мотоцикл, – он сразу концентрировал внимание. Это был праздник не только для детей, но и для родителей, я сама отдохнула, раньше никуда не решалась с ним ходить. Однажды попробовали в цирк, но сын там шумел, и зрители, конечно же, косо на нас смотрели. Зато на «Аладдине» я чувствовала себя спокойно, не ограничивала сына, не одергивала его, как всегда, – и он тоже чувствовал себя свободно и спокойно».
  • Анна Ермолаева: «Мой шестилетний сын не хотел выходить из зала, хотя и мало что понимал в спектакле. Зато никто не заставлял его сидеть ровно на стуле, и он мог, когда хотел, подойти к сцене и вблизи увидеть, как там поют и танцуют. Ему никто не мешал получать удовольствие так, как ему хотелось».
  • Юлия Немерад: «Моему сыну 17, и мы уже очень давно не были в театре, сложно выбрать спектакль и комфортные условия, а здесь ему все понравилось. Он был счастлив».

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье