psyhologies.ru
тесты
текст: Клод Леви Стросс 

Почему мы хотим, чтобы дети верили в Деда Мороза?

Дед Мороз – непременный герой зимних праздников, но мы очень редко задумываемся о том, почему он нам так дорог. Крупнейший антрополог ХХ века Клод Леви-Стросс раскрыл поразительный скрытый смысл новогодних ритуалов. На русском языке отрывки из его эссе публикуются впервые.
alt

Об авторе

Клод Леви-Стросс (Claude Levi-Strauss), французский этнограф и антрополог, классик структурализма – направления, повлиявшего на все гуманитарные науки в XX веке. Родился в Брюсселе в 1908 году, умер в Париже в октябре 2009 года в возрасте ста лет. Его революционные исследования племен американских индейцев положили начало теории первобытного мышления, которая в корне изменила западное понимание культуры. Он был убежден, что в основе разных цивилизаций лежат единые механизмы миропонимания – универсальные структуры, объединяющие человечество.

alt

«Дед Мороз – это не мифическое существо, потому что нет мифа, сообщающего о его происхождении и функциях. Это и не легендарный персонаж, потому что с ним не связано никакого полуисторического повествования. На самом деле это сверхъестественное и неизменное существо, навсегда застывшее в своей форме и определяемое уникальной функцией и периодическим возвращением, относится скорее к семейству божеств. Кстати, в определенные периоды года дети совершают по отношению к нему культовые действия в форме писем и молитв: он вознаграждает добрых и оставляет без подарка злых. Единственное различие между Дедом Морозом и настоящим божеством состоит в том, что взрослые в него не верят, хотя и поощряют верить в него своих детей и поддерживают эту веру множеством мистификаций.

Дед Мороз выражает прежде всего разницу в статусе между детьми, с одной стороны, и подростками и взрослыми – с другой. Действительно, мало найдется человеческих групп, в которых в той или иной форме дети (иногда также и женщины) не были бы исключены из общества мужчин незнанием определенных таинств или верой – тщательно поддерживаемой – в какую-нибудь иллюзию, которую взрослые оставляют за собой право разоблачить в нужный момент, знаменуя тем самым присоединение молодых поколений к своей общности. Мифы и ритуалы посвящения несут в человеческих обществах совершенно определенную практическую функцию: они помогают старшим держать младших в подчинении и поддерживать среди них порядок. В течение всего года мы ссылаемся на приход Деда Мороза, чтобы напомнить детям, что его щедрость будет соразмеряться с их хорошим поведением. А периодический характер раздачи подарков позволяет подчинить детские запросы определенной дисциплине, свести к короткому периоду то время, когда они действительно имеют право требовать подарков...

От Античности до Средневековья «декабрьские праздники» демонстрируют одни и те же черты. Прежде всего, украшение зданий зелеными растениями; затем обмен подарками или раздача подарков детям; веселье и пиры; и, наконец, братание между богатыми и бедными, хозяевами и слугами. Причем в Средние века дети не пребывали в терпеливом ожидании, пока игрушки спустятся к ним по каминной трубе. Обычно они, перерядившись и собравшись гурьбой, ходили от дома к дому, распевая и поздравляя с праздником, а взамен получали фрукты и пироги. Знаменательный факт: чтобы подкрепить свое право собирать дань, они напоминали о смерти. Ход осени в ритуальном плане сопровождается диалектическим действом, основными этапами которого являются: возвращение мертвых, их угрожающее и надоедливое поведение, установление некоего modus vivendi с живыми на основе обмена услугами и подарками и, наконец, триумф жизни, когда мертвые, ублаготворенные подарками, покидают живых, оставляя их в покое до следующей осени. Англосаксонские страны охотно раздваивают эти отношения на две крайних, противостоящих друг другу формы – Хэллоуин, когда дети изображают мертвых, чтобы вымогать мзду у взрослых, и Рождество, когда взрослые ублажают детей, чтобы активизировать свой статус живых.

читайте такжеИскусство делать подарки: как избежать ошибок?

Но кто может олицетворять мертвых в обществе живых, если не все те, кто тем или иным образом не полностью инкорпорирован в группу, кто причастен этой инакости, которая есть признак высшего дуализма – дуализма мертвых и живых? Так что не следует удивляться, что главными получателями благ становятся чужестранцы, рабы и дети. Низкий политический или социальный статус, возрастное неравенство дают эквивалентные в этом отношении критерии. И неудивительно, что Рождество и Новый год (его двойник) оказываются праздниками, когда дарятся подарки, ведь праздник мертвых есть, по сути дела, праздник других, поскольку быть другим – это первое приблизительное представление, которое мы можем себе составить о смерти. Среди наших современников продолжает бытовать и другое отношение к смерти, складывающееся, может быть, не из традиционного страха перед духами и призраками, но из страха перед всем тем, что смерть представляет собой как таковая и в жизни: обеднения, скудости, лишений. Спросим себя: почему мы так носимся с Дедом Морозом, почему прибегаем к таким предосторожностям и идем на жертвы, лишь бы не пострадал его престиж среди детей?

Не правда ли, внутри нас живет желание верить, хоть чуточку, в доброту без задней мысли, в бесконтрольную щедрость, в краткий период, когда отходят на время в сторону все страхи, зависть и горечь? Конечно, мы не можем разделять эту иллюзию в полной мере. Но усилия наши оправданны: когда она поддерживается у других, нам это дает, по крайней мере, возможность погреться у огня, зажженного в этих юных душах. Вера, которую мы поддерживаем у детей, в то, что игрушки попадают к ним из иного мира, создает алиби для того тайного движения души, которое в действительности побуждает нас дарить их потустороннему миру под предлогом дарения детям. Подарки остаются настоящей жертвой, которую мы приносим сладости жизни, а в ней главное – не умирать. От языческих молитв умершим мы пришли к молитве пополам с заклинаниями, обращенной к маленьким детям – посланцам мира мертвых во многих традиционных культурах, – чтобы они, веря в Деда Мороза, согласились помочь нам верить в жизнь.

* Эссе «Le Pere Noel supplicie» впервые напечатано в журнале Les Temps Modernes (№ 77, 1952). Леви-Стросс рассуждает в нем о Пэр-Ноэле – французском Деде Морозе. Перевод Ирины Шубиной.

пройдите тесты

О каком празднике вы мечтаете?

Источник фотографий: CORBIS / FOTO S.A.
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Антистресс: как жить спокойнееАнтистресс: как жить спокойнееМы часто ищем способ снизить напряжение и избавиться от стресса. Но забываем, что стресс дает нам шанс лучше осознать свои эмоции, перестать их бояться и обрести внутренне умиротворение. Что такое стресс с точки зрения нейропсихологии и что мы можем ему противопоставить? Как избежать истощения и согласовать требования общества с личными интересами? Досье поможет распознать тревожные сигналы, определить причины стресса и найти жизненный баланс. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты